Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №03/2009

Третья тетрадь. Детный мир



РОДИТЕЛЬСКИЕ ИСТОРИИ


Елена Шейнина

Самый худший почерк в классе

У меня есть дочь. Талантливая девочка. Мамы поймут: это когда у тебя появляется ребенок, и сразу будто мудрее тебя. Будто глубже тебя понимает жизнь. В пять лет дочурка вела длинные философские беседы и поражала тем, что умеет долго думать одну мысль, не перескакивая на другие. И еще – чувствовала, что такое чистый язык, и играла словами, как заправский филолог.
Потому, когда пришло время, я решила, что дочери надо учиться в языковой школе. И тут все радости кончились.
Она постоянно страдала. Оттого, что я не могла ей давать в школу столько денег, сколько давали другие родители. Оттого, что ее тетрадки и книжки были не так опрятны, как у других, потому что ей никто не помогал делать уроки и не собирал ей портфель. Оттого, что она была попроще, значительно беднее, чем другие девочки, одета.
И как-то дочь сказала: «Знаешь, у меня самый худший почерк в классе». Я ответила, что ерунда, мол, пойдешь в 5-й класс, и никого из учителей не будет интересовать твой почерк, лишь бы было понятно. Но самой стало страшно: делая такое заявление перед всем классом, учительница собственноручно возводила стену между моей дочерью и классом. А стена эта и так намечалась: дочь, имея природную критичность ума, не особо стремилась налаживать отношения со взрослыми, не умилялась обновкам девочек, хотя сама ничем таким похвастать не могла – она ребенок из пятидетной семьи.
Я чувствовала, что к моему ребенку относятся без доброты, а забирать дочь из этой школы мне не хотелось, ведь поступить сюда в 5-й класс очень сложно.
Но пятый класс не стал панацеей… Я убедилась, что если ребенок в младшей школе подвергается моральному давлению в классе, средняя школа в том же коллективе положительных изменений не даст. Проблема усугубилась, как ни странно, на уроках немецкого языка. Из-за пропусков по болезни моя дочь не усвоила азы, и учительница превратила девочку в наглядное пособие «как не надо». Почему-то она не спешила помочь и объяснить. Правду сказать, учительница и к другим была очень строга – чего стоила система ее оценок, особо изощренная: от пяти отнимался балл за каждый неправильный ответ, и за контрольную из 25 заданий некоторые дети зарабатывали «минус двадцать баллов».
Говорят, это очень сильный преподаватель и немецкий у нее знают все. Наверное. Все, кто выдерживает этот стиль. Я отвела дочь на курсы немецкого, чтобы подогнать предмет, и та начала что-то понимать. Но другой козырь, которого не отнять, оставался у учительницы в руках: моя дочь – настоящая «сова». Ей очень тяжело вставать утром и к восьми уже начинать что-то соображать. А немецкий ставили почему-то нулевым. Так что со школой пришлось расстаться.
В новую школу ее устраивали «по звонку», поэтому директор брать не хотела. Лицей оказался педагогическим, детей в классе пятнадцать, уроки начинаются все так же рано, ездить в школу все так же на трамвае. И та же извечная ненависть к опоздавшим. Я пыталась сказать директору, что это педагогическая проблема, предлагала ее решать, а мне говорили: «У нас приличное заведение, и мы не потерпим».
Не потерпим – и все. Опоздания и внешний вид. Неумение вежливо отвечать на выговоры. Нежелание заниматься внешкольной работой и дежурствами. Что делать мне, если ребенок почему-то игнорирует правила школьной жизни? Правила-то реальной жизни она принимает прекрасно. И по дому поможет, и обязательна в отношениях с подругами, и корректна со всеми.
Итак, моя дочь не хочет ходить в школу. Если она опаздывает на урок, она будет наматывать круги по улицам. И не потому, что она склонна к бродяжничеству, а просто из-за того, что не хочет сталкиваться с пренебрежительным к себе отношением. Ребенок опаздывает в школу, и у порога на него смотрят как на врага народа. Каково после этого переступить порог класса? Считается верным думать, что такое отношение к себе она заслужила, и это прямо говорится.
Итог: у дочери сильные мигрени и регулярные пропуски занятий. У нас уже есть справка. Медицинский диагноз всегда появится, если сильно где-то не хочешь быть. Но скажите мне, педагоги, вам что, нужны эти диагнозы? Чтобы мы их производили? Или у нас много здоровых детей?
Пренебрежительное отношение к ребенку – наибольшее зло, которое может быть, но в то же время это самый распространенный дефект школы. Как правило, школа только констатирует. Констатирует «плохость» ребенка на каждом шагу. А должна бы растить, учить. Воспринимать порученных детей с добротой и сердечностью. Допустим, мой ребенок совершил неприятный для меня поступок. Могу ли я позволить себе пренебрежение? Нет. Я сильно расстраиваюсь, горюю, но продолжаю его любить. И это очищает ребенка.
Присмотритесь: дети приходят в школу из разных семей, в том числе пьющих или нищенствующих. И таких гораздо больше, чем можно себе представить. Даже в полных семьях у многих родителей не хватает душевных сил и покоя, чтобы обратить внимание на способности своих детей. Значит, их будущим должны быть озабочены те, кто их учит и воспитывает. Наша с вами школа.