Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №11/2000

Первая тетрадь. Политика образования

Александр АДАМСКИЙ

Приказ, предложение договор...

От формы, в которой власть ведет свой диалог
с обществом, зависят и смысл, и качество образования

Президент Якутии Михаил Николаев своим указом постановил, что отныне рабочим языком в республике считается еще и английский.
Узнали мы об этом от министра образования РФ В.Филиппова.
– Представляете, – удивлялся министр, – ребенку в эвенкийской деревне теперь надо учить кроме родного эвенкийского, обязательного якутского, конечно русского, в таком же обязательном порядке еще и английский.
Если в Республике Якутия английский становится рабочим, то в любой деятельности без него не обойтись. То есть независимо от способностей незнание рабочего языка, на котором не говорят ни в семье, ни на улице, становится преградой. А для учеников в школе изучение английского теперь как воинская повинность, национальный долг.
И дело совсем не в том, что эвенкийским или якутским ребятам не надо знать английский, конечно, надо, дело в обязательности.
Здесь вопрос в высшей степени деликатный, да и нешуточный: как вести образовательную политику в странах с возрождающимся национальным самосознанием?
Как, например, примирить два подхода: сформированный в Европе гимназический, рациональный принцип школьного обучения и веками сложившийся метафорический способ восприятия природы и мира у северных народов?
Так что здесь не критика нужна, а спокойный, рассудительный разговор о самой проблеме властных способов регулирования образовательной политики.

Когда учиться – выгодно

На международном финансовом форуме в Давосе два центральных выступления, американского президента и английского премьера, были посвящены практически одной теме – нерушимой связи экономики и образования. Тони Блэр, председатель правительства Ее Величества королевы Великобритании Елизаветы II, неожиданно для многих заявил, что рассматривает перемены в образовании как самый главный источник перемен в экономике. При этом лидер английских лейбористов не стал ссылаться на банальные признаки постиндустриального информационного общества, а нестандартно объединил три вещи: социальную заботу правительства о людях, получение прибыли и личное счастье граждан. Логика у англичан такая: правительство сможет управлять страной, если сумеет предложить гражданам сделку. Сделку, благодаря которой гражданам будет выгодно быть образованными, потому что тогда правительство гарантирует им высокий уровень социальной заботы.
А правительству выгодно – потому что при высоком уровне образования, считает правительство Тони Блэра, будет рост прибыли, рост экономической жизни страны. Что, собственно говоря, и составляет главную заботу правительства.
Для нас это интересно хотя бы уже потому, что на экономическом форуме обсуждается образование, но для нас важно еще и другое – в условиях гражданского общества и развитой демократии благо для нации достигается не принудительным действием, а сделкой. Взаимовыгодным соглашением. Мистер англичанин, с одной стороны, и английское правительство – с другой, берут на себя взаимные обязательства. Англичанин, с одной стороны, обязуется долго и хорошо учиться. Долго и хорошо.
Правительство, с другой стороны, обязуется тем гражданам, которые будут долго и хорошо учиться, обеспечить высокий уровень социальной защищенности. Зарплату, льготы по страхованию, пенсии и даже, возможно, налоговые льготы.
Честно? По-моему, да.

Одно важное замечание

Надо обязательно оговориться, что на самом деле английская система образования и вообще отношение английской власти к школе, с нашей точки зрения, далеко не идеальны. Чего стоит, например, жуткая инспекторская проверка секретариата по образованию (английское министерство) одной из самых старых и самой знаменитой альтернативной школы – Саммерхилл. Об этом много писали в английской прессе и даже в нашей. До сих пор над Саммерхилл висит угроза закрытия.
Мы видели в Англии много авторитарных школ и даже участвовали в конференциях и семинарах, на которых английские педагоги и управленцы высказывали самые что ни на есть консервативные педагогические точки зрения.
И сами английские директора и учителя часто недовольны своей системой. Но это их внутреннее дело. Для нас сейчас важно, что премьер-министр Великобритании лично выдвинул базовый принцип образовательной политики. При этом он не призвал повышать зарплату учителям, не объявил об увеличении бюджета образования, он провозгласил принцип образовательной политики.
Общий принцип, который в конечном итоге должен привести и к увеличению бюджета, и к увеличению зарплаты учителя.
Но при этом власть не совершила действие по отношению к учителю, ученику или школе. Власть предложила соглашение с гражданами, с каждым отдельным гражданином, который сам по себе, своими действиями, если согласится на это предложение, увеличит бюджет образования и поднимет зарплату учителей.
А это уж во многом зависит от того, что сможет предложить система образования. Если то, что она предложит, будет принято государством, правительство признает результат образования как выполнение своего соглашения с гражданами. И, таким образом, не прямо, не в приказном порядке правительство, государство усиливают свою власть над школой.
Но это результат гражданского соглашения, если хотите – сделки, а не приказа.

Урок, который дает политика

В этом и заключается педагогика образовательной политики.
Потому что образовательная политика оказывает на граждан такое же педагогическое воздействие, как учитель в классе на учеников.
Если эта образовательная политика носит приказной характер, значит, общество получает уроки авторитарных отношений. Если образовательная политика строится на основаниях сотрудничества, партнерства или, как сказали бы ученые из Академии образования, субъект-субъектных отношений, то у общества, у граждан формируется способность договариваться и вступать в равноправные отношения с другими, в том числе и с государством.
Любое правительство, любая власть, президент или парламент, своими любыми действиями шлет обществу педагогическое послание.
– Так можно, – говорит власть, не отдавая долги учителям, или развязывая войну, или организуя войну компроматов, или...
– Так можно, – говорит президент, обязывая всех граждан делать что-то, не следуя их личному интересу, не заключая взаимовыгодного соглашения, а следуя высшим интересам государства и навязанной гражданам чужой воле.
Тони Блэр и Михаил Николаев действуют в совершенно разных обстоятельствах, и сравнивать их решения невозможно.
Да и вряд ли они сами готовят материалы для своих решений в области образовательной политики. Поэтому наше послание таково: цель – поднять общекультурный уровень нации посредством изучения языков – это замечательная, прекрасная цель. Но она представляется нам нереализуемой, если пытаться ее воплотить так натурально – обязать всех вести дела на английском.
...Для нормальной жизни человеку необходима возможность действовать и жить произвольно. То есть согласно своей воле. А не чужой.
И в этом, как нам кажется, высший интерес государственной образовательной политики.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"