Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №16/2008
Вторая тетрадь
Школьное дело

УРОК МИРОВОЗЗРЕНИЯ


Луховицкий Всеволод

Когда ссора между учениками приобретает национальную окраску

Как помочь ребятам разобраться в сложностях большого мира и научить их жить в согласии с разными людьми

В начале каждого учебного года ребятам приходится как бы заново привыкать друг к другу. А тут еще новички в классе появились. Взаимная «притирка» не обходится без конфликтов. Казалось бы, ничего страшного. Конфликты в коллективе – вещь неизбежная. И учителя знают, как помочь ребятам восстановить отношения. Но бывает, конфликт случается на национальной почве. Дети приносят в школу предрассудки и заблуждения взрослых. И педагог теряется...

Как могут проявляться ксенофобия и нетерпимость школьников?

Порой учитель слышит от кого-то из ребят оскорбительные замечания о людях разных национальностей, иногда  – прямые оскорбления, обращенные к конкретному ребенку. Более острая ситуация  – действия, причиняющие ребенку вред. Сюда относятся словесные преследования; настраивание других одноклассников против «жертвы»; отбирание и порча вещей, физическое насилие. Надо иметь в виду, что жертвы национальной и религиозной нетерпимости, как правило, люди запуганные и готовые к новым издевательствам, поэтому очень немногие из них решатся обратиться за помощью к взрослому, тем более к учителю. Так что отсутствие жалоб еще не означает, что все в порядке.

Как вести себя учителю, если он узнал о проявлении нетерпимости по отношению к ученику со стороны одноклассников?

еагировать на любое проявление ксенофобии и нетерпимости необходимо немедленно! Достаточно часто можно услышать такое рассуждение: «Если я буду обращать внимание на ксенофобские высказывания и выходки нескольких хулиганов, ими могут заинтересоваться остальные дети, которым пока что не приходит в голову издеваться над одноклассниками других национальностей. Не надо говорить о таких сложных и взрывоопасных проблемах». Но именно потому, что ксенофобия заразительна, учителю необходимо прямо и откровенно показать детям, что он не потерпит ни малейших ее проявлений. Здесь могут помочь традиционные «авторитарные» меры воздействия, тем более что нетерпимые люди признают только силу и авторитет. Невозможно убедить антисемита в том, что евреи тоже люди, но вполне реально продемонстрировать ему вашу решимость защищать от него потенциальные жертвы. К тому же вокруг одного убежденного националиста (если можно считать таковым ребенка) всегда находится множество не определившихся в своей позиции детей. Именно к ним в первую очередь обращается учитель. Менее предубежденные дети, если организовать в классе открытый разговор, способны существенно повлиять на своих сверстников. Обсуждая с учениками примеры ксенофобии, следует ставить вопросы: как можно помочь страдающей группе, какие можно противопоставить тезисы контрпропаганды, политические и общественные акции, как физически защитить кого-либо? Если ребята будут предлагать исключительно масштабные способы борьбы с нетерпимостью – международные или государственные программы, действия, направленные сразу на большую группу людей, следует спросить: «А могут ли что-то сделать обычные люди? Может ли жертва нетерпимости помочь себе сама?» Суть работы не в том, что ученики найдут действенные решения проблемы, а в том, что идея активной толерантности и противостояния враждебности присутствует при этом как безусловная ценность.

Возможны разные стратегии

Конечно, многое зависит от возраста учеников. У младших школьников обычно еще нет определенных национальных или религиозных предрассудков. Они неосознанно подражают взрослым, родителям, соседям, повторяют услышанные где-то формулировки, часто не понимая, что означают те или иные слова. Не стоит придавать этому преувеличенное значение. Достаточно объяснить ребенку, какое оскорбление он может нанести своими высказываниями. Просветительская работа, а также демонстрация педагогом своей позиции по данному поводу (для малышей учитель – серьезный авторитет) предотвратят дальнейшее развитие конфликта. Иное дело – старшие подростки. Они уже вполне осознанно формируют собственную картину мира. Стремясь поскорее войти во «взрослую» жизнь, начинают интересоваться политикой, социальными отношениями, активно и некритично усваивая распространенные во взрослом обществе стереотипы и предрассудки. Например, если милиция проверяет документы только у приезжих с юга – значит, они чем-то опасны. (Этот эффект описан у Стругацких: «Ты, сынок, главное, не сомневайся. Если власти делают – они знают, что делают»). К тому же националистические организации стремятся вовлекать в свою деятельность именно 14–16-летних школьников. Поэтому в отношении старших подростков особенно необходима работа по профилактике ксенофобии и экстремизма. К сожалению, большинство имеющихся на сегодняшний день программ по толерантности адресовано детям 7–14 лет, в то время как со старшеклассниками подобная работа ведется эпизодически. Столкнувшись с подростковым национализмом, многие учителя стараются познакомить ребят с историей, традициями разных народов, надеясь, что знание чужой культуры поможет принять ее. Преимущества такого подхода в его простоте: достаточно подобрать несколько ярких фактов, проиллюстрировать их. Ученики начинают осознавать, какие мы все разные, и порой приходит понимание ценности разнообразия. В то же время в подростках укрепляется давно знакомая идея: все человечество разделено на народы (национальности, этносы), между которыми неизбежны межнациональные конфликты, поскольку самое главное для этнического самосознания  –  противопоставление «мы – они» и враждебное (как минимум настороженное) отношение к «чужому», «иному». Вольно или невольно мы фактически приучаем детей оценивать поведение человека, исходя из его этнической принадлежности. Кроме того, знание «другого» еще не гарантирует его принятие: что, познакомившись с обычаями другого народа, ребенок найдет их, например, примитивными и начнет относиться к ним с пренебрежением.
Довольно часто педагоги рассматривают этническую нетерпимость как частное проявление общего неумения школьников мирно сосуществовать с другими людьми. Следовательно, необходимо развивать у ребят навыки общения, умение вести переговоры, разрешать конфликты мирным путем.
Полезно также повышать у подростков чувство уверенности в себе, так как человек, обладающий чувством собственного достоинства, более терпим к окружающим и менее остро реагирует на проявления нетерпимости в отношении его самого. Это, несомненно, очень важная работа, которая, помимо прочих выгод, приводит к сплочению класса, школьного коллектива. Возможно, у подростка не сформируется осознанное, цивилизованное отношение к национальной проблеме, зато в классе воцарится мир.
Самый сложный путь – пытаться доказать, что этническая ксенофобия не присуща людям от рождения. Задача педагога – последовательно проводить в жизнь принцип: относиться к людям как к индивидуальностям, а не как к членам этнической группы. Признавая разнообразие как ценность, учителю следует подчеркивать то общее, что объединяет этнические, религиозные и иные социальные группы. Еще продуктивнее для преодоления стереотипов установка на то, что о человеке не следует судить по групповой принадлежности.

Что делать, если взрослые поддерживают ксенофобию детей?

Ксенофобия особенно опасна, когда она не встречает активного осуждения со стороны взрослых. К сожалению, некоторые учителя думают, что, подчеркивая этнические или религиозные особенности, они занимаются патриотическим воспитанием. Случается, что ксенофобские настроения используются учителями для манипулирования классом.
В таких случаях следует говорить о более опасном явлении, чем ксенофобия, – о дискриминации.
Как может действовать учитель, если он видит в школе проявления дискриминации в отношении какого-то ребенка?
Прежде всего необходимо понять, как относится к этому школьное руководство. Одно дело – если один-единственный учитель на своих уроках придирается к ученикам «не той национальности» или молчаливо поддерживает издевательства над ними со стороны одноклассников, а школьная администрация ни о чем не догадывается. Тогда необходимо сообщить директору школы о вопиющем нарушении законодательства.
Совсем другая ситуация, если администрация знает обо всем, но по тем или иным причинам боится связываться с учителем-националистом. Тогда самый первый шаг – официальное заявление на имя директора. Это документ, от него не отмахнешься – придется реагировать. Возможно, это заявление позволит директору навести порядок, не подвергая себя опасности: мол, это не его личная инициатива, его вынудили принять меры.
Наконец, возможен самый плохой вариант: гласное или негласное одобрение дискриминации со стороны директора школы. Здесь придется выходить за пределы школы: обращаться за помощью к Уполномоченному по правам человека (или по правам ребенка, если он есть в регионе), в СМИ, в прокуратуру.
Помните, что, как и в большинстве других случаев, закон на вашей стороне и на стороне ребенка, тем более что сейчас борьба с ксенофобией и дискриминацией стала одним из официальных приоритетов всех органов государственной власти.