Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №40/2005

Вторая тетрадь. Школьное дело

УЧЕБНИКИ N 85 
 

Борис СОКОЛОВ

Кто такие славянофилы

Митрошенков А.О., Митрошенков О.А. Философия славянофилов в современной российской историографии.

Митрошенков А.О., Митрошенков О.А.
Философия славянофилов в современной российской историографии.
М.: Весь мир, 2005

Книга историков русской философии Олега и Александра Митрошенковых посвящена современной российской историографии славянофильства. Понимание особенностей этого идейного течения необходимо для изучения как отечественной истории, так и истории русской литературы и общественной мысли. Авторы полагают, что в сегодняшней российской научной литературе «отчетливо наблюдается крен в сторону «концептуализма», построения разного рода концепций и «моделей», часто не подтвержденных эмпирическим материалом из истории русской философии». В книге сделана попытка понять логику славянофильства с опорой не на какие-либо теоретические конструкции, а прежде всего на труды самих славянофилов. Авторы сожалеют, что «до сих пор в нашей философской литературе не предпринято опыта специального, систематического и достаточно полного исследования той области исторического знания, которое обращено собственно к анализу философии славянофильства». Данная работа во многом заполняет этот существенный пробел.
Славянофильство рассматривается в контексте ключевых дискуссий, разгорающихся вокруг этой идеологии. По мнению авторов, «сегодня, в условиях глобализации, находящейся в процессе трансформации, Запад не может быть по-прежнему, как и в первой половине XIX века, универсальным образцом развития». Вследствие этого усиливается интерес к опыту славянофильства. Митрошенковы убеждены, что «западный вектор развития сегодня – это лишь усвоение отдельных нужных России элементов западной экономики, политики, образования, управления и т.д. Славянофилы против этого вовсе не протестовали, о чем свидетельствуют многие их высказывания. И сегодня усвоение опыта более развитого Запада представляется совершенно необходимым. Однако все остальное и самое главное страна должна проделать самостоятельно. За века послепетровской вестернизации Россия в значительной мере продвинулась в этом направлении, но еще нуждается в усвоении ряда западных достижений. И все равно при этом она не станет Западом».
В то же время авторы, разумеется, не предлагают механического перенесения идей славянофилов в современную российскую действительность. Славянофилы верили, что чувство – это основа исторического исследования, ибо в чувствах проявляются божественные законы. Авторы, как кажется, в чем-то солидаризуются с историософией славянофилов, когда пишут: «Ценности, утверждаемые историей, присущи всем историческим периодам, могут быть усвоены через познание человеческой души, свойствами которой эти ценности изначально являются. Историк в этом случае постигает истину прошлого интуитивно, через призму собственной души. Эти и другие характеристики историософии славянофилов (такие, как этническая психология, эстетическое постижение истории, сенсуалистический анализ и синтез) дополняют и взаимообусловливают друг друга и наполняют абстрактное постулирование истории и социальной модели конкретным содержанием исторической жизни».
Беда, однако, в том, что история, как и все гуманитарные науки, состоит почти сплошь из одних постулатов. В зависимости от того, что именно мы постулируем, создается совершенно различная картина исторических событий. Славянофильство, как и любая другая теория, разумеется, может быть использовано в качестве основы для системы постулатов. При этом одни особенности и явления могут быть объяснены очень хорошо, другие не объяснены вовсе, а третьи могут быть объяснены даже очевидно неверно, что может быть доказано при использовании иных методов и дополнительных данных. Что ж, такова участь любой исторической теории, и в этом отношении славянофильство не лучше и не хуже других.
Общий же вывод работы сводится к тому, что славянофильство надо определять как идейное течение, выражавшее «умонастроения и интеллектуальные поиски мыслящей части русского общества первой половины XIX века», течение, ставшее «ответом на вызовы времени и смысложизненные для страны вопросы, неотъемлемой частью и одной из сторон целостного процесса национального самосознания и самоидентификации». При этом славянофильство не является ни политической партией, ни целостной философской системой, поскольку «даже социальный идеал и пути его достижения не были одинаковыми у ведущих славянофилов». Вместе с тем «центральное место в системе взглядов славянофилов занимают историософские и социально-философские идеи», которые, оформившись в полемике с западниками, содержат ряд характерных ключевых концептов и понятий – русская идея соборности, общество, община, вера, церковь, православие, народность, земля и другие, придающие им специфику и неповторимое своеобразие. Большинство из этих понятий существовало до славянофилов, но лишь у них оказались сплавлены в органическую целостность, «вставлены» каждое на свое место в рамках оригинальной и весьма целостной философии». С этим выводом нельзя не согласиться.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"