Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №34/2002

Вторая тетрадь. Школьное дело

УЧЕБНИКИ N 54

Борис СОКОЛОВ

Русский Набоков

Бойд Б. Владимир Набоков. Русские годы. Биография.

Бойд Б.
Владимир Набоков. Русские годы. Биография.
Пер. с англ. Г. Лапиной.
М.: Независимая газета; Симпозиум, 2001

Книга американского литературоведа Брайана Бойда – это наиболее полное описание первой половины жизни Владимира Набокова, вплоть до отъезда в США в 1940 году. Тогда он был известен как русский эмигрантский писатель Владимир Сирин, а в американского писателя Владимира Набокова он превратился уже за океаном. Набоковская биография дана на широком фоне жизни России начала XX века, навсегда оставшейся для писателя романтическим идеалом, подернутым флером детских воспоминаний, и куда менее романтической жизни русской послереволюционной эмиграции в Европе. Как отмечает Бойд в предисловии к русскому изданию, «русское издание биографии Владимира Набокова – первое, в которое вошел весь материал, собранные мной за последние несколько лет в обновленной, свободной России». Как верно отмечает автор, «Владимир Набоков, которого Октябрьская революция вырвала из родной почвы, а Вторая мировая война погнала дальше по свету, вряд ли мог остаться безразличным к катаклизмам современной истории, так изломавшим его жизнь. Однако он, как никто другой, следовал своему жизненному курсу, решительно отстраняясь от своей эпохи». В книге показано, что писатель порой бедствовал и без помощи благотворительных организаций и таких меценатов-поклонников, как Сергей Рахманинов, никогда не смог бы в «русскоязычный» период своего творчества свести концы с концами и найти средства для переезда за океан, где его ждала куда более обеспеченная жизнь профессора литературы Корнеллского университета. Биограф скрупулезно устанавливает факты жизни и творчества Набокова, и в этом отношении книга Бойда является бесценным справочником. При этом он очень осторожен в их интерпретации. Как отмечает Бойд в послесловии, «я никогда бы не приступил к работе над книгой и не завершил бы ее, если бы не благосклонное отношение к моим исследованиям Веры Набоковой. Она открыла мне доступ к архивам своего мужа в Монтрё и в Библиотеке Конгресса, она соглашалась на бесконечные беседы со мной, и она доверяла тому, как я распоряжусь своей независимостью. Я давал ей на прочтение все, написанное мною, и учитывал ее подробнейшие замечания относительно стиля, фактического материала и интерпретаций каждой из частей книги. Оживленные, а подчас и горячие споры, которые порой вспыхивали между нами, никогда не означали посягательства на мою свободу писать то, в чем убеждали меня факты». Из всех набоковских произведений наиболее подробно разобран «Дар». Бойд так передает основной смысл романа: «Уже самим своим устройством жизнь причиняет нам боль: мы страдаем от одиночества души, от уходящего времени. Федор, однако, понимает, что и то и другое – это лишь высокая цена, которую взимает жизнь за свои дары, которые иначе невозможно получить, – за независимость духа, за неповторимость и хрупкость каждого мига. Однако через свою любовь к Зине он преодолевает одиночество, через свое искусство постигает смысл уходящего времени и побеждает его».
Общая оценка набоковского творчества сводится к выводу о том, что «неудачи в жизни Набокова, кажется, были задуманы судьбой, чтобы дать возможность его талантам проявиться в полной мере». Даже самые трудные 1938–1939 годы, когда, по выражению писателя, «Париж становился средоточием культуры и нищеты эмиграции», Набоков создал глубоко интимную «Подлинную жизнь Себастиана Найта», настоящее интеллектуальное пиршество для вдумчивого читателя. Кредо же писателя исследователь сформулировал следующим образом: «Набоков верил в искусство ради жизни». При этом «Набоков смещает плоскости литературы – и плоскости жизни. Читая его, мы перестаем быть простыми зрителями драмы характеров, мы сами становимся главными действующими лицами на еще большей арене: читатель вступает в противоборство с автором, сознание – с миром. В лучших произведениях Набоков показывает нам, что созданные им миры не состоят из готовых блоков, что они рождаются у нас на глазах, и чем больше мы соучаствуем в их создании – наблюдая за деталями, отыскивая связь элементов, пытаясь решить все проблемы, которые они – открыто или неявно – ставят, тем «реальнее» они становятся и в то же время тем больше нам кажется, что эта их реальность – лишь шаг к чему-то еще более реальному». Что ж, можно сказать, что вся русская модернистская и постмодернистская литература XX века, от Катаева до Сорокина, вышла из «Дара», «Лолиты» и «Других берегов».


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"