Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №6/2006

Вторая тетрадь. Школьное дело
Первая тетрадь
политика образования

РЕПОРТАЖ

Международное исследование PISA в России упоминается как синоним просчетов отечественного образования. А между тем у нас есть школы, для которых PISA – это синоним успеха.

Светлана КИРИЛЛОВА

Элитная школа.
Открыта для всех

“Вы про эту школу собираетесь писать? – удивился водитель, который привез меня к ивановскому лицею № 22. – А я думал – про какую-то частную. Смотрите: половина фасада не покрашена. Значит, самая обычная школа”.
…С виду – обычная. А на самом деле лицей № 22 города Иванова входит в пятерку лучших школ России по результатам исследования PISA. В этой пятерке с ним соседствуют элитные школы Питера и Москвы.
Выходит, деньги и возможности школы здесь не главное.
А что тогда?
За ответом на этот вопрос мы и отправились в 22-й лицей.

Все плацкартные, общие и сидячие вагоны знаменитого состава Москва – Иваново – Кинешма заставлены огромными клетчатыми сумками. Граждане, везущие товар для ивановских бутиков, прячут свои стоптанные сапоги на третью полку, чтобы ночью не утащили соседи. В этом поезде пассажиры плацкарты все еще носят деньги у сердца. А большую клетчатую сумку здесь прозвали “радикуль”. Про дамский ридикюль забудьте. “Радикуль” – это то, от чего разыгрывается радикулит.
На знаменитом ивановском текстильном рынке, куда междугородные автобусы когда-то каждый день свозили паломников, жаждущих местных тканей оптом и в розницу, предприимчивые торговцы зазывают покупателей: “Турецкий текстиль! Турецкий текстиль!”
Но в круговороте этой клетчато-коммерческой жизни то и дело возникают удивительные явления, совсем не вписывающиеся в эту унылую постсоветскую эстетику. В городе, пусть и незаметно, идет другая жизнь. Например, для выдвижения на премию Президента РФ по области выделена квота – 19 школ. Только в Иванове документы подали уже 17 инновационных школ.
“Интересные школы”, – соглашаются учителя лицея № 22.
А им можно верить.
Бывшую фабрично-заводскую ивановскую школу № 22 (ставшую в 1990 году лицеем) всегда хорошо знали в городе. Недавно о работе лицея узнали и в вузах Москвы и Петербурга, куда его выпускники поступили с высокими баллами ЕГЭ. В 1993 и 1995 годах лицей был назван школой года. В 1995 году получил Диплом Министерства образования РФ, в 1996 году – грант Сороса. В активе – благодарственное письмо ученого совета МГУ и Министерства образования РФ за подготовку призера Всероссийской олимпиады школьников по математике. Грамота управления образования администрации города Иванова “За высокую результативность инновационной деятельности в 2004 году”. Из 127 педагогов школы – три кандидата наук, три заслуженных учителя РФ, четверо – призеры конкурса “Учитель года” разных лет, четверо – лауреаты гранта “Соросовский учитель”, которого преподаватели удостаивались по опросу студентов-первокурсников.
Однако новый интерес к работе лицея вызвало проведенное в 2005 году исследование Центра оценки качества образования Института содержания и методов обучения РАО.

Впереди лидеров
Два предшествовавших года эксперты Центра оценки качества анализировали причины низких результатов российских школьников на международном исследовании PISA. Оно проверяет функциональную грамотность 15-летних подростков из разных стран мира.
В 2003 году провал российских
15-летних школьников по сравнению с их сверстниками из Гонконга, Финляндии, Японии был удручающим. Россия с ее академическими традициями оказалась в самом конце рейтинга (где, впрочем, пребывали и США). Эксперты РАО подтвердили, что наши подростки не умеют ориентироваться в нестандартных ситуациях, не умеют применять полученные на уроках знания вне школьной программы. Школа их этому не учит.
Однако специалисты Центра оценки качества РАО обнаружили в России несколько школ, ученики которых во время исследования PISA 2003 года поставили рекорд: их результаты оказались выше среднего балла школьников из стран – лидеров международного рейтинга.
– Мы искали эффективно работающие школы, – объяснила заведующая Центром оценки качества образования ИСМО РАО Галина Ковалева. – Поэтому для каждой школы, показавшей высокий результат на исследовании PISA, мы с помощью статистических методов вычислили тот балл, который школьники могли бы получить исходя из материальной базы школы, ее педагогических ресурсов, социально-экономического статуса семей школьников. В нашем исследовании самой эффективной считалась та школа, которая дала статистически более высокий результат, чем мы ей предсказывали.

…Оказалось, что на всю Россию (а в исследовании PISA 2003 года принимали участие почти шесть тысяч 15-летних школьников из 212 школ и ПТУ в 46 регионах) таких эффективно работающих школ – пять.
Это – лицей при Новосибирском государственном техническом университете, гимназия № 1534 г. Москвы, лицей г. Троицка (Московская область), средняя школа № 557 Санкт-Петербурга.
“Крупные города, высокий социально-экономический статус родителей” – определили причину успеха этих учебных заведений эксперты.
Но среди этих эффективных школ, совершенно неожиданно для ученых, оказался лицей № 22, расположенный в рабочем городе Иванове рядом с текстильным рынком.

...И никакого  демографического спада
Так вошла в историю та самая школа с наполовину покрашенным фасадом.
– На вторую половину фасада нам не хватило денег, – спокойно разъяснил заслуженный учитель РФ Виктор Самсонян, директор эффективно работающей школы. – Хорошо, что до холодов успели покрасить.
Самсонян в 80-е годы работал начальником управления образования города.
– Но чувствовал, что занимаюсь чем-то ненужным. Я просто хотел работать в школе, – говорит директор. – Эта школа вводилась в 1988 году. И я пришел сюда.
Сейчас, когда администрация школы оформляет документы на конкурс инновационных учебных заведений, номинированных на грант Президента РФ, у учителей возникла было надежда, что на президентский миллион удастся докрасить фасад. Подсчитали: миллиона хватит.
Но в управлении образования строго сказали: никаких фасадов. Миллион – если будет ваш – должен быть потрачен на инновации. Впрочем, учителя и этому обрадовались. На миллион можно будет докупить компьютеров и осуществить давнюю мечту – превратить школьную библиотеку в медиатеку.
В России много говорят о демографическом спаде. Но в ивановском лицее № 22 катастрофического спада учителя пока не наблюдают. Может быть, потом, через несколько лет, неуверенно говорят они. Школа, рассчитанная на 1100 человек, задыхается от наплыва желающих.
Сейчас у “эффективной школы” три здания, в которых обучаются полторы тысячи человек. Зачисляют в школу всех независимо от способностей и родительского статуса. Одни ивановцы называют между собой школу лицеем, другие – просто школой. Одни имеют в виду уважаемые в городе физико-математические классы, а другие – школу микро-
района, куда записывают по месту жительства.
– Это ваш принцип – никому не отказывать? – спрашиваю я у директора.
– Мне неприятно, если ребенок, живущий рядом со школой, получает отказ, – говорит Самсонян. – Я не представляю, как можно вести ребенка мимо школы и говорить ему: ты в эту школу не попал, потому что не очень умный. В двух кварталах от нас была бывшая неполная школа. Мы открыли там общеобразовательные классы вплоть до одиннадцатого. Мне говорили: Виктор Михайлович, зачем ты взял этот корпус? Пусть кто-нибудь другой о нем позаботится. Я отвечал им: там учатся наши дети, ивановцы. Кому, если не нам, о них позаботиться?»
…А ЕГЭ, в который недавно включилась Ивановская область? На едином государственном экзамене старшеклассникам из микрорайона, детям безработных отцов и матерей, не придется рассчитывать на высокие баллы. Вряд ли найдется директор, который не взглянет на картину успеваемости глазами управленцев...
– Управленцы пусть думают что хотят, – парирует Самсонян. – Выпускники наших математических классов получают такие баллы на ЕГЭ, что общий результат по школе все равно оказывается высоким. А принимать мы будем всех.

Задача неразрешима?
…Здесь уже хронически не хватает аудиторий для занятий. Даже составление расписания для такого количества уроков и элективных курсов – труд поистине героический. В школе уже три года размышляют над тем, чтобы перевести каждого ребенка на индивидуальный маршрут освоения учебных предметов. Но пока это невыполнимо: в школе нет свободных помещений, чтобы разбивать каждый класс на маленькие группы. Трудно сделать более дифференцированными элективные курсы: ведь если разделить каждый класс хотя бы надвое, нужно найти дополнительную пустую аудиторию!
В надежде, что распределить всех по часам и классам помогут компьютерные технологии, в лицее № 22 купили компьютерную программу “Аверс-расписание”. Заложили в нее все данные и получили от компьютера ответ: “Ваша задача неразрешима”.
Завуч Нелли Владимировна Мишина взяла все данные, посидела одну ночь – и составила новое расписание…
Одним словом, педагоги привыкли сталкиваться с трудностями и не боятся их. Потому и не требуют формировать классы по15–20 человек. Знают, что возможностей для этого нет. (Почти в каждом классе учатся по 30 человек.) Не требуют провести искусственную селекцию учеников по принципу “этот мне нравится, а с тем трудно работать”.
Одну из причин успеха школы учителя видят именно в этом.
Но профильные классы в лицее действительно есть. Только у них уже пятнадцатилетняя история.
– В 1988-м в школе высадился университетский десант. Здесь открылся филиал кафедры педагогики и частных методик Ивановского государственного университета. В 1990 году сотрудничество школы с университетом оформилось и сложился комплекс “школа-вуз”, – рассказывает Тамара Александровна Воронова, профессор ИвГУ, научный руководитель учебно-научно-педагогического комплекса “Университет-лицей № 22”. – Преподаватели университета вместе с учителями лицея искали научно-педагогическое решение двух проблем. Первая – реализация личностно-деятельностного подхода в обучении. Вторая – индивидуализация и дифференциация создания профильных классов. Это было в те годы, когда в стране еще не говорили о профильном обучении.

…Преподаватели университета и учителя ивановского лицея делали это не по министерскому приказу, а потому, что хотели сделать школьное обучение интересным. Общие принципы исследования PISA педагоги, конечно, знали и были с ними солидарны. Просто не планировали, что 15-летние школьники из России когда-нибудь будут в нем участвовать. И не планировали, что в выборку по России попадет их лицей.
– Открытие профильных классов в общеобразовательной школе предусматривает, что детей рано или поздно приходится разделять по способностям. Нередко это связано с большими обидами. Как вам удается их избегать? – спрашиваю я.
– Да, иногда некоторые дети пытались бравировать перед другими. Но мы всегда доказываем им, что они не правы, – говорит директор лицея Виктор Самсонян. – Ребенок должен учиться именно в тех условиях, в каких ему позволяют способности, иначе он будет мешать учиться другим. Детей нужно разводить по разным классам. Но это должно быть сделано с учетом мнения психологов, врачей, родителей, учителей. Мы разработали целую систему, и она – как показали результаты по исследованию PISA – сработала. После седьмого класса, когда мы комплектуем профильные восьмые классы, родители узнают, удобно ли будет учиться здесь ребенку, смогут ли они освоить программу. Наши ивановские родители знают, что в этих классах будет немного подороже учиться: например, если программа инновационная, то учебников – больше, пособий – больше.
– Значит, школа оказывает платные услуги?
– Мы могли бы проводить за деньги углубленные курсы. Но нас вполне устраивают учебные планы, которые у нас существуют.

Формула успеха – согласование позиций
…Со времени создания в 1990 году первых профильных классов в лицее № 22 накопился немалый опыт. За пятнадцать лет руководители школы поняли, чем грозит бюрократическая профилизация, когда детей делят на продвинутых и посредственных в зависимости от учительских симпатий и родительских средств.
– С самого начала мы начали покупать и создавать сами диагностические психологические программы, которые помогли бы нам определить склонности и интересы детей, – рассказывает Тамара Воронова. – Нам приходилось переубеждать учителей-предметников, которые волюнтаристски определяют способности своих учеников. Ведь есть же дети, которые даже в девятом классе не раскрыли своих возможностей! Исследование PISA проверяет готовность 15-летних детей к осознанному учению. А к нему подавляющее большинство российских школьников не готовы. То, что участники исследования PISA из нашей школы рано могли выбрать профиль, давало им уверенность в собственных силах, ощущение надежности. Так складывается положительное отношение к школе и к учебному процессу. Нашим школьникам интересно применять полученные знания. Но прежде чем подойти к этому, нам всегда надо решить одну и ту же проблему: сгладить конфликт между позицией учителя-предметника и ребенка, который хочет учиться у него в классе, но имеет невысокие баллы.
Сегодня четыре школьных психолога следят за каждым учеником, начиная с его зачисления в школу. Потом досье на ребенка передается из начальной школы в среднюю.
– База данных по каждому ребенку накапливается у нас с первого класса, – говорит школьный психолог Елена Геннадьевна Пугачева. – С годами мы просто дополняем ее.

Еще задолго до перехода в старшую школу, в 8–9 классах, учителя, методисты, родители и конечно же сами ученики приступают к “согласованию позиций”. Иногда позиции согласовываются много месяцев. По каждому ученику проводятся педагогические консилиумы и педсоветы.
– Мы долгие годы пытались гармонизировать стремление школы, желания учителей, интересы ученика и его родителей. Результаты вы видите сами, – говорит научный руководитель комплекса «Университет-лицей № 22» Тамара Воронова.
…Недавно в школе запустили новый проект по совместному анализу урока, в котором принимают участие три стороны – учителя, школьники и их родители. Этот проект можно назвать зародышем общественной экспертизы, о формах и содержании которой сегодня так много спорят в Министерстве образования и науки, в министерствах образования субъектов РФ, в школах.
Учитель лицея № 22 дает урок, затем присутствует при «разборе полетов». Его урок оценивают присутствующие – учителя, студенты-педагоги, ученики и их родители. Каждый преподаватель может увидеть свою профессиональную деятельность глазами посторонних. Взгляд со стороны – ценная вещь. А мнение родителей – это мнение заказчиков образовательных услуг.
В лицее № 22 такой открытый урок рассматривают как одну из форм повышения квалификации учителей. Но анализ, которому подвергается работа учителя на уроке, можно назвать и «повышением квалификации» родителей. Администрация школы убеждена, что папы и мамы тоже должны понимать, чему, как, почему и зачем учат их детей.
Детям тоже предлагается ответить на вопросы соответствующей анкеты. Например: на каком этапе урока тебе очень хотелось высказаться, но не получилось? Или: на каком этапе урока твое внимание отключалось и почему?
Конечно, для некоторых педагогов обсуждение их деятельности непрофессионалами может оказаться болезненной процедурой.
– Поначалу мы опасались этой формы экспертизы, – признают в школе. – Но теперь у нас уже есть опыт: таким образом прошло пять уроков. Мы убедились, что дети из 9 класса замечательно проанализировали урок учителя.
Ученики лицея № 22 тоже учатся открыто анализировать свои ошибки и трудности.
На особом уроке школьники с помощью педагогов выявляют причины своих затруднений в том или ином предмете, стараются понять свои типичные ошибки, намечают пути их исправления. Поначалу методисты даже сомневались: можно ли назвать это в прямом смысле уроком математики? Или уроком психологии?
Сегодня педагоги и администрация школы считают, что ученический «разбор полетов» тоже мог стать одной из составляющих успеха детей в исследовании PISA.
Но в исследовании PISA школа участвовала почти три года назад. И неизвестно, попадут ли ее 15-летние ученики в выборку будущего международного исследования PISA.
Интерес к учебе старшеклассников из лицея № 22 остается неизменным.

А результат таков. 181 призовое место в городских и областных олимпиадах. Дипломы лауреатов Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ “Человек в истории. Россия. ХХ век”. Первое место в московской олимпиаде школьников “Экоэрудит”. 20% выпускников ежегодно заканчивают школу с золотыми и серебряными медалями. Коммерческие вузы в Иванове неоднократно предлагали администрации школы заключить договор и принимать выпускников лицея № 22 без экзаменов. Старшеклассникам лицея № 22 это не понравилось. “Не надо нам этих коммерческих вузов”, – заявили они. Ежегодно несколько выпускников поступают на бюджетные отделения вузов Москвы и Петербурга.

Выпускники – на экспорт
– Эксперты РАО назвали вашу школу эффективной. Как по-вашему, можно ли измерить эффективность школы? – задаю вопрос директору Виктору Самсоняну.
– Главная ценность – это репутация школы, – считает директор. – И ее измерить можно. При желании я мог бы открыть в школе хоть десять первых классов. И мне даже объявление об этом не понадобится вешать. Эти классы тут же заполнятся желающими. Но для меня очень важным кажется то, что наши выпускники конкурентоспособны: они поступают в вузы Москвы и Петербурга. Значит, мы в Иванове умеем готовить на столичном уровне.
А еще это значит, что лицей № 22 начинает работать на экспорт…
В 2003 году школьники заработали высокие баллы на международном исследовании PISA, потому что лицей научил их правильно применять свои знания. А правильно применить знания – означает, в том числе, покинуть город Иваново, который когда-то был трудолюбивым городом ткачей, а сейчас стал городом клетчатых сумок и челночной торговли.
Некоторые выпускники лицея Иваново уже покинули. А многие покинут в ближайшем будущем.
– Некоторые ученики профильных математических классов уже защитили диссертации и работают в Ивановском госуниверситете. Но найти молодых учителей для нашей школы, к сожалению, все труднее, – говорит Тамара Воронова. – Все они стремятся в Москву. Там для них всегда найдется работа. Недавно я спросила у одной из своих способных учениц, почему она не хочет прийти работать в школу. “Я очень хочу, – ответила она, – но я не могу себе позволить работать учителем. Ведь у меня собственная квартира в Иванове”. Это странно звучит? Но это так. Она должна платить ежемесячно за коммунальные услуги 2 тысячи рублей… Такова здесь квартплата.
В этом городе возможность жить без долгов и каждый месяц платить за квартиру – победа. А новое платье немолодой учительницы – праздник.
– Оно не новое. Я носила его, когда мне было семнадцать лет, – застенчиво объяснила она коллегам.
...А пока что в лицей № 22 на дорогих машинах привозят детей из выросшего поблизости богатого микрорайона, где за последние годы ни одного образовательного учреждения так и не построили. Хотя могли бы: с бассейном, теннисным кортом, конюшней и евроремонтом. Только зачем обитателям богатого микрорайона новая школа? Ведь лицей № 22, который эксперты РАО недавно назвали одной из пяти эффективных российских школ, и так всех примет.
Снаружи он, может быть, и не очень эффектен, зато коридоры лицея сияют. В трех корпусах школы работают несколько десятков уборщиц. В прошлом – ткачихи. Бывшие ткачихи довольны тем, что смогли устроиться в школу. Работу свою эти женщины выполняют на совесть. Так же, как в те времена, когда стояли у станка.
– У нас нет такой проблемы – сделать уборку в школе перед приездом гостей, – говорят учителя. – Сами видите: и так все блестит.
В конце концов, считают здесь, на ивановских ткачей – даже бывших – всегда можно положиться.

Подробнее о школе можно прочесть в газете “Управление школой” №8,
которая выйдет 16 апреля


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"