Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №35/2005

Первая тетрадь. Политика образования

ПОЛИТИКА ОБРАЗОВАНИЯ

В чем не упрекнешь российское образовательное ведомство, так это в нежелании реформ и совершенствования. Проводятся семинары, определяются перспективы, осваивается управленческий опыт мировых образовательных держав. Приглашаются знаменитые западные специалисты.
Один из них – профессор Майкл Барбер, идеолог английских образовательных реформ. Под его руководством в Британии накоплен опыт формирования системы ответственности и отчетности в системе управления образованием – опыт и в самом деле замечательный. Насколько нам известно, эта идея сейчас активно обсуждается в стенах Министерства образования и науки. В частности, особенный интерес вызывает лекция Барбера, в которой наиболее концентрированно выражена идея введения системы ответственности в образовании.
На первый взгляд управленцы и чиновники говорят с английским профессором на одном языке. Школьные инспекционные проверки, параметры успеваемости, результаты образования… Но это только на первый взгляд. Совпадают лишь слова. А смыслы, которые стоят за ними, – принципиально разные. В Англии устройство всей системы образования подчинено воплощению этих смыслов. Особенно ярко это видно на примере устройства организации инспекционной работы в английских школах, ее целей и назначения.
Если мы сможем уяснить для себя это различие в смыслах – диалог состоится.
Не сможем – окажемся в капкане очередной реформаторской схемы.

Поднять планку и сократить разрыв
Из лекции Майкла БАРБЕРА “О преимуществах системы ответственности и отчетности в образовании”

Профессор Майкл Барбер – глава аппарата советников премьер-министра Великобритании, главный советник премьер-министра по вопросам образования, здравоохранения и социальной сферы.
Майкл Барбер по праву считается лидером образовательной реформы в Великобритании. Он, в частности, реализовал новый подход к содержанию образования, связанный с умением учащихся практически применять свои знания (“компетентностный подход”), а также ряд проектов в области централизации управления качеством образования.
В России Майкл Барбер известен как авторитетный эксперт в области образовательных реформ. Он неоднократно посещал разные регионы нашей страны, выступал с докладами на конференциях и симпозиумах, принимал участие в мегапроекте “Развитие образования в России”, созданном при поддержке института “Открытое общество”.

Наступил новый век, и мы все осознаем, насколько будущее процветание нашего общества и нашей экономики зависит от системы школьного образования. В моральном плане практически все известные мне педагоги преследуют единственную цель: улучшить учебные показатели всех учащихся с одновременным соблюдением принципов справедливости. По выражению Майкла Фуллана, нам нужна система, которая поднимает планку и сокращает разрыв. Таков этический контекст моей лекции об ответственности и школьных инспекционных проверках. С середины 80-х годов в Великобритании, США и многих других странах, в том числе Голландии, Австралии, Канаде, Швеции и России, на первый план в сфере образования вышла задача создания и реализации надежных систем ответственности, во многом, если не во всем, определив дальнейшее направление государственной политики в сфере образования.
В 80-х годах прошлого столетия руководители многих государств начали осознавать всевозрастающую важность качества образования для экономического будущего своих стран. В то же время имелось понимание того, что налогоплательщики не готовы платить больше за образовательные услуги с неопределенным результатом. В этих непростых условиях возникла потребность в качественно новой системе ответственности <...>

* * *

<...> Идея внедрения системы ответственности в сферу образования не встретила однозначной поддержки, и тому есть две причины. В послевоенные годы политики вообще были склонны отдавать контроль за содержанием образования и учебным процессом на откуп профессиональным педагогам. Когда же, осознав необходимость внешней ответственности, они попытались этот контроль себе вернуть, неизбежно возникли конфликты с профессионалами... Ирония заключается в том, что отсутствие ответственности не только не идет на пользу самим профессионалам, но наносит чудовищный ущерб их интересам в долгосрочном плане.
Вторая причина, в силу которой идея ответственности была воспринята неоднозначно, состояла в том, что спорной являлась и сама идея постановки плановых задач. И тогда, и теперь многие утверждают, что результаты школьного образования слишком сложны и неоднозначны, чтобы можно было их измерить. Этого взгляда придерживается, например, философ Онора О’Нил, убедительно выступающая против введения строгой ответственности в школьном образовании. Однако выбранная ею линия аргументации лишь затуманивает представление общества о задачах образования и заставляет налогоплательщиков усомниться в эффективности их инвестиций в систему образования. Именно это произошло в 70-х и 80-х годах в Англии, когда горстка полубезумных, но заслуженных маргиналов от педагогической профессии смогла подчинить своей воле большинство, а последнее оказалось не способно не только оказать сопротивление, но даже показать обществу, что безумцы на самом деле находятся в меньшинстве.
Разумеется, в образовании существуют нюансы и тонкости, трудно поддающиеся оценке, но это ни в коем случае не означает, что нужно отказаться от оценки тех важнейших результатов, которые легко поддаются измерению, например, грамотность, навыки счета, посещаемость, прогулы, успехи в академических дисциплинах, общая успеваемость, достигнутый прогресс и т.п.
Через десять лет после публикации книг «Нация в опасности» (1983) в США и «Качество преподавания» (1984) в Англии сторонники усиления ответственности оказались победителями в этом конфликте, но победа досталась им ценой утраты многих профессиональных и дружеских связей. Тем не менее игра стоила свеч, и усиление ответственности принесло немалую пользу, по крайней мере в Англии. На основе государственной школьной программы были разработаны стандарты и тесты для проверки соответствия учащихся установленным стандартам. Родители стали получать значительно более качественную информацию не только об успеваемости своего ребенка, но и о работе школы, где он учится, а также обо всей системе, частью которой является школа. Не менее важно и то, что эта информация дает родителям возможность заниматься проблемами как собственного ребенка, так и всей школы.
Но больше всего выиграли от усиления ответственности сами учащиеся и вся система. Параметры успеваемости вышли на первый план, ожидания повысились, а усилия преподавателей сосредоточились на качестве преподавания. Качество школьного образования, несомненно, вышло на новый уровень. К примеру, в 90-х годах после 50-летнего застоя было отмечено существенное повышение грамотности и уровня навыков счета среди учащихся английских начальных школ. Неуспеваемость была выведена из тени, и системе пришлось признать свои просчеты – будь то на уровне отдельных учащихся, их групп или целых школ. Иными словами, что бы ни утверждали иные критики, усиление ответственности стало залогом выполнения принципов справедливости. До этого мы только рассуждали о равенстве и справедливости, прозрачность же системы заставила нас добиваться этих целей на деле. Вот почему, невзирая на все недостатки финансирования и реализации, я целиком поддерживаю американский закон, получивший название «Ни одного отстающего ребенка».
Иногда, признавая необходимость строгой ответственности в школах, отдельные эксперты указывают на то, что она реализуется без учета интересов учителей и создает для них определенные трудности. Действительно, не всегда все проходит гладко. Период бурных перемен неизбежно вызывает стрессовые ситуации. Но стоит вспомнить о том, что наиболее депрессивным периодом для педагогов была середина 80-х, когда снизились зарплаты, а внутренние распри приобрели повальный характер. Иными словами, период наибольшей деморализации имел место до, а не после введения системы внешней ответственности. Кстати, вот пример темы, недостаточно проработанной в литературе о проведении реформ, – инерция чаще всего таит в себе гораздо большую опасность, нежели перемены.
В общем, развитие системы строгой ответственности в школах принесло значительные выгоды педагогам – по крайней мере в Англии. Во-первых, прояснилась главная задача учителей; им не нужно было больше стараться быть всем, чем только можно, инструментом решения всех социальных и экономических проблем общества. Всем стало ясно раз и навсегда, что от учителей действительно многое зависит, а ведь раньше об этом частенько забывали. <...> Что действительно губительно для имиджа педагогов в глазах общества, так это безразличие к низким результатам.
Информация, которую дает система ответственности, создает более ясное представление о том, что следует считать наилучшей практикой, т.е. передовым опытом и образцом для подражания в педагогической работе. Таким образом, усиление ответственности вывело само понятие профессионализма на качественно новый уровень. Вместо множества отдельных образцово-показательных «бутик-проектов» на местах, эффективность которых не гарантирована и опыт которых может оказаться непригодным к распространению, мы посредством стандартизации не только смогли дать каждой школе возможность выявить собственные сильные и слабые стороны, но и позволили самой системе выработать образцы наилучшей практики и направить усилия и ресурсы на их систематическое распространение. Таким образом, закладывается фундамент нового профессионального уровня, который я называю «информированный профессионализм»...

* * *

<...> В 70-х и на протяжении большей части 80-х гг. – по крайней мере в Англии – создавалось впечатление, что учителя и остальное общество существуют в разных мирах. Учителя считали себя непонятыми, общество недоумевало: «Чем же они там занимаются?» Помню, мой друг и наставник Алан Эванс как-то заметил, что если публикация, подготовленная авторитетной педагогической организацией, не заслужила ни одного положительного отзыва или редакторской колонки в центральной газете, эта публикация обречена, как бы ее ни хвалили «свои», т.е. члены педагогического сообщества. А так чаще всего и происходило в мрачные годы середины 80-х. Все изменила система ответственности. Именно она ставит понятные для общества цели, в которые можно верить. Она обеспечивает обратную связь с обществом, показывая налогоплательщикам, что их деньги не пропадают даром. Заставляя систему работать над собственными ошибками, ответственность создает основу для постоянного самосовершенствования, дающего обществу уверенность и надежду.
Представляется глубоко не случайным, что период наиболее стабильного притока капиталовложений и бюджетных ассигнований в британскую сферу образования последовал именно за введением системы ответственности в школах. Когда мы с Аланом в 80-х годах вместе работали в профсоюзе работников образования, девиз профсоюза выглядел примерно так: «Все разваливается, вложите немного денег, и тогда (если повезет) члены нашего профсоюза позаботятся о повышении качества образования». Это был глубоко ошибочный посыл. Общественность с полным основанием недоумевала: «С какой стати мы будем вкладывать деньги в безнадежное дело?» Уже в то время Алан, я сам и многие наши коллеги начинали нащупывать другой, правильный лозунг, повторяющий первый с точностью до наоборот: «Мы повысим качество образования, и тогда вы убедитесь, что в него стоит вкладывать деньги».
<...> Если доходы населения увеличиваются и все больше семей могут позволить себе дать образование детям в частных учебных заведениях, то, спрашивается, с какой стати они станут вкладывать средства в государственное образование, если сами работники этой сферы утверждают, что, невзирая на десять лет стабильного притока инвестиций, качество услуг в ней ухудшается? В такой ситуации они, естественно, придут к выводу, что государственная сфера образования обречена и вкладывать в нее деньги бессмысленно: ее все равно не спасти. Вот и получится, что те, кто может себе это позволить, уйдут в частный сектор, а государственная сфера образования окажется низведенной до роли плохонького последнего прибежища для бедных. Об обеспечении равных возможностей само собой можно будет забыть.
...Государственную сферу услуг и профессионалов, в ней работающих, может спасти внедрение системы ответственности, но, как это всегда случается в моменты радикальной перестройки, успех здесь будет зависеть от эффективности руководства как в государственных учебных заведениях, так и в самом правительстве.

Лекция была прочитана в Бостонском университете в ноябре 2004 года


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"