Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №58/2005

Первая тетрадь. Политика образования

ПОЛИТИКА ОБРАЗОВАНИЯ
ШКОЛЬНЫЙ ОТДЕЛ

Похоже, советники Президента считают образование сугубо технологическим процессом...

Начнем с того, что для нашего Президента проблемы образования находятся в «едином блоке» со здравоохранением и жильем.
Иными словами, акцент вовсе не на том, что институт образования осуществляет особую культурную миссию и внимание к проблемам образования является показателем цивилизованности общества. Нет, средства в образование нужно вкладывать потому, что в противном случае в обществе «ухудшается социальное самочувствие», а это скверно сказывается на демографической ситуации, и страна недополучает так необходимый ей «человеческий капитал».
Знакомая философия, основанная на лучших советских традициях, когда человек рассматривался как некое рабочее устройство, в которое нужно эффективно «вложить средства», и тогда это устройство будет успешно работать во благо страны.
Вот и сейчас качественное образование нужно нам исключительно для того, чтобы «создать стартовые условия для развития так называемого человеческого капитала», и для того, чтобы «создать основы для прорывного инновационного развития страны, для укрепления ее работоспособности».
Печать технологического подхода лежит и на описании государственных образовательных приоритетов.
«Нужны особые меры государственной поддержки вузов и школ, активно внедряющих инновационные образовательные программы», – говорит Президент.
Иными словами, школа рассматривается как своего рода внедренческая организация, распространяющая передовые наработки. Словно не было десятилетий развития инновационных школ, которые своей практикой доказывали, что подлинная педагогика – это не педагогика «внедрения» каких бы то ни было программ, а педагогика уникального образовательного опыта. И главная сложность не в том, как поставить на поток те или иные «инновационные образовательные программы», а в том, как создать условия для того, чтобы в разных школах возникал этот опыт, происходил образовательный поиск. В создание этих условий, в развитие авторского педагогического опыта и надо вкладываться. Это то основное направление, по которому движется практика передовых школ во всем мире, а на протяжении последних пятнадцати лет и практика лучших российских школ.
«Должны активно внедряться современные образовательные технологии», – настаивает Президент. Но как может обсуждаться вопрос о «современных образовательных технологиях», если при этом не обсуждается главный вопрос образования – вопрос о его содержании, целях и смыслах? Ведь если плохо проработаны цели, если архаичны представления о содержании образования (а об этом наша газета неоднократно писала), то передовые и современные образовательные технологии в лучшем случае будут бессмысленны, а в худшем пойдут во вред.    
Впрочем, самый «горячий» вопрос в речи Президента – это вопрос о переходе школ на «новую систему оплаты труда» – систему, основанную на «качестве преподавания».
Звучит красиво.
Но, как бы это помягче выразиться, – непрофессионально.
Нет, наверное, более сложной проблемы, нежели проблема определения «качества преподавания» в школе. Для кого-то важнейший признак качественного образования – количество хорошистов и отличников в классе. Для кого-то – число выпускников, успешно сдавших ЕГЭ или поступивших в вузы. Но при всей управленческой простоте (а следовательно, и управленческой привлекательности) таких критериев в деле оценки педагогического труда они давно показали свою несостоятельность. Потому что гораздо более важными показателями качества преподавания являются, например, уровень диалогичности учебного процесса или сформированность у ребенка образовательных интересов и потребностей. Но вот незадача – измерить такие результаты, а тем более их сравнить, практически невозможно.
Истинные педагогические результаты принципиально несравнимы. В начале XXI века это уже стало педагогической аксиомой. Но только не для тех, кто считает образование сугубо технологическим процессом. Если можно достаточно надежно измерить качество продукции (а значит, и качество труда) на заводском конвейере, то почему нельзя точно так же измерить качество продукции и качество педагогического труда, когда речь идет о «производстве человека»?
Тогда и задача, как определить «десять тысяч лучших учителей страны», которым полагается выплачивать «ежегодные поощрения в размере ста тысяч рублей», выглядит задачкой для начальной школы – что за трудность? Определим! А то, что сам факт проведения столь жесткой финансовой границы между «лучшими» и «худшими» (а что такое годовая прибавка в сто тысяч рублей для учителя, получающего за свою работу две тысячи в месяц?!) станет источником гигантских психологических напряжений и срывов, это уже никого не касается. Потому что главное не человек, а производственный процесс…
А вот другая зарплатная история. Уже про науку.
«Заработная плата молодого поколения исследователей… должна увеличиться наиболее ощутимо».
Напомним, однако, что лозунг, согласно которому качество научного труда определяется прежде всего молодостью исследователей, впервые появился в 30-е годы. Смысл его был прост: нужно было противопоставить новое, молодое поколение «красной профессуры» поколению профессуры старой. Тогда в России оборвались многие классические научные школы, а им на смену пришли «новые герои» вроде Трофима Лысенко…
Понятно, что в управленческом отношении это достаточно легкий путь: соотнести финансирование научного труда не с реальной отдачей, а с молодостью исследователей. И не нужно создавать сложные, действительно эффективные схемы финансирования науки. Зато этот путь вполне популистский, рассчитанный на потенциальный электорат. Потому что для людей, не имеющих отношения к науке, слышится одно: Президент за молодежь!
И сюжет про строительство новых университетов. «Это должны быть совершенно новые, качественно новые учебные заведения и центры подготовки на самом современном уровне». Но вот вопрос: как обеспечить это «новое качество» и «современный уровень»?
Проще всего решить проблему новых зданий и их технического оснащения. Да ведь главная беда российских вузов вовсе не в том, что у них скверная материальная база. А в том, что утрачены традиции интеллектуальной и духовной университетской свободы, оригинальных научных школ и открытых научных дискуссий, яркого преподавания. И в значительной степени это связано с тяжеловесными постсоветскими структурами управления нашим вузовским образованием и вузовской наукой. Вот реальная боль, вот реальная проблема! Но эту проблему не решишь инвестициями в техническую оснащенность. А если не решена эта проблема, то и все разговоры про «качественно новые учебные заведения» оказываются разговорами для бедных.

Александр ЛОБОК


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"