Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №34/2002

Вторая тетрадь. Школьное дело

УЧЕБНИКИ N 54

Владимир ПОРУС

Чему научить нельзя?

Б.И.Липский, С.С.Гусев, В.А.Карпунин, Г.Л.Тульчинский Обществознание. Начала философии. Раздел I. Мир. Раздел II. Человек.
Б.И.Липский, С.С.Гусев, В.А.Карпунин, Г.Л.Тульчинский Обществознание. Начала философии. Раздел I. Мир. Раздел II. Человек. Учебник для старших классов общеобразовательных школ.   Под ред. доктора философских наук, профессора Б.И.Федорова.  Рекомендовано Комитетом по образованию Санкт-Петербурга. СПб., “Иван Федоров”, 2001
Б.И.Липский, Е.М.Сергейчик, В.А.Карпунин Обществознание. Начала философии. Раздел III. Общество
Б.И.Липский, Е.М.Сергейчик, В.А.Карпунин Обществознание. Начала философии. Раздел III. Общество. Учебник для старших классов общеобразовательных школ. Под ред. доктора философских наук, профессора Б.И.Федорова. Рекомендовано Комитетом по образованию Санкт-Петербурга. СПб., “Иван Федоров”, 2001
Обществознание. Начала философии. Программа и методические рекомендации. Для учителей по курсу “Начала философии”
Обществознание. Начала философии. Программа и методические рекомендации. Для учителей по курсу “Начала философии” (старшая школа). Под ред. доктора философских наук, профессора Б.И.Федорова. Рекомендовано Комитетом по образованию Санкт-Петербурга. СПб., “Иван Федоров”, 2001

Самый трудный вопрос, на который приходится отвечать школьной философии, – зачем она нужна? Сейчас популярна идея – школьников нужно учить “от сих до сих”, то есть ограничить круг их знаний только необходимыми (а что это значит?) сведениями, “упакованными” в формы и формочки мультимедийных или компьютерных тестов. Это когда на любой вопрос есть единственный правильный ответ, а знания проверяются способностью найти этот ответ или выбрать его из ряда предложенных. Если такая идея овладеет массами, философии в школе нечего делать. Ведь ее задача не в том, чтобы формулировать неизменные и “готовые к употреблению” истины, а в том, чтобы показать путь, по которому придется идти каждому, кто стремится к мудрости. А если молодой человек и не собирается идти по этому пути, если ему вполне довольно более скромной цели – получить сумму сведений, без которой трудно устроиться в жизни? Тогда как?
Еще не умерла вера в то, что школа не только учит, но и воспитывает, формирует мировоззрение, “выделывает” человека. А если так, то без философии в школе просто нельзя. Классик был прав: если человек пренебрегает философией, это означает только то, что он находится в плену у худшей из возможных философий. И потому так велика ответственность и благородна задача тех, кто имеет храбрость предложить школьникам (и учителям) учебник философии.
Учебник, который должен учить тому, чему нельзя научить? Да, нельзя – в том смысле, в котором в школе учат решать квадратные уравнения или пользоваться географической картой. Но это все же учебник – в том смысле, что он учит школьника разбираться в собственных суждениях, понимать различия между истиной и ложью, слышать голос своей совести, понимать сложность и неоднозначность оценок всего того, что составляет его жизненный мир…
Каким должен быть такой учебник? Прежде всего интересным! Философия – мировоззрение. Чтобы мировоззренческие проблемы стали интересными, человек должен увидеть в них нечто такое, над чем он – быть может, втайне, “про себя” – мучительно размышляет.
Разбудить ум и душу от спячки, в которую их погружает школьная “обязаловка” – ох как это сложно! Наивно думать, что такую задачу можно решить с наскоку. Но “путь в тысячу ли начинается с первого шага” – гласит китайская мудрость. И этот шаг требует поддержки, понимания, доброжелательности. Поэтому я не акцентирую внимание на огрехах и недостатках (их, к сожалению, не так уж мало) учебника петербургских философов. Я бы хотел привлечь к нему преподавателей и самих школьников, пусть они его прочтут, сравнив со своими представлениями о том, какой должна быть школьная философия.
Интересен ли он? Об этом, конечно, лучше спросить школьников. Будем помнить и то, что интерес к философии зависит не только от нее самой. Здесь важно многое: общий культурный уровень ребят, традиции школы, личность преподавателя, условия жизни. И все же, чем авторы учебника хотят привлечь внимание и симпатии ребят?
Учебник вводит школьника в систему культуры, где философия занимает свое место наряду с иными формами духовной жизни (мифологией, религией, искусством, наукой). Мир предстает то сквозь призму различных религий (иудаизм, христианство, индуизм, буддизм, ислам), то через свои художественные образы, то как предмет научного познания. И важно, что авторы не противопоставляют эти различные воззрения на мир, а объединяют их общим стремлением придать миру человеческий смысл.
Так строится культурологический контекст, в котором философская проблематика возникает наиболее естественным и интригующим путем. Это, я думаю, самый правильный – дидактически и методически – путь школьного (а может быть, и не только школьного) изучения философии.
Религия исходит из веры в существование сверхчувственного мира, который и определяет собой все содержание, смыслы и ценности того мира, который вмещает в себя человеческое бытие. Искусство дает человеку самому творить различные миры, в каждом из которых особым образом выражается человеческая жизнь с ее красотой и уродством, надеждами и разочарованиями, смыслом и абсурдом. Тем самым искусство оказывается самой зримой формой человеческой свободы. Наука превращает мир в объект понимания, основанного на знании. Изменяясь в процессе своего исторического развития, наука делает изменчивым и мир, лишая его сакральной таинственности и открывая познанию. Власть над природой, которую дает знание, способна бесконечно возвысить людской род и в то же время таит в себе смертельную опасность. Все это чрезвычайно важно для ребят, далеко не всегда представляющих себе, какой ценой оплачены результаты наук, которым их обучают в школе.
В центре философии – всегда человек. Можно сказать, что к вопросу “Что такое человек?” сводятся все вопросы, которые может осмысленно поставить философия. Авторы учебника позаботились, чтобы это заинтересовало и школьников. Как соотносятся в человеке его телесность и духовность, индивидуальность и социальность, страх смерти и любовь к жизни, бесконечная дерзость духа, устремленного к вершинам познания, и разъедающее сомнение, покорность судьбе и ненасытная жажда свободы? Что такое власть? Что такое ценности, которыми человек руководствуется в своих поступках? Почему и за что мы можем уважать самих себя? Что такое совесть? Способны ли мы различать добро и зло? Что значит “жить достойно”? Каждый из таких вопросов, если они сформулированы доступно и опираются на жизненные наблюдения ребят, могут и должны вызвать у них стремление мыслить и искать ответы.
Разговор со школьниками ведется “на равных”, с уважительной доверительностью. В философии для детей еще в большей мере, нежели в философии для взрослых, абсолютно недопустимы фальшивый тон, напускной оптимизм, бодренькие сентенции вместо серьезного и откровенного размышления. Авторы это понимают и чувствуют. Так, трудная тема “Смерть в духовном опыте человека” раскрыта просто и вместе с тем глубоко. Обращает внимание, что авторы как бы предполагают достаточно начитанного и культурно развитого юного собеседника, знакомого, например, не только с Ф.Достоевским, Л.Толстым или А.Платоновым, входящими в школьную программу, но и с Г.Гессе, Э.-М.Ремарком, М.Бахтиным, В.Розановым и Н.Федоровым, Л.Витгенштейном и Ж.-П.Сартром. Понятно, что это ко многому обязывает преподавателя, который должен не только вести учеников по извилистым тропам философской мысли, но и быть гидом в мире культуры.
А если культура действительно напоминает игру, как замечает один из авторов учебника, то и изучение ее основ – игра, которая должна быть увлекательной и в то же время поучительной. К сожалению, авторам не всегда удается держать верный тон. Некоторые страницы читать скучно. Вообще единство стиля – это большая проблема для учебника, написанного коллективом авторов. Нельзя признать ее решенной и в данном случае.
Стилевые различия заметны и между первой и второй частями учебника. Вторая часть, в которой изложены основы социальной философии, написана более строго и последовательно, но и суховато. Во всяком случае игровое начало в ней почти незаметно. Некоторые страницы скорее напоминают популярные статьи по обществоведению. В этом свои преимущества и свои потери. Но тогда было бы уместно сопоставить взгляды авторов с иными, дать место дискуссии, столкновению идей, ввести школьников в атмосферу споров, особенно жарких, когда обсуждаются социальные проблемы – семьи и пола, перспектив цивилизации, отношений между поколениями, проблемы власти и подчинения в обществе, богатства и бедности, причин социального неравенства, прав человека, демократии и тоталитаризма.
Сегодняшние школьники живут в стране, раздираемой политическими и экономическими противоречиями, действие которых они отчетливо ощущают на себе. У них есть возможность сверять выводы учебника с жизнью – как они ее воспринимают и понимают. В этом смысле жизнь задает учебнику (и его авторам) не менее важные вопросы “для самопроверки”, чем учебник – учащимся. Например, когда авторы уподобляют “утопию социализма” инстинкту, который может быть “изжит” с помощью просвещения, они рискуют получить “двойку”, ибо социалистические идеи не только популярны в современном мире, но и имеют теоретическую аргументацию, от которой нельзя отмахнуться, указав на ошибки или историческую ограниченность марксизма. А какая социальная теория безошибочна и не несет на себе отпечаток исторической относительности? И разве не утопичны другие, несоциалистические (например, либеральные или “почвеннические”) теории общественного развития, когда они предлагаются в качестве панацеи для нашего Отечества?
Учебник ведет серьезный разговор о сущности власти, ее формах и легитимности. Только хотелось бы, чтобы этот разговор был напрямую связан с сегодняшними реалиями. Трагедию нелегитимной власти, конечно, когда-то на все времена выразил А.С.Пушкин в “Борисе Годунове”, но разве наше время не знает таких трагедий, персонажи которых знакомы до боли? И о правовом государстве стоило бы поговорить, опираясь на опыт ныне живущих поколений, а не только на примеры далекого прошлого далеких стран.
Очень важен раздел об истории и ее смысле. Недавно окончившийся век прошел в спорах: “заброшены” мы в бессмысленный поток исторического времени, или все же у истории есть какой-то смысл, доступный в конечном счете человеческому разумению? Сейчас в моде философские идеи, призывающие отказаться от самой этой проблемы как от бесплодной и пустой. О них в учебнике ни слова. Может быть, когда подрастут сегодняшние школьники, об этих идеях уже забудут? Но тем более важно, чтобы ребята поняли, в чем ценность истории, почему народ, утративший историческую память, теряет будущее.
Еще раз: о недостатках учебника можно сказать больше, но для этого нужен более обстоятельный разговор. Здесь же нельзя не посетовать на качество издания: недопустимое количество опечаток (Г.Г.Шпет упорно именуется Г.Шлетом, Б.С.Грязнов вообще превратился в Грязное и т.п.), сомнительный синтаксис, серая газетная бумага, унылый блеклый шрифт. Не гонялись бы мы все за дешевизною…
И еще совет авторам: при переиздании стоит позаботиться, чтобы вопросы, обращенные к школьникам, побуждали их действительно размышлять, а не только “проверять” свои познания. Ведь главное – чтобы им было интересно заниматься философией!


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"