Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №22/2006

Первая тетрадь. Политика образования
Первая тетрадь
политика образования

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, КОТОРУЮ МЫ НЕ ВЫДЕРЖИВАЕМ
 

Нина МИШИНА,
учитель

Не пришла ли пора обсудить, как работать с «трудными» детьми в общеобразовательной школе?

Честно говоря, не могу больше молчать глядя на то, что происходит в образовании. Лавинообразно растет число «сложных» детей. И общеобразовательная школа чаще всего лишь усугубляет их проблемы.
Мы обособляем таких детей и их родителей, создаем спецклассы или унижаем своим отношением в классах обычных. Во всем главенствует стандарт, требования стандарта. Конечно, работать с «трудными» детьми сложнее, чем с одаренными или обычными. Сил на каждого уходит куда больше, а требования качества и успеваемости одинаковые. Вот и получается, что инструкции вынуждают учителя на «трудных» сил не тратить.
Но дети эти на самом деле нестандартные, требующие к себе нестандартного отношения во всем. И попытка применить к ним общие мерки заканчивается плачевно прежде всего для самих детей, а затем и для педагогов, работающих с ними стандартно...

Административные методы

Пока, если говорить о школьной практике, картина получается неприглядная. Вот, например, обычный интегрированный класс. Где места «трудных» де-
тей – чаще всего на галерке, на последних партах, чтобы не мешали учиться другим.
А как классный руководитель решает проблемы этих детей? Как ни печально, но самый распространенный вариант – через административный совет.
Только, как правило, это не помогает. И уже не только дети, но и родители, посетившие этот совет, отворачиваются от школы. Хотя и беседа состоялась правильная, и высказано все было корректно… Но почти каждый родитель уносит осадок в душе, стыд за своего ребенка. Почему?
Потому что классный руководитель пропускает первый, самый важный этап – личную беседу с родителями и ребенком, лучше всего дома, в семье. Так больше пользы. Но идти разговаривать то ли не хочется, то ли гордость не позволяет. Административный совет удобнее – по вызову администрации родитель обязан явиться в школу.
Так кто же виноват: дети, родители, педагоги?

Классы для «трудных»

Другая беда школы – разделение детей. Вот конкретный пример. В школе было два интегрированных седьмых класса. Разделили – получили три восьмых. В 8 «В» собрали всех учеников из детского дома, всех, кто «не подошел» в другие классы.
В 8 «В» было 17 учеников, к девятому классу осталось 13. Все мальчишки: шестеро детдомовцев, семеро – родительские дети. Четверо уже судимы, «условники», остальные на различного рода учетах.
Такой вот класс. Можно предположить, что его создание – дело вынужденное. Но тогда надо признать, что в этом классе должен быть сильный руководитель, который вытянет этих детей. Вот только ведомственные нормы этому противоречат.
В 9 «А» осталось 25 детей, оплата за классное руководство – 1000 рублей. В 9 «В» – 13 детей, оплата – 520 рублей. А работы с подростками, учитывая проблемность, в три-четыре раза больше – в школе, в семьях, в детском доме.

Взгляд с другой стороны

А теперь давайте познакомимся с мальчишками из 9 «В» поближе.
Паша Х. – внутренне культурен и мягок, поэт, прекрасно владеет карандашом. Его мечта – проектировать дизайн автомобилей. В прошлом он отличник, музыкант-самоучка, член юношеской музыкальной группы. Мама спилась, ее убили, отец тоже запойный, но работает. Мальчика воспитывают дедушка и бабушка.
Серега С. – лучший баскетболист детского дома при росте 157 сантиметров. Вова Б. помешан на английском. В конце девятого класса он выполнил контрольную для одиннадцатого на пятерку, хотя из самих одиннадцатиклассников только несколько человек вытянули на тройку. К тому же он прекрасно рисует. Дима С. за футбол душу отдаст.
Иван С. – прекрасный резчик по дереву, учится в школе искусств, его работы отмечались на конкурсах различных рангов. Он болен сколиозом. Мама два года ломала голову, за что ее сына посадили в «такой» класс.
В общем, это прекрасные парни, открытые люди, которые не хотят подделываться под стандарт: какие есть, такие и есть. Они не держат камня за пазухой, а открыто выдают то, что есть на душе, хоть педагогу, хоть администратору. А кому это понравится…
Поэтому первый вопрос, который они задали мне, когда я стала их классным руководителем: «А зачем вы пришли к нам, перевоспитывать?»

История одного педсовета

Но то, что случилось с моим бывшим 9 «В», еще не самый худший вариант. Этих ребят по крайней мере оставили в школе учиться. Бывает и по-другому.
…На педсовете читают обращение девятиклассника к педагогам: «Клянусь!!! Буду учиться, не пропущу ни одного урока, буду заниматься дома, только, пожалуйста, примите в 10 класс. Юра Б.»
О мальчике и его проблемах я знала немного, понаслышке. Но сразу же заявила: если примете, то сажайте ко мне.
Голосование и при таком раскладе было сложным. Несколько голосов «за», больше половины воздержавшихся, остальные против того, чтобы юноша смог продолжить образование.
Позже я узнала подробности. Отца Юры задавил по пьянке машиной его тесть – вместе машину ремонтировали. Мать запила. Дома всегда было спиртное, начал пить и Юра. Лечили официально. Не помогло. Мать в это время завела любовника, закадычного друга отца. Узнав об этом, Юра два раза резал себе вены, едва спасли. Ну разве до учебы парню в такой ситуации…
Тем не менее в августе, перед педсоветом, он семь раз вместе с бабушкой или мамой приходил в УО и школу, просился учиться. Бесполезно. Тогда сам написал клятву.
…И на самом деле за два года учебы не было ни одного прогула. Конечно, учился Юра всяко – 3, 4, 5. Но четко без двоек.
Первые две недели его учебы я вся была на нервах, боялась и Юры, и за Юру, пока не вышла на прямой разговор с ребятами, а отношения с ними были очень доверительные. И знаете, что они мне сказали: «Не бойтесь, Юрка очень хороший парень, но балбес, без царя в голове, но не подлый».
Каким одаренным оказался этот Юра: поэт, художник, прекрасно лепит, научился сам играть на гитаре. По его инициативе создали группу гитаристов в классе, я нашла им руководителя, затем они стали заниматься сами. Двое из группы – Юра и Андрей В. – стали писать свои песни, за одни сутки с помощью ребят из класса подготовились к районному смотру к Дню защитника Отечества и взяли на нем первое место.
Юра постоянно вел школьные и классные мероприятия. Мягкий, обаятельный, безотказный, ни разу ни меня, ни ребят не подвел.
Он уже закончил школу, нашел себе хорошую подругу, учится, работает. Вот тебе и дважды суицидник, алкоголик в пятнадцать лет. А что бы с ним было, если бы тот педсовет закончился отказом? И сколько еще педсоветов в наших школах так и заканчиваются?

Три ключевые проблемы

Моя собственная практика работы с «трудными» детьми, работа моих коллег в обычных и коррекционных классах, беседы с ними убеждают меня: чем мощнее воспитательная сторона деятельности классного руководителя, тем проще решаются и личные, и учебные проблемы детей.
В этой ситуации важно разобраться в нескольких ключевых проблемах, которые кроются в устройстве школы, в принятых «правилах игры». Вот они:
– При каких условиях педагог будет заинтересован в решении образовательных проблем «трудного» ребенка?
– Как правильно организовать жизнь школы и класса, чтобы нестандартный ученик смог реализовать свои возможности?
– Каким должен быть классный руководитель, чтобы родитель сам шел к нему за помощью в решении проблем своего ребенка?
Мне кажется, что эти пункты отражают основные изъяны сегодняшней школы. И если их грамотно устранить, школа станет общеобразовательной не только по названию, но и по своей сути.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"