Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №17/2008
Вторая тетрадь
Школьное дело

Кожурина Людмила

Оценка обесценивается...

Похоже, она перестает быть средством обратной связи и превращается в самоцель

В конце августа прошел ежегодный Всероссийский интернет-педсовет по актуальной теме «Оценка качества и содержания образования».
Выразить свое мнение, поделиться наработками по теме, поучаствовать в дискуссиях мог каждый, однако говорить открыто решились лишь сотая часть всех участников. Заинтересованное большинство – молчаливые наблюдатели.
Может быть, люди робели перед высокой трибуной? Да нет, «предыдущие ораторы» ничего заумного не говорили. Или не хватало решимости заговорить с незнакомцами? Тоже нет, каждого «новичка» здесь встречали исключительно доброжелательно. Правда, одного немного покритиковали. Того, кто сказал: «А что обсуждать? Все равно от нас ничего не зависит».
Что за странность: чем больше говорят о самостоятельности, прозрачности, демократичности, тем меньше всего этого становится? Чем подробнее разъясняют ситуацию, тем темнее вокруг?

«Дело не в деталях, а в правилах игры»

С одной стороны, что проще: оценка – средство обратной связи ученика и учителя, учителя и администрации школы, администрации и органов управления образованием, органов управления и… И
тут – стоп. Раньше было: управления образования и государства (министерства), теперь образование курируют местные власти. То есть программа-то выполняется государственная, примерные методики исполнения тоже идут сверху, а вот разрабатывать оценку качества образования должен регион. Мол, все регионы разные, и везде своя специфика.
Все стало сложно. Требуется умение определять цели и задачи оценки качества в конкретных условиях, подбирать или создавать средства, инструменты оценки и единицы измерения, адекватно применять их на практике, проводить анализ полученных данных, изменять в соответствии с ними условия организации образовательного процесса в конкретных условиях.
Вопрос – от кого требуется? Надо думать, от региональных управленцев. Но ни один из них на виртуальный педсовет не пришел, хотя мероприятие проводилось под эгидой Федерального агентства по образованию и соответствующее информационное письмо было разослано в регионы. Так что по статусу участников обсуждения можно понять, кто же у нас разрабатывает оценку качества на самом деле. Заместители директоров школ. Руководители региональных центров информатизации. Активные учителя.

«Мы прошли экспертизу!»

Вот завуч школы выставляет разработанный материал по теме. Люди спрашивают: «По каким количественным показателям или качественным индикаторам вы предполагаете оценивать результаты работы по описанным направлениям?» Ответ: «Наша программа прошла экспертизу!» Вопрос: «Это написано, чтобы гранты получать за инновации или чтобы детей учить?» Ответ: «Создается впечатление, что вы очень далеки от проблем образования!»
В самом деле, пиар-документы не для того создаются, чтобы их сличать с реальностью. Важный навык: суметь замаскировать в большом количестве терминов и понятий, в нагромождении деталей – пустоту.
И по индукции – оценка труда учителя. Что ты сумел показать? Как ты «пропиарил» свою историю, физику, литературу? С презентацией ли? Да хороши ли были картинки и заголовки? А работу с родителями? О, есть видеоролики, молодец! А уж смыслы мы приставим. Под какую проблему скажут, под такую и приставим.
Эти новые социокультурные нормы уже сформировались. Они по вкусу многим администраторам-практикам: «Работать стало интереснее, не сравнишь, как было раньше». Еще бы! Теперь не важно, что десятиклассник, который рубли в копейки перевести не может, сидит у тебя перед носом. Переводить рубли в копейки не задание ЕГЭ и не параметр «Модели выпускника школы».

Грубый мир

Идет диалог об оценке воспитанности: «Диагностика уровня воспитанности осуществляется методом экспертной оценки. Каждый учитель, классный руководитель имеет критерии, по которым и складываются показатели. Результаты экспертизы сопоставляются со стандартами воспитанности, зафиксированными в «Модели выпускника». Реплика: «Не лучше ли построить измерительный инструмент в форме ролевых игр? Можно проверить развитие навыков общения, совместной работы, ответственности и воли, выполнения принятых обязательств».
Конечно, не лучше! Потому что – как отчитаться? А главное условие хорошей оценки – совпасть с представлениями оценивающих.
Победить субъективность, считают обсуждающие тему педагоги, можно, если оценка станет многофакторной. Внешняя (административная и выше) + внутренняя (ученики и ближайшее сообщество) + самооценка. Иначе так: «Один знакомый учитель учит детей на уроках естественно-научного цикла рисовать. Примерно половину учебного времени дети рисуют. Знания формируются однобокие, умения не соответствуют стандарту. Однако же часть ее выпускников учатся на архитектурном факультете».
Трактовать такую ситуацию можно по-разному даже в заданной сегодня парадигме «образовательных услуг». Оказывает услуги, да не те, которые заказали. Качественно, да не по профилю. Детям интересно, а специалистам не нравится. Про родительскую оценку не забудем. Кстати, ее особенности иллюстрирует другой пример: «Родители восхищены порядком, царящим на уроках педагога и в тетрадях учеников, тогда как дети идут на эти методически грамотные уроки насильно».

Тщета рационализации

В общем, чем дальше в лес, тем глуше. Говорить про «хорошо» и «плохо» внутри образования стало невозможно – благодаря систематическому бреду на тему рационализации и оптимизации педагогических процессов. Уникальных, неповторимых и нелогичных по своей сути процессов. Педагогика не экономика и не юриспруденция. Там – да, эффективность действий определяется их отношением к цели, последовательностью шагов и корректировкой качеств исполнителя. В педагогике же, как в эстетике, эффективно «отношенческое»: эмоциональное, интуитивное, сердечное, этическое. Целесообразность без цели. Невероятность при очевидности. И другие странные яркие случайности.
То, что сейчас происходит, – грандиозная подмена. Разговор на pedsovet.org обнажает ее. Оценка уже перестала быть средством обратной связи (как поработали? что получилось?), превратилась в самоцель, в кредитную карту. Директор по ней получает грант, учитель – надбавку к зарплате, ученик поступает в вуз. Соответственно: «хорошо» в образовании – связи, мобильность и деньги. «Плохо» – их отсутствие.
Не потому ли так мало нашлось охотников обсуждать эту новую Оценку-с-меркантильной-физиономией?