Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №34/2002

Первая тетрадь. Политика образования

ОРИЕНТИРЫ

Александр АДАМСКИЙ

Тест для модернизации

Эксперимент по ЕГЭ, запланированный на лето, может сделать реформу образования необратимой. Или окончательно разочаровать власть в этой идее

Единый экзамен остается сегодня единственным форпостом модернизации. Единственным, потому что конкурентом единому экзамену могла стать только 12-летка, но сегодня вряд ли стоит всерьез обсуждать продление сроков обучения в средней школе. Остается, правда, широкомасштабный эксперимент, но никто внятно до сих пор так и не объяснил, в чем его суть. А чиновное стремление во что бы то ни стало узаконить государственный образовательный стандарт, похоже, спотыкается на вопросе о том, что именно пытаются стандартизировать.
Поэтому на повестке дня остается единый экзамен и связанные с ним государственные финансовые обязательства. Попробуем разобраться в этих направлениях модернизации.

Обязательства взяты!

Мало кто знает, что в Российской Федерации нет государственных школ.
То есть, строго говоря, государство не несет обязательств по соблюдению права граждан на доступное и качественное общее среднее образование. Хотя в Конституции страны есть соответствующая статья и даже принят Закон «Об образовании». То есть законодательно государство как бы присутствует в образовании. Но на самом деле федеральные деньги в школу не идут.
Подавляющее большинство общеобразовательных школ в России муниципальные. Это означает, что деньги и оперативное управление школой – все это в руках местного самоуправления. И в законодательстве о местном самоуправлении есть соответствующая статья. Так устроена наша страна: государство заканчивается на муниципальном уровне.
И это несмотря на то, что большинство муниципалитетов не имеет возможности содержать свои школы. А уж думать о целях, идеологии и развитии образования... У местного самоуправления нет ресурса. Никакого. Хотя фактически в бедные регионы приходит из центра так называемый трансферт – деньги выравнивания региональных различий в финансировании. Но – лишь для выравнивания.
А государство оставило себе функцию руководства: министерство устанавливает правила игры, базисные учебные планы, систему аттестации учеников и образовательных учреждений и т. д.
Правда, высшее образование обеспечивается федеральным бюджетом, но при этом на обучение студентов государственных средств явно не хватает. Учитывая же огромную автономию вузов, нехватка государственного финансирования дает основание разворачивать сеть платного обучения. Таким образом, богатые платят за бедных, но и бедные в скрытой форме тоже платят.
Мы так долго обсуждаем устройство российской системы образования только потому, что вне этого устройства невозможно оценить проект государственных именных финансовых обязательств.
Суть ГИФО проста: государство выдает средства на обучение каждому выпускнику в соответствии с его успешностью. Хватит ли этих денег на обучение? Называют разные суммы, максимум – 18 тысяч рублей отличникам. Для учебы в каких-то вузах этого хватит, в каких-то – нет.
Но прежде всего давайте все согласимся с простым, очевидным, но малообсуждаемым фактом: государство еще никогда не отдавало средства на образование своим гражданам. Другими словами, государство еще никогда не дотировало образование – не наше общее, а чье-то личное. И в этом смысле государство еще никогда не выступало гарантом моего (!) образования.
Государство платило вузам за подготовку квалифицированных кадров и на этом основании распределяло своих специалистов по тем отраслям народного хозяйства, которые планово нуждались в специалистах. Это никак не было связано с самоопределением самих специалистов или с их желанием обеспечить свое благополучие, используя полученное образование.
ГИФО же – это попытка отдать деньги гражданам. Не структурам или посредникам, а самим гражданам. И это, на мой взгляд, заслуживает общественного одобрения. Потому что создает механизм превращения моего образования в собственность, которой человек может распорядиться в своих интересах.
Образование, как и всякий общественный продукт, платное по определению. И чем оно лучше, тем дороже. Поэтому, если мы хотим, чтобы образование становилось залогом благополучия граждан и процветания страны, нам необходимо отказаться от представления об образовании как о бесплатном благе и согласиться с тем, что это такое же право, как и остальные – на жилье, работу, свободу передвижения. Но никто же не утверждает, что право на жилье означает бесплатное жилье. Эту версию равноправия мы уже проходили.
ГИФО – один из шагов в сторону того, что образование превращается в нормальный рыночный продукт, за который не только нужно платить, но который можно продать, получив его.
Правда, заработает эта система государственного финансирования, если только заработает система образовательных кредитов.
Но это уже другая история...

Стратегия ЕГЭ

Что собой представляет сегодняшняя модель поступления в вуз?
Шаг первый. Ребенок должен окончить среднюю школу и получить аттестат. Не для знания, даже не для отметок, а чтобы иметь аттестат. Школьным знаниям вуз не доверяет и заставляет сдавать экзамены еще раз, по своим правилам.
Шаг второй. Подготовиться к вступительным экзаменам, то есть фактически получить второе среднее образование.
А это либо курсы при вузе, либо частное репетиторство.
Но при этом требования вузов настолько различаются, что качественными знаниями это различие не покроешь. Учитель математики и депутат Мосгордумы Евгений Бунимович как-то спросил ректора Московского университета Виктора Садовничего, почему репетитор из МГУ поступающему в МГУ обходится намного дороже, чем репетитор из МГУ поступающему в другой вуз. Очевидно, математики разные. Или дело не в знаниях...
Шаг третий. Найти связь в том или ином вузе и дать взятку. При этом самой проблемы поступления в вуз России уже давно не существует. Система платных студентов гарантирует любому обучение на любом факультете за деньги. Но дело в том, что есть бюджетные отделения. Поступление туда считается более привлекательным.
Так или иначе, а по данным, приведенным вице-премьером Валентиной Матвиенко, при переходе от школы к вузу граждане тратят минимум $1 млрд (репетиторство, взятки, дорога в столицу, проживание, плата за подготовительные курсы и т.д.). И это деньги, которыми оплачена лишь попытка поступления.
Происходит ли в результате отбор самых талантливых и способных? Это непростой вопрос, потому что никем не доказано, что из талантливых, способных и грамотных абитуриентов получаются хорошо успевающие студенты, а из последних, в свою очередь, – хорошие специалисты.
Это такой вузовский миф-придумка: вузам надо отобрать самых-самых, и тогда они подготовят квалифицированных работников. Ничего подобного в жизни не происходит.
Зато эта придумка дает возможность вузам проводить «совмещенные экзамены»: престижный университет заключает договор со школой, и выпускной экзамен в этой школе автоматически становится вступительным в вуз.
Таким образом, делается одно доброе дело: ребенок избавляется от двойного экзаменационного кошмара, поскольку сам по себе экзамен – это очень сильный стресс. И система двойного экзаменационного обложения – вначале выпускные экзамены в школе, затем вступительные в вузе – бьет по ослабленному учебой детскому организму сильнее, чем запретные сигареты и алкоголь.
Но с другой стороны, нарушаются права тех детей, которые учатся в школах, не заключивших договора с вузом. И правительство намерено приостановить практику «совмещенных экзаменов» уже в следующем году.
Вот взамен всего этого и придумана система единых государственных экзаменов: чтобы дети всей страны сдавали тесты не в школе и не в вузе. По результатам тестов получали Государственные финансовые обязательства (ГИФО) и могли отослать свои результаты в любое число вузов. Те бы, в свою очередь, отбирали себе студентов по результатам ЕГЭ и сообщали абитуриентам, кого они взяли, а кого нет. Если один человек оказался бы зачисленным в несколько вузов, он бы сам выбрал, какой ему милее.
Такая вот нехитрая схема. Сложность в том, что тестирование не очень совершенная, а точнее, совсем несовершенная система определения уровня подготовки. И сейчас в западных странах, в частности в США, где эта система работает много десятков лет, именно тесты вызывают самое большое раздражение и даже протесты, вплоть до демонстраций.
В России к созданию и экспертизе тестов привлекли консервативно настроенных академиков Российской академии образования (бывшая АПН), методистов по учебным предметам. И они создали такие задания, которые не могут выполнить доктора наук. А с другой стороны, многие вопросы в этих тестах никакой смысловой нагрузки не несут.
Эти просчеты разработчиков сейчас активно используют ректоры вузов, старающиеся торпедировать ЕГЭ и отстоять свое право на экзаменационную ренту.
Для рядовых граждан введение ЕГЭ – спасение, особенно для жителей отдаленных районов или не очень богатых. Но Министерство образования должно в короткий срок решить проблему пресловутых тестов. Иначе благое намерение либерализовать переход из школы в вуз обернется новым витком репетиторства и коррупции.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"