Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №80/2005

Вторая тетрадь. Школьное дело

ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ДЕТЕЙ 
 

Владислав КРАСИЛЬНИКОВ,
записала Людмила КОЖУРИНА

«Не став ученым, я стал учителем. Нет причин не быть собой»

Недавно Американский биографический институт номинировал российского учителя биологии Владислава Красильникова на звание «Человек XXI века». К этому званию, как оказалось, он относится скептически.
Верит же Владислав Алексеевич в силу знания. В мудрость природы. В труд как главное человеческое предназначение. Живет в Чувашии, в приволжском городке Мариинский Посад.
Говорит он быстро, немного отрывисто, при этом очень плотно приникает к теме, мгновенно анализирует реакцию собеседника и отзывается хоть и в тон, но свежо, неожиданно. Если, конечно, в разговор не «вползают» муравьи – его хобби, его страсть. Тут собеседнику ничего не остается, как замереть и слушать, все более округляя глаза. Начинаешь думать, что жизнь и поведение насекомых – ресурс важнейших знаний о природе человека и о его предназначении. С удивлением узнаешь, что самые фантастические сюжеты из фильмов ужасов вполне реальны в мире насекомых.
В энтомологию он влюбляет мгновенно. Сайт свой описывает как райский сад. О школе говорит очень заинтересованно. А вот человеческое сообщество – область некоторого напряжения. По крайней мере себя Владислав Красильников, человек XXI века, определяет так: «Я рабочий муравей». Он, автор более трехсот опубликованных научных работ, создатель единственного русскоязычного муравьиного сайта, отличник просвещения…

Неестественный отбор

Какой там XXI век, быть бы живу! Край вымирает. Детей все меньше. Символично: недавно наш роддом перевели в соседний город Новочебоксарск, а еще раньше закрылся единственный в Мариинском Посаде книжный магазин.
Сейчас идет аттестация. Загружен по полной. На этой неделе экзамены, потом уроки. Сейчас учу ответы на тесты – на высшую категорию учителя сдают экзамен по предмету. Но вот проблема: как, например, мне, проработавшему девятнадцать лет в девятилетней школе, сдавать экзамен по всей программе, включая материал старших классов? Я в старших никогда не работал, и опыта такого у меня нет. Теоретически – да. Но это заставляет меня чувствовать какую-то ущербность и в чем-то дискриминирует.
Школьная программа по биологии упрощается и сокращается из года в год, а в тестах на высшую категорию учителям предлагаются такие вопросы, ответ на которые, может быть, знают только узкие специалисты. В новейшем «Биологическом энциклопедическом словаре», лучшем на сегодня, я ответов не нашел. И только университетские учебники для старших курсов немного помогли.
Кто, кстати, лет через пять–восемь будет в школе работать? Молодых учителей почти нет. Но у меня такое впечатление, что мало кому есть дело до учителей. Их, учителей, так много! Как учителю обратить на себя внимание? Неужели мне больше делать нечего, как сидеть в приемных, учитывая тот факт, что у меня ежедневно уроки!
Пока. Пока они еще есть, кормильцы. Скоро в нашей Мариинско-Посадской школе некого учить будет. Школа не базовая, внимания ей уделяется мало. Десять лет, а может, уже и пятнадцать живем без новых пособий и наглядностей. Невозможно привыкнуть к бедности кабинетов и стен, к отсутствию компьютеров. Единственный компьютер – в бухгалтерии. Да что там, стекло выбьют – директор мучается: где взять?
Я вот третий год без классного руководства – детей стало меньше, количество классов убавилось, не всем хватает нагрузки. Но без классного руководства я почувствовал пустоту. И заполнил эту пустоту сайтом.

Муравьиная галактика

Вы, надеюсь, видели мой сайт www.Lasius.narod.ru и, возможно, что-то из моих статей читали. Это первый в мире русскоязычный ресурс интернета о муравьях. Более семисот страниц уникальной информации.
А началось с того, что я ни на одном из существующих специализированных сайтов не нашел обзора новейших открытий по муравьям. Решил сделать собственный реферативный интернет-журнал. Получился сайт, на который в сутки заходит более сотни человек. Там ведь я еще школьный раздел сделал и пополняю его. Люди валом валят в образовательный реферативный отдел моего сайта. А делается все на чистом энтузиазме.
При зарождении сайта присутствовали патриархи-мирмекологи: Геннадий Михайлович Длусский из МГУ и Владилен Евгеньевич Кипятков из СПбГУ. Множество статей и фотографий муравейников прислали ученые из Екатеринбурга, Новосибирска. Откликнулись специалисты из Англии, Германии, Колумбии, Польши, Словении. И возникла настоящая муравьиная, но все-таки и человеческая галактика. Во Вселенной, кстати, тоже существует муравьиная туманность «Ant Nebula». О ней у меня отдельная страничка.
А если вернуться с небес на землю, то создание и развитие сайта – это кропотливая и трудоемкая работа. Кратко говоря, дело выглядит так: я нахожу, перевожу и дарю всем желающим самую последнюю информацию о муравьях. На это у меня уходит все свободное время и треть учительской зарплаты. Больше всего времени занимают переводы. Достаточно хорошо я знаю английский, а вот с испанского, немецкого, французского перевожу, обложившись двадцатью словарями.
Деньги на что трачу? А как же, по-настоящему ценные статьи в интернете так просто не валяются: от десяти до тридцати долларов стоят. Ни спонсоров, ни грантов у меня нет. Что говорить, никто не верит, что у меня домашнего доступа в Интернет нет, что езжу каждую неделю за сорок километров в Чебоксары, работаю в кабинке на Главпочтамте.

Муравейник собственной конструкции

Они у меня в крови. Еще когда я ползал по отцовскому огороду, следил за муравьями. Их жизнь казалась мне необыкновенной. И был у меня дядя Гена, военный моряк по фамилии Моряков. Он увлекал не только морскими рассказами – мы с ним собирали модели кораблей. А ведь правда: рисунок корабля в разрезе напоминает устройство муравейника? Очень похоже. Еще была в детстве книга «Пароль скрещенных антенн» Халифмана, которую я еще в детстве почти всю законспектировал. Поразительная книга о муравьях. Я и сейчас считаю ее шедевром популяризации науки.
У меня сохранился дневник детских исследований. Хотите посмотреть, чем я занимался в двенадцать лет? Вот: «29 июня 1976 г. Искусственное гнездо (зарисовано). Вселил семью 01 МЖР (мелкие жалоносные рыжие красно-коричневые муравьи). В нее входило: рабочих муравьев 35, маток 3, личинок первого возраста 40, более старших нет, куколок нет, крылатых особей нет». Дальше пишу, сколько умерло, сколько стало, чем кормил, каких жучков подсаживал, что с ними происходило. Кто куда бегает, почему некоторые погибают. Смешной детский почерк: «Произошел побег! Прогрызли дырку и разбежались по столу!» И вот раскаяние: «Я забыл увлажнить муравейник».
Ежедневные записи, несколько тетрадей, теперь что-то кажется глупостью. Но тогда я усложнял гнезда, ставил эксперименты и дошел до того, что написал статью в сугубо научный журнал «Успехи современной биологии». Меня опубликовали! Но это было потом.
В восьмом классе я соорудил первый муравейник собственной конструкции. Из пластилина. Там у меня жила семья муравьев в замкнутом пространстве, за стеклом. Я раздвигал стекло и кормил их. Это был неправильный муравейник, в пластилине жить муравьям плохо – он пахучий и липкий. Сделал муравейник из гипса и песка, и с ним оказался сначала на конкурсе в Чебоксарах, потом в Москве на Всесоюзном слете научных обществ учащихся. Там серебряную медаль получил, с известными муравьятниками познакомился. Увидел Зоологический музей МГУ, Сельскохозяйственную академию. И еще тогда, школьником, почувствовал себя среди биологов абсолютно своим.

Места обитания биологов

Вы спрашиваете, как можно с детства ощущать себя биологом, исследователем, а ученым не стать? Немало прирожденных биологов работают вдали от лабораторий науки, в том числе в зоопарках или в школах.
Со мной было так. После школы я, естественно, пошел на биофак МГУ. И хотя у меня была золотая медаль, первый экзамен – математику – я не сдал. Даже не представлял, как можно подступиться к решению некоторых заданий. Шикарным математическим мышлением я не обладал, а оно было пропуском в биологию. Вторым шел русский, затем химия, биология в самом конце. Вот вам задачка: какой процент из поступивших на биофак МГУ составили экологи в душе и натуралисты в сердце? Знаю точно, что в Чувашском педагогическом институте им. И.Яковлева, где я учился, они были.
В студенчестве я исследовал жизнь городских муравьев, участвовал во всесоюзных научных конференциях, неоднократно побеждал. Знакомился со специалистами из разных уголков страны. Много читал, в основном реферативные журналы.
Прочел как-то статью Берри Болтона, главного муравьиного систематика в мире, и нашел географическую неточность. Ученый описывал новый вид муравьев из Танзании по итогам старинной экспедиции Догеля и Соколова. А я в биографии Догеля читал, что путь экспедиции пролегал не через Танзанию, а через Уганду. Послал письмо автору в Лондон. Тогда меня все отговаривали писать в «логово капитализма», как бы это сейчас было ни смешно. Однако из Британского музея пришел ответ. Меня поблагодарили. Я стал переписываться с Болтоном. Тогда письма шли в конвертах. Долго-долго. Помню, меня встречал в факультетских коридорах профессор Хрусцелевский: «Зайдите, молодой человек на кафедру, там доктору Красильникову бандероль из Лондона». Надпись «Dr.Krasilnikov» – и забавно было, и почетно. Он прислал мне очень много ценных материалов по муравьям.
Сейчас есть интернет. На мой электронный адрес то и дело приходят статьи и рефераты ученых, идут письма от любителей и специалистов с просьбой предоставить нужную статью или материал. Спрашивают, как развести муравейник или как вывести домашних муравьев… Но факт моей студенческой переписки с английским ученым я считаю уникальным.

Они тоже любят сладкое

Дети похожи на муравьев: тоже любят сладкое, шустрые, хаотичные, смешные. Усиками побарабанили и разбежались. Простые инстинкты, естественные реакции. Непонятно, где взял, куда тащит, зачем ему… А все идет как надо. Но если у муравьев есть матка-царица, то у детей – родители и учителя. А если чего-то не хватает? Тогда и возникают социальные проблемы.
В сельскую школу я не «пошел работать», а «попал»: время было советское, и выбора не было даже у отличников. Распределение касалось всех. К тому же родня лучше меня понимала страшные реалии войны в Афганистане. Немало хороших ребят из моего окружения погибли или пострадали на этой войне. Цинковые гробы шли и шли в наш маленький край. Школа меня спасла, и я остался ей верен.
Девятнадцать лет преподаю биологию, химию, теперь еще информатику поручили. Как уйти из школы – не представляю. И все же это немало: уроки, олимпиады, конкурсы, великий и могучий интернет. В обеих средах – реальной и виртуальной – жизнь чрезвычайно энергична. Чуть отстал – проиграл, потерял уважение. Во всяком случае, оба места затягивают каждого, кто хоть раз в них окунулся.
В конкурсах, на олимпиадах мы соревнуемся с учениками лицеев и гимназий! Тут хорошие мозги нужны, а они утекают. Лучшие уезжают в другие города или уходят в более престижные школы. Но, смотришь, взрослые в безработном городе спиваются, деградируют, а талантливые дети все равно появляются. Мутация на мутации. И все равно чемпионов надо выращивать, на них равняются остальные.
Я лет пятнадцать параллельно с уроками вел разные природоведческие кружки в школе или от Дома пионеров. Оплата занятия чуть ниже, но приходили заинтересованные дети, и продуктивность была высокая, занимали призовые места. Потом ставки сократили, и кружков больше нет. Вот на этой фотографии я стою с лучшими учениками моими, с которыми на олимпиадах и конференциях мы были призерами. Теперь все они студенты, все сдавали при поступлении биологию.
Одними уроками многого не достигнешь. Какое творчество? Сплошь обязанности. Да и дети самые разные: одним для будущего надо одно, другим – совсем другое.

Экология как методический принцип

Главное в преподавании – умение сравнивать. Правильно сравнил – считай, научил. Это не учитывается при составлении учебников. Теперь в учебниках сочные картинки и сложные тексты, максимально приближенные к современному пониманию науки. Я тоже считаю, что преподаватель – в первую очередь специалист. Но посмотрите, как выглядит учебник, с которым я хожу на уроки! Он весь испещрен моими подписями, записями между строк и на полях. Вписываю свои мысли в книгу. Множество добавлений. Деталировка. Примеры, факты необычные. И все из-за дефицита материала для сравнения. Из-за того, что учебник детей ничем не может удивить. Это меня он сильно удивляет: упрощениями, терминологической сухостью. А ребенка необходимо по-настоящему, пронзительно удивить, иначе ему не понять, что такое природа: как это живет? почему живет? как устроено? А не поймут, не узнают – будут ли они это охранять?
Урок тащит личность, а не методика. Много технологий я испробовал, но даже от Шаталова отошел, когда заметил, сколько всего теряется при упаковке бесконечного живого понимания в схему. Потом схему надо расшифровывать – получаются одинаковые шестеренки. Думаю, если учительница какой-нибудь необыкновенной методикой ребенка не испортила, он сумеет пробиться. Но почему-то именно педагогические модельеры нынче в моде.
У меня, пожалуй, нет ни одного коронного педагогического приема, разве несколько простейших: начиная урок, прошу детей высоко поднять тетради с открытым домашним заданием. Зачем? Чтобы увидеть, в каком состоянии пришли к тебе люди. Мгновенный анализ: энергичны они, расслабленны или безразличны. Цель урока у меня всегда одна и та же: радостные и полезные впечатления для учеников от встречи с наукой.
Знаю, знаю, что все это несовременно. На конкурсах лучшие педагоги поют и пляшут, игры проводят, чудеса ИКТ демонстрируют. А мы потихоньку, как в XIX веке, пишем, рисуем – всем, чем можем, говорим и спорим. Был бы Человек, а не маленький человечек.

Специалисты, генералисты и любители

В настоящей энтомологической экспедиции мне довелось быть лишь однажды. В экспедиции любой исследователь собирает не только интересующие его экспонаты, но и сопутствующие. Специалист по жукам, например, собирает и муравьев, и бабочек, и клопов – чтобы потом поделиться с коллегами-энтомологами. Ко мне то и дело заглядывают люди то с пробиркой, то с пузырьком. Принесли недавно несколько муравьев из сурковых нор Оренбургской области. Оказалось, их еще никто в мире не изучал! Пишу статью в соавторстве с заместителем директора заповедника.
У нас в Чувашии образовался своего рода энтомологический элитный клуб. Впрочем, элитным здесь является только высокая степень достоверности, научности и преданности науке о насекомых. Собираются: знаменитый бабочник Альберт Аркадьевич Ластухин, «главный по жукам» Леонид Валентинович Егоров, Наталья Владимировна Борисова, специалист по насекомым-ручейникам. Шмелями занимается наша общая наставница Лидия Григорьевна Сысолетина. Галина Петровна Чернова – специалист по полезным хищным клопам. А по цикадам – Вера Ивановна Кириллова. Ивану же Михайловичу Олигеру, знатоку прямокрылых, уже за девяносто… Кто ученый, кто преподаватель, кто простой заводской инженер, кто педагог-энтузиаст, кто уже на пенсии. А вот Галина Петровна Чернова – министр образования Чувашии!
Хороший энтомолог – это ведь существо полезное. В нем воспитано абсолютное внимание ко всем мелочам. Мышление у него системное, экологическое. Такой подробнее видит мир. Нелишне ни в одной профессии.

И случай, бог-изобретатель

Я в детстве, да и до сих пор не могу оторваться от передач Сергея Капицы. У меня в кабинете биологии главная наглядность – пушкинский эпиграф к передаче: о, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух... Эти слова – чистая правда. Например, я года полтора назад случайно сделал важное энтомологическое открытие. Читал в интернете книгу экзотических кулинарных рецептов на английском языке. И вдруг увидел: «Название муравья Каребара (Carebara) переводится как “неразрешимая загадка, головная боль”. Он употребляется африканцами в пищу лишь пять раз в год, когда крупные матки величиной два сантиметра вылетают из термитников. Их ловят и жарят в собственном соку…» Значит, осенило меня, цикл развития вида – пять поколений в год! Эта информация была неизвестна науке: муравьи каребара редкие, а рабочие особи у них очень мелкие – один-два миллиметра, их биология совершенно не исследована. Я написал об этом профессору Колумбийского университета Фернанду Фернандесу. Он крупнейший в мире специалист по этим муравьям, недавно сделал их мировую ревизию. У нас завязалась переписка по интернету. Получилась совместная статья. Журнал «Биология» ее опубликовал: «Carebara: микромуравьи с макроцарицами».
У меня есть работы, написанные совместно с моими лучшими учениками. Если тема их увлекает, они пишут стихи, рисуют. Такой интегрированной статьей была наша с Ольгой Соловьевой и Анной Кузнецовой работа о вымершей бескрылой птице дронте. К сожалению, та же «Биология» при публикации от стихов и картинок детей отказалась. Однако вы можете увидеть Ольгу на этой фотографии рядом со мной.
В последнее время я все больше и больше тяготею к популяризации биологической науки. Пишу историко-хронологические статьи по датам развития антропологии, зоологии, микробиологии, экологии. Создаю первые биографии на русском языке знаменитых биологов: Джеймса Одюбона, Чарльза Элтона, Мисс Латимер, Мириам Ротшильд... И то и дело оказываюсь в устье озарения или открытия.

Сокровенная жизнь

Не став ученым, я стал учителем. Нет причин не быть собой. На уроке, в ученой среде, у себя дома за разными занятиями я всегда остаюсь собой.
Потому что урок есть урок. Ты каждый день продираешься между Сциллой и Харибдой – между обязательными требованиями программы и мощным сопротивлением детей этим требованиям. Ведь у них столько более приятных развлечений, а у нас принудительный труд! Только за пределами урока, на кружке, в частной беседе происходит более или менее настоящая образовательная беседа.
Ко мне в разные годы ходили и ходят пять–семь человек на кружок, фактически бесплатный. Мы выбираем подходящие темы, ведем исследования: динамика численности грачей, глаза человека, секреты долгожительства и конечно же муравьи… Ведем наблюдения, анкетируем взрослых, обсуждаем и систематизируем материал. Одних анкет по теме набирается до ста. И только потом, придав мыслям какой-то образ, обращаемся к ресурсам интернета. Кстати, тема «Долгожители и интернет» заняла на конкурсе первое место в республике. И вот это и есть моя работа, моя повседневная реальность. Так, я думаю, миллионы российских учителей работают.
А вот сайт начинался как совсем другая часть моей жизни. Не надо думать, что я хотел создать какую-то методическую новинку и преподносить ее как современное педагогическое достижение вроде применения ИКТ в образовании. Это в принципе было бы интересно, ведь на каждом уроке что-то рождается, а ты не все успеваешь записать, то есть «оставить в живых», передать другим. Особенно меня поражает непостижимое мышление заядлых двоечников: они вносят в урок огромный вклад, но это нигде не описано! И все же хочу подчеркнуть: я не задумывал сайт как личную педагогическую лабораторию, тем более что методических сайтов существует очень много. А мой – муравьиный. И он единственный.
На сайте, конечно, есть методический раздел «Экологическая поэзия». Материал полезен для любого урока. Есть на сайте детские рисунки и тексты. Обычно их открывают в Чебоксарах, в администрации, чтобы показать почетным гостям – порадовать, удивить.
Только я ни прославиться, ни удивить никого не хотел. Просто собирательство и систематика мне с детства присущи. Еще привычка всему удивляться. Представьте, например, веб-камера стоит где-нибудь в Японии у гигантского муравейника, и из любой точки Земли можно понаблюдать за тем, что там сейчас творится! Интерактивные репортажи из лабораторий и заповедников, со съездов и конференций. Ведь все это доступно человеку! Может, когда-нибудь и я буду располагать такими возможностями?
…Вот так и живу. Просто делаю то, что могу, что должен. Надеюсь сделать то, что до меня не сделал никто.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"