Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №16/2008
Вторая тетрадь
Школьное дело

ТАЙНИКИ ПРОФЕССИИ


Первый раз войти в класс

Учительские воспоминания с комментариями

Перебираешь книги в отделе педагогической литературы, и глаза разбегаются: одно название заманчивее другого. Здесь и межкультурная коммуникация, и особенности внутриклассных неформальных группировок, и психологические аспекты в работе учителя. Открываешь, перелистываешь одну страницу за другой и… ставишь книжку на прежнее место. Все они предназначены для студентов и составлены так, что сдавать по ним экзамен можно, а вот работать с детьми вряд ли. Конечно, «прививать уважение к обычаям иной культуры» или «заранее изучить психологические характеристики каждого ребенка» – советы прекрасные, хорошо бы только знать, как это делается. Особенно остро этот вопрос встает перед вчерашними выпускниками педагогических вузов, которым предстоит впервые войти в класс со словами: «Здравствуйте, я ваш новый учитель».
Во время педпрактики тоже, конечно, было страшновато, но класс был «чужой», на последней парте сидел опытный учитель... А теперь вся ответственность только на тебе. И вдруг оказывается, что ни пятерки в дипломе, ни заново перелистанные учебники не освобождают от страха и неуверенности. В интернете же по запросу «советы молодым учителям» можно найти лишь те же самые формальные рекомендации или вообще правила для отчетности о проделанной работе (что тоже, конечно, немаловажно: иногда отработать в классе проще, чем отчитаться). Значит, вся надежда в этом случае на более опытных коллег. Ничто не помогает успокоиться и обрести уверенность в себе лучше, чем ностальгические рассказы о том, «как я десять (восемнадцать, тридцать пять) лет назад впервые…». О том, как дрожали руки, темнело в глазах, как дети шумели, а родители посматривали скептически.
Так бывает со всеми. Никому еще не удавалось впервые войти в класс уверенно, спокойно и с ходу провести безупречный урок. Нужно лишь понимать, что волнение твое естественно, и прислушаться к советам тех, кто уже осмыслил свой первый учительский опыт.

Здравствуйте, я – ваша…!

Когда я шла на свой первый урок, была уверена, что все сразу получится: дети дружно встанут при моем появлении, поприветствуют меня, я поздороваюсь с классом и начну урок. Но не тут-то было! Первый урок был в десятом классе (24 года назад это был самый старший класс в школе). Я зашла, жду, когда они меня заметят, но… никто из ребят на меня даже не отреагировал. То ли просто не заметили, то ли сознательно проигнорировали – кто поймет?
И тут я вспомнила, что мне говорила мама, опытный учитель с 30-летним стажем: «Если войдешь в класс, а тебя не заметят, не начинай урок, просто выйди, спокойно закрой за собой дверь и зайди снова. Я так часто делала, ребята сразу понимали, что они что-то сделали не так, и замолкали». Решив следовать этой инструкции, я постояла немного, наблюдая за перемещениями учеников по классу, вышла, закрыла дверь, а через несколько секунд снова зашла. Но на меня снова никто не обратил никакого внимания. Так было и на третий раз.
Ничего не оставалось, кроме как перейти в наступление и громким голосом возвестить о своем приходе. Потребовав прекратить разговоры и хождение по классу, я наконец-то начала свой первый в жизни урок.

Ольга НИКИТИНА
Нижний Новгород

Ожидания, с которыми мы идем в класс, так часто не оправдываются, что со временем к этому привыкаешь и начинаешь расценивать каждое занятие как ребус, который тебе предстоит разгадать. То, что у одного педагога получается с блеском, у другого может выйти неудачно – такова школьная реальность, ведь ребусов ровно столько, сколько детей на белом свете.
Инструкции хороши, когда имеешь дело с техникой, с ребятами такой «фокус» не проходит.
Для того чтобы описанный прием был удачным, нужно уже быть замеченным детьми и стать понятным им человеком, а на это уходит порой не один год. Что еще можно сделать в данной ситуации? Можно попробовать подойти к одному из ребят и попросить помочь, объяснив, что это – твой первый урок и ты сильно волнуешься, не знаешь, как обратить на себя внимание ребят. Можно просто немного подождать, и через несколько минут скорее всего все придет в норму. Можно…
Да много чего можно сделать, но главное – не терять чувства юмора и быть искренним, тогда детские ребусы станут казаться все проще и проще. Ведь помогать их разгадывать будут сами авторы – дети.

«Бешеный»

Закончив университет, я попал в армию, а отслужив – в школу. Правду сказать, я не для того увлеченно изучал химию, чтобы преподавать ее в школе. Но так вышло.
Мой первый урок был в седьмом классе, самое начало предмета. Надо, думал я, рассказать ребятам о химии как о науке чудес, продемонстрировать яркие опыты, а главное – озадачить их как следует. Помню, я долго с увлечением придумывал лекцию, ведь самая трудная задача – выбрать из многого, что я знаю, самое эффектное, поражающее наповал. Никогда потом я так тщательно не готовился к уроку, в том числе к демонстрации. И что же?
Вошел в класс, а там какое-то хаотическое движение, крики, разборки – я не сразу понял, что они места делят, хотят сесть свободно. Подождал. Еще подождал. Прикрикнул. Хлопнул рукой по столу. «Все! Замерли на месте!» – скомандовал громко. Кое-кто обратил на меня внимание, но не более того. И тут меня охватила жгучая ярость. Я схватил приготовленную для опыта большую колбу и со всей силы швырнул ее на пол. Наступила тишина. Дети сели за парты. «Бешеный», – прозвучало отчетливо. А я заговорил тихим голосом: открыть учебник и тетрадь, прочитать введение и записать пять понравившихся мыслей. Все. Я взял в руки веник и совок.
…Сейчас, двадцать лет спустя, я руковожу школой. Думаю, не поздоровилось бы тому учителю, который позволил бы себе подобную выходку, узнай я о ней. Отнес бы к грубому нарушению профессиональной этики. Но вот что странно: тогда я все-таки достиг своей цели, «ошеломил», наповал поразил. К сожалению, не химией, а собой, вызывающей грубостью, неэтичностью. Может быть, не надо было ставить такую цель – поразить. А если поражать, то как-то по-другому. Но что было, то было. Было – стыдно.

Виктор СОКОЛОВ
Москва

Самая большая ошибка начинающего учителя состоит обычно в том, что он увлеченно планирует свой «бенефис» на первом уроке, заранее отводя ребятам роль прилежных, восторженных слушателей. На самом же деле любой урок строится на сложном и постоянном взаимодействии с классом. Поэтому иллюзии неопытного педагога разбиваются о незапланированную реакцию детей. В данном случае остатки учительской самоуверенности вместе с осколками колбы были сметены в совок и отправлены в мусорное ведро.

Ах так? Тогда диктант!

Все знают: молодой словесник – это когда впереди литература, а не русский. Вот лет через пять будет наоборот, а пока…
Готовлюсь к самому первому в жизни уроку. Им пятнадцать лет, по программе древнерусская литература; нет, с нее начинать я не буду. Я возьму шедевр, небольшое произведение, красиво его прочту, и мы поговорим об искусстве слова. То-то будет здорово! Долго не раздумывала: Бунин, «Легкое дыхание».
Репетиции перед зеркалом очень помогли, я читала искусно, почти наизусть, часто обращаясь глазами к публике. Минуты тишины, а потом… захихикали, услышав про «толстую Субботину» (знала бы я, что в классе есть девочка с такой же фамилией!); открыто захохотали на фразе «нынче я стала женщиной», выкрикивая чье-то имя (я опять оказалась не в курсе: их забеременевшую одноклассницу только что отчислили из школы); а уж когда дело дошло до «классной дамы, немолодой девушки, давно живущей какой-нибудь выдумкой, заменяющей ей действительную жизнь», восторгам детей не было конца, они наперебой произносили имя-отчество своей классной руководительницы. Но я дочитывала, лихорадочно соображая, что делать дальше. Какое им искусство? Композиция? Им только про жизнь. А я не готова, нет, не смогу. И тогда я придумала… диктант. «А теперь запишем фрагмент под диктовку». – «А поговорить? Вы же обещали обсуждение!» Но я была обескуражена, а потому непреклонна.

Полина БЕРСЕНЕВА
Владимирская область

У учителей гуманитарного цикла особенно велик соблазн укрыться за гениальным произведением искусства, компенсировав тем самым свою педагогическую неуверенность, отгородиться им как щитом от реалий жизни подростков. Так же и решение с диктантом. Ведь это тоже бегство от себя, бегство в механическую работу. Месть за провал красивого замысла.

Когда рецепты невозможны

Я плохо помню свой первый учительский день, ведь было это почти тридцать лет назад.
Зато в связи с «дебютным» предсентябрьским волнением вспоминается другой, очень яркий, по-моему, случай. На августовском педсовете, где коллеги со свежими после отпуска силами обсуждали насущные проблемы. Школа была авторская, известная, учителя в большинстве своем опытные, привыкшие демонстрировать свою практику сотням коллег, приезжающим со всей России и из-за границы. Поэтому обсуждение стратегии предстоящего года шло на хорошем теоретическом уровне.
И вдруг в центр круга вошла новенькая, только что поступившая в школу учительница. Не выпускница вуза. Она проработала несколько лет в научном институте. Было видно, что слова давались ей с трудом. Она извинилась за то, что высказывается не по теме, но сейчас, за четыре дня до первой встречи с учениками, у нее только одна проблема: как «правильно» войти в класс, как вести себя в первые минуты? Ведь это определит ее взаимоотношения с ребятами на долгое время.
Проговорив все это, она облегченно вздохнула, подняла голову и с надеждой посмотрела на нас. И тут повисла совершенно «мхатовская» пауза. В первые секунды каждый пытался собраться с мыслями и посоветовать что-нибудь толковое. Через минуту-другую стало понятно, что сказать-то и нечего. Вернее, бессмысленно и даже вредно предлагать человеку пользоваться чужими приемами. Наконец кто-то промямлил, что рецептов тут нет и быть не может, нужно просто не бояться вести себя естественно. Это в данной ситуации гораздо лучше любых вызубренных речей и отрепетированных жестов.

Анна ДАНИЛОВА
Москва

Часто молодой учитель вольно или невольно копирует манеру поведения кого-то из коллег или своих школьных педагогов. Это придает ему уверенности, поскольку собственных приемов еще не наработано. Для начала это, наверное, неплохо. Но нужно понимать, что невозможно день за днем изображать из себя кого-то другого. Может быть, лучше настроиться на то, что свои ошибки придется делать самостоятельно. В методике, в технологии можно использовать удачные приемы, а вот налаживая взаимоотношения с классом, лучше с самого начала предъявить себя открыто.
Особенно это важно для тех, кто приходит в педагогику из других профессий. Взрослому, состоявшемуся человеку страшно оказаться в роли неловкого новичка. В то же время прошлый жизненный и профессиональный опыт должен сработать в пользу такого учителя. Ибо дети безошибочно чувствуют внутреннюю уверенность взрослого и обычно даже не пытаются его провоцировать.