Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №9/2010
У статьи две рубрики (+в преддверии юбилея)

2010 ГОД СОЛОВЕЙЧИКА


...И началась эпоха больших разговоров

…«Ватагу “Семь ветров”» Симона Соловейчика я впервые прочел в 9 классе – очень логично, не так ли? Потом перечитывал ее, но не часто. Каждый раз было немного страшновато открывать книгу: казалось, автор заранее знал, в какие очередные психологические, педагогические, карьерные дебри занесет меня жизнь. Или это я сам бессознательно повторял сюжеты из жизни провинциальной городской школы № 14? В своем городе я по сию пору живу напротив школы с таким же номером и даже работал там одно время. Мудрый директор поместила мой первый психологический кабинет на первом этаже своей школы-стекляшки. И однажды через окно ко мне залезла целая банда «трудных подростков», которых через дверь не то что к психологу, в саму школу-то заманить было невозможно. Для чего? Поговорить. «И началась эпоха больших разговоров». Продолжается она до сих пор, и я только на лекциях называю это умным словом «индивидуальное консультирование».
До сих пор ловлю на себе удивленные взгляды, обращаясь к студенту или старшекласснику «мадемуазель», «господин», «барышня». В том, что это необходимо обеим сторонам, убедил меня Симон Соловейчик. Правда, «бал с фамильными драгоценностями» пока устроить не удалось, но это дело поправимое.
Со старшеклассниками юридического класса мы разбирали перипетии суда над декабристами, вот где кипели подлинные страсти! А то, что педагогика – это страсть, мне показал опять-таки Симон Львович.
Еще первый раз читая «Ватагу», постоянно задавал себе вопрос: а почему его герои ничего не боятся? Почему им все можно? И манифест его называется «Человек свободный» – почему? Этот вопрос не ушел, видимо, я так и не достиг необходимой степени свободы.
А вот нелюбовь у нас с Соловейчиком общая: «классическая», точнее, «советская» дидактика и теория воспитания. Ныне ее слегка модернизировали и стали называть «технологии». Я же от курса педагогики бежал всю жизнь, как и от должности завуча по воспитательной работе, но этот курс возвращался ко мне с завидным упорством. И вот как-то после очередного, я бы сказал, редкого прочтения «Ватаги» у меня вдруг сформулировалось: педагогика – наука о любви и власти. И с тех пор все в моей жизни и моих представлениях стало понятнее. Правда, не знаю, согласился бы со мной автор или нет?
Может быть, это смешно: начинать и заканчивать лекцию или консультационную сессию явным акцентом или ударной нотой, «открытой моралью», как это делал Соловейчик во всех своих книгах. Но ведь это и превращает их в событие!
Когда мои ученики рассуждают о «матрицах», о сформированности и просчитанности нашего мира и бытия, мне немного смешно: разве это матрицы! Вот в советские годы были матрицы так матрицы.
Конечно, любая дорога ограничивает, но выбираем-то дорогу мы сами. И сами идем по ней, держа где-то под мышкой какие-то книги. Я вот – «Ватагу “Семь ветров”» Соловейчика.

Георгий ЖАРКОВ
г. Муром