Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №60/2004

Вторая тетрадь. Школьное дело

РЕЖИССУРА УРОКА
АЗБУКА ПОВСЕДНЕВНОСТИ

 

Дело учителя – хорошо учить, а излагать свой урок на бумаге – это уж как получится. У иных получается – глаз не оторвать: ярко, интересно. Порой интереснее, чем на самом деле.
А у других неказисто выходит. Как если бы ничего сверхвыдающегося у них на уроках не происходило. И язык хоть и правильный, а какой-то ну совсем не художественный…
Но ведь для читателя-профессионала, решили мы, такое деловое изложение может оказаться полезнее любого художественного. Решили – и выбрали для публикации самые что ни на есть обычные, рядовые письма-отчеты учителей об их первых социоигровых начинаниях.
Надеемся, что и дружеские комментарии к одному из таких учительских писем будут вам небезынтересны. И даже, может быть, вы сами захотите по-простому рассказать, как было дело на том или ином вашем уроке, и получить в ответ неравнодушные советы–приветы–придирки. Тогда пишите, не стесняйтесь!

Мария ГАНЬКИНА,
Вячеслав БУКАТОВ

 

О песочных часах, воспитательном моменте и домашнем задании

Опыт эпистолярного ученичества

Этот материал состоит из самых что ни на есть подлинных строчек реального письма. Учителя, работающие на экспериментальной площадке по социоигровой педагогике, регулярно присылают своему научному руководителю – доктору педагогических наук В.М.Букатову – письма-отчеты о том, что же у них на том или ином уроке получилось. А тот в свою очередь пишет каждому из учителей ответные письма со своими деловыми комментариями.
Так что читатели могут не только “из первых рук” узнать, как же идут у экспериментаторов дела, но и при желании подключиться к поиску собственной педагогической стилистики.

“…9 класс, 19 учеников. Очень сложно проводить игровые моменты. Они уже считают себя взрослыми, у каждого свои симпатии, гонор. Согласилась, чтобы поделились на группы по желанию, и сразу же вылез большой минус: две группы сильных учеников и три группы слабых.
Изучаем тему “Развитие народного хозяйства”.
Надо вспомнить как можно больше народных промыслов и записать их за одну минуту (специально приготовила песочные часы) (комм. 1).
Проверка. Поднимите листки те, у кого написано более 10 промыслов. (Я-то уже знаю, у кого сколько.) Ребята читают и вычеркивают повторяющиеся, по ходу идет запись на доске.
Следующее задание. Предлагаю из записанных на доске промыслов выбрать три “самые-самые”, а вот какие именно – ребята должны предложить сами.
1-я команда сообразила быстрее – три самых ранних по возникновению (гончарный, кожевенный, кузнечный).
2-я команда (услышав 1-ю) – три самых “последних” промысла по возникновению (керамика, бисероплетение, миниатюрная живопись).
3-я команда (долго сообщалась – молодцы!) – три промысла нашего села (плетение лозы, башмачный, резьба по дереву).
Остальные две команды – самые сложные и простые промыслы:
1) резьба по кости, роспись, деревянные игрушки;
2) извозный, печной, строительный.
Когда работа была сделана и стали выступать ребята из команд, завязалась дискуссия. Много было споров по поводу “самых простых промыслов” (комм. 2). Я обрадовалась, что многие ребята высказывались за то, что нет простых промыслов, что все они требуют времени, терпения и силы воли, а главное – труда.
Вот вам и воспитательный момент. Одно дело – это им говорят взрослые, другое – они слышат и говорят сами (комм. 3).
На дом даю задание: подобрать две пословицы, по смыслу подходящие к такой: “Ремесло не коромысло, плеч не оттянет, а само прокормит” (комм. 4).
…Через неделю урок начинаю с того, что выявляю тех, кто выполнил дополнительное задание (комм. 5). Те, кто не выполнил, будут играть роль жюри и оценивать ответы.
Выслушиваем сообщения ребят. Жюри выделяет трех финалистов.
– Всякое дело человеком ставится, человеком и славится.
– Дело учит, и мучит, и кормит.
– Не просит ремесло хлеба, а само кормит.
Следующее задание классу предлагаю придумать самим членам жюри.
Задумались, посоветовались и выдали: на небольшом листике бумаги записать загадку на тему “Русская изба”. Вот и жюри поработало. Молодцы!” (Комм. 6).

Из письма-отчета сельской учительницы географии О.Л.,
село Павловичи Московской обл.

Комм. 1
О часах и нестрашных минусах

Это замечательно, уважаемая О.Л, что вы столь буквально восприняли мой совет и специально для урока приготовили часы. Ведь недаром на семинарских занятиях, которые я провожу в разных регионах, я обязательно держу в руках часы. Держу навязчиво, нарочито – чтобы учителя обязательно обратили на это внимание…
А еще, уверяю вас, уважаемая О.Л., что, когда в одну группу собираются только сильные (или только слабые) ученики, это не страшно. Никакой это не “большой минус”. Наоборот, ситуация эта таит в себе множество плюсов…
Разговор о часах, минутах, секундах и пользе любых сочетаний “сильных” со “слабыми” – это два отдельных больших разговора, которые мы решили вынести за рамки сегодняшнего выпуска. Подробно на обе эти темы читайте в выпусках “Режиссуры урока”, которые выйдут после Соловейчиковских чтений.

Комм. 2
О сдержанности

Уважаемая О.Л., признаюсь, что когда я читал ваше письмо и дошел до слов “сложные и простые промыслы”, то карандашом это место подчеркнул, думая потом прокомментировать некорректность формулировки. Но вот читаю дальше и вижу, что был не прав: вы на уроке поступили гораздо мудрее меня, сдержав свой учительский пыл, не вмешавшись в детское мнение, не поправив его. В результате ребята сами подняли этот вопрос и сами наговорили много умных вещей.
Почаще бы нам, ученым, учиться не только уму-разуму, но и терпеливости у вас, учителей, которых мы вроде как пестуем и наставляем в теории.

Комм. 3
О справедливости

Конечно, вы все правильно пишете. Но хотелось бы добавить вот что. То, что справедливо для одних учеников, для других может таковым в данной конкретной ситуации и не являться. Зато эта же справедливость откроется им в какой-то другой ситуации.
А на том конкретном уроке данный воспитательный момент прошел мимо их ушей. И это нормально. И не нужно стремиться к тому, чтобы по запланированным нами “воспитательным моментам” все ученики поголовно шагали стройными рядами.

Комм. 4
Об элегантности

Задание хорошее, но с социоигровой точки зрения недостаточно элегантное. Очень уж оно дидактично. Вот вы пишете: подобрать по смыслу подходящие. Давайте попробуем представить, что произойдет, если вместо слова “подходящие” подставить слово “перекликающиеся”. Это явно даст больший простор для воображения. А вдруг да подобная замена сделает задание слишком легким?
Во-первых, отметим, что действительно задание начинает производить впечатление очень простенького. Но стоит остановить свой выбор на той или иной пословице, как тут же появляется желание и свой выбор получше обосновать, и о замерцавших в уме смысловых пересечениях рассказать. Это, во-вторых.
Ведь у каждого из нас, если что в голове и мелькнет, то всегда и гладко, и складно. А как начнешь об этом рассказывать, то ни гладкости, ни складности не получается: и слов не хватает, и эмоции мешают. Но перед другими “в грязь лицом ударить” не хочется: если уж в сознании что-то блеснуло – ну как про это умолчать? как другим не рассказать? как (хотя бы) не похвастаться? Вот мы и начинаем ломать голову над тем, как бы свое мнение поточнее, попонятнее выразить. И становится нам не лень голову свою ломать и час, и другой, а то и вовсе весь вечер или даже день – пока нужный вариант не подберется.
Вот и ученикам если нечто подобное подарить, то они с явным удовольствием в омут родного языка в своем сознании поныряют.
Решил я этот модернизированный вариант домашнего задания о перекличках с пословицей примерить на себя. Тут же вспомнилась поговорка, созвучная слову “прокормит”: “Волка ноги кормят”. Перекликается явно! И то-олько задумался, как бы попонятнее изложить увиденные смысловые пересечения, – так и впрямь такое открылось, что в пору не столько обсуждать, как перекликается или подходит–не подходит, сколько доказательством скрытого тотального совпадения некоего потаенного смысла заниматься. (Ведь для волка быть “санитаром леса” – это почти что профессия. Или даже ремесло. И хочет он или нет… Раз ноги ему даны и раз он голод чувствует, то и ремесло “санитара леса” выполнять приходится. При этом ноги его плеч не оттягивают, прокорм обеспечивают.)

Комм. 5
О проверке домашнего задания

Уж и вы, дорогая О.Л., тоже молодец! Очень интересный ход придумали. Однако ловлю вас на слове (авось вам для оттачивания вашей социоигровой хватки пригодится).
Вот вы пишете: “Урок начинаю с того, что выявляю тех, кто выполнил домашнее задание”. выявляю. А ведь согласитесь, что можно было бы сочинить такую режиссуру, чтобы выявляли не вы, а сами ученики.
Кстати, поделюсь опытом. Иногда я делал так. Вхожу в класс и сразу говорю: “Кто не сделал домашнее задание – в правый угол, все остальные – в левый”. А так как взаимопонимание и взаимодоверие уже наработаны, то все ученики тут же быстренько сами – кто в какой угол – и расходятся. И никаких перебранок, и никаких двоек. А если кто сшельмовал и затерся не в “свой” угол, так это очень быстро его же сотоварищами и будет в самой работе обнаружено.
И надо сказать, что в угол “к несделавшим” уходили с явной неохотой. И дело тут не в двойках (их не было). Просто они по опыту знали, что самое интересное будет сейчас происходить в команде сделавших домашнее задание. Честно говоря, я поэтому и обходился без всяких увещеваний и распеканий по поводу несделанных домашних заданий. Что ж их ругать, если они сами чувствуют себя пусть немного, но все же обделенными, как бы “наказанными”.

Комм. 6
Не красна изба углами

Здорово, что члены жюри посоветовались и выдали такое задание. Стал я его примерять на себя и чувствую, что с подобным заданием, пожалуй, и не справился бы.
Стал перечитывать это место в письме-отчете и обнаружил, что конкретных-то сведений о том, как все дело протекало, и нет. А очень жалко. Например, неясно: загадку нужно было вспомнить или где-то найти? Можно ли было совещаться с другими, пользоваться книгами? Какие же загадки были написаны на листочках?
Поэтому стал я на свой страх и риск фантазировать: а как бы я срежиссировал подобное задание?

* * *
Учитель: “Приготовили листочки. Теперь все встали. Вам дается 1 минута, чтобы вы – стоя – вспомнили (или придумали) загадку о русской избе. Кто будет готов раньше, тот садится и законно отдыхает”.
Через минуту сигнал: “Стоп! Время истекло!” Все садятся и объединяются “по четверкам” (хотя бы так: двое учеников с одной парты поворачиваются к двум ученикам за другой партой – вот вам и готовая “четверка”). Потом выбирают из своих вариантов две самые-самые интересные загадки, записывают их на листочке и передают соседям для: а) отгадывания и
б) комментирования наилучшей из загадок.
После того как отгадки соседей и их комментарии вернутся в исходную команду, вы только представьте, с каким вниманием команда начнет разбирать каракули своих одноклассников. А в это самое время в соседней команде их собственные каракули будут штудироваться не менее придирчиво. Вот уж будет о чем поговорить и с правыми соседями (которые отгадывали их), и с левыми (которых отгадывали и комментировали они сами). Будет что обсудить, сравнить, выяснить…
Честно говоря, для развития народной культуры именно этого так не хватает на обычных школьных уроках.

* * *
Ну а когда все это сочинилось, то начал я эту режиссуру примерять на себя. Выяснилось, что самому мне вспомнить хотя бы одну загадку о русской избе не под силу. Тогда попробовал сочинить. Получилось. Сначала не очень казисто, но потом, когда я сообразил первую часть со второй поменять местами и чуть-чуть отредактировать (чтобы по ритму глаже было), то вышло вот что: “Когда скребут – молчит. Когда топчут – стонет. Что это?” (Как вы понимаете, я загадку о деревянных половицах сочинил.)
Не скрою, загадочка мне приглянулась. И тут я подумал: дай-ка привру и напишу, что я ее вспомнил, а то вдруг кто подумает, что, дескать, доктор педагогических наук, а русских народных загадок не знает. Но тут по дихотомии (о которой упоминал выше) решил сделать наоборот, то есть рассказать именно так, как оно было на самом деле.
Не страшно, что я не могу вспомнить ни одной народной загадки о крестьян-
ской избе, зато могу сочинить новую. Я ж ведь представитель своего народа, законный носитель народной культуры. А если я свою родную культуру могу только по учебникам цитировать, значит, никакой я не представитель и не носитель, а просто самозванец-начетчик какой-то.
А ведь такая постановка вопроса справедлива и для наших детей. Про народные загадки они могут не только читать в учебниках, слышать от учителя и расспрашивать у дедушек с бабушками, но и… сами сочинять! От этого загадки не станут менее народными.

* * *
И последнее соображение. Сейчас не только в больших городах, но и в деревнях такой винегрет национальностей, что порой страшноватенько становится. За всех. В том числе и за детей других национальностей. Ведь им не по своей воле приходится жить на чужбине. И как быть, когда на уроках, в соответствии с программой, звучит задание, связанное с фольклором?
В отличие от русских детей у них нет возможности поискать родные пословицы и поговорки в той или иной книжке (да и у соседей по дому, если диаспора махонькая, не больно что узнаешь). Выход какой? Либо на уроке молчать, либо втихаря придумывать свое, а вслух говорить, что это мы, дескать, вспомнили.
Давайте избавим их от необходимости привирать. Вспомнил – хорошо. А не вспомнил, зато сам сочинил – еще лучше! Пусть и в них укрепляется чувство, что они законные представители своего народа. И перед сверстниками другой национальности они по праву и в полной мере представляют свой народ.

Еще раз спасибо, О.Л., за письмо, за работу, за ту радость, которую вы несете своим ученикам.

С уважением,
Вячеслав БУКАТОВ


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"