Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №28/2005

Четвертая тетрадь. Идеи. Судьбы. Времена

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД N44
ПРОГУЛКА 

Алексей МИТРОФАНОВ

Радости и печали судогодских жителей

Прогулка по городу Судогде будет недолгой. Конечно, если вы любитель побродить по деревенским улочкам, послушать брех собак, беканье коз, полюбоваться на извечных русских бабушек в платочках, не спеша переходящих улицу прямо под носом у доисторического трактора, тогда вам можно рекомендовать обойти город целиком. Этот пейзаж, конечно, мил, но он, увы, однообразен. Центр же города Судогды, наоборот, разнообразен и своеобычен.

Маршрут 1 – “Песочная окраина”, маршрут 2 – “Торговый центр” и маршрут 3 – “Культурный центр”.
Въезд в город
Въезд в город
Реальное училище
Реальное училище
Улица Карла Маркса
Улица Карла Маркса
Торговый комплекс Голубева
Торговый комплекс Голубева
Улица Карла Маркса, д. 100
Улица Карла Маркса, д. 100
Пустырь
Пустырь
Руины
Руины

Песочная окраина

Улица Песочная, а ныне Карла Маркса, собственно говоря, и не является окраиной. Это одна из улиц исторического центра, расположенная всего-навсего в одном квартале от самой главной магистрали города. Тем не менее весь судогодский неспешный и тихий уклад не дает туристу ощутить биение пульса современности. Его здесь просто нет.
Впрочем, начнем сначала.
Въезд в Судогду обозначается традиционно – чем-то средним, вроде памятника и рекламного столба. Конечно же, с надписью “Судогда”. Въезд же в историческую часть обозначается большой корягой, даже целым изуродованным деревом, находящимся у самой кромки леса. Потому что путешественник въезжает в центр через пусть и маленький, но лес.
За лесом же расположилось кладбище. Здешний некрополь знаменит захоронениями судогодских революционеров – Маркова, Ошмарина, Трофимова. Но все это, как говорится, на любителя.
От кладбища же начинается улица имени одного из них, П.В.Ошмарина. И первое же здание на ней – старое доброе Реальное училище, довольно любопытный памятник архитектуры, построенный в 1905 году.
Кстати, население Судогодского уезда хорошее образование ценило и к нему тянулось. Здешние крестьяне даже обращались в центр с очень необычной просьбой: “На примере войны с Японией мы убедились, какое преимущество имеет обученный японец перед нашим темным солдатом-мужиком. Убеждены также, что обученный человек является лучшим народным представителем, при свете учения в гору пойдет и крестьянское благосостояние. Обращаемся к земству как к единственному учреждению, которое приходит на помощь мужику в деле образования: выстройте в нашей деревне школу, Бога ради, и выведите нас из тьмы невежества. Для школы даем землю и просим устроить на ней опытный огород и сад с пчельником”.
Земская школьная комиссия, конечно, умилилась. И постановила: отказать. “Ввиду того, что в 2,5 верстах отстраивается школа в д. Овцино, строить еще школу не надобно”.
Но уже при советской власти вопрос образования, а заодно и материнства был поставлен если и не во главу угла, то очень близко к этому. По ходу решался и женский вопрос. Газета “Призыв” сообщала в 1921 году: “Представитель от отдела работниц был влит в Президиум комиссии по проведению недели ребенка. Неделя проводилась при ближайшем участии женщин. Женщины были брошены на агитацию, распределение дров, мануфактуры, обследование детских учреждений, субботники по пошивке белья, мытье ребят в бане. На субботнике участвовало до 25 женщин ежедневно. На делегатских собраниях продолжают заслушивать доклады по разным вопросам. В течение декабря темами докладов были: что такое Советская власть, развитие капиталистического строя, внутреннее положение Советроссии, коммунизм и диктатура пролетариата... В связи с докладом о внутреннем положении принято пожелание об открытии Отделом Образования общеобразовательных курсов повышенного типа для женщин, курсов домоводства и курсов по молочному хозяйству для крестьянок”.
Своеобразно отмечалось и Восьмое марта: “В связи с Международным днем работниц намечены к открытию детские сады в... 8 пунктах... Намечается план работы с подростками. Решено произвести силами Отнароба, Союза молодежи, Женотдела точный учет подростков на фабриках и заводах. Предполагается открытие специальных школ с 5-летним курсом. Для учета в волостях создаются комиссии из представителей Союза молодежи, Всеработпроса и ячеек Р.К.П. Выясняется катастрофическое положение с коровами при детских садах. Упродком предлагает дойных коров передать населению, недойных зарезать. Отнароб судорожно отстаивает животных ввиду морального действия животных на детей в смысле воспитательном. Коровы переведены на мерзлый картофель. Однако ввиду отсутствия фуража ликвидация молочного скота неотвратима”.
Параллельно поднимались и вопросы здравоохранения: “Вырабатывается врачом А.Н.Поспеловым положение о курсах для сиделок и план курсов для подготовки младшего медперсонала. По просьбе местного Уездкомпарта врачи города согласились принять участие в чтении докладов на тему о санитарных мероприятиях...
На Иванищевском заводе решено организовать дом матери и ребенка и детские ясли. Организация поручена врачу Недешеву.
Организован контроль над больными, пользующимися больничными листками. Согласно инструкции контролеры должны являться другом больного и начальником дезертира.
Идя навстречу просьбе фабричкома фабрики б. Бузиных, организована врачебно-контрольная комиссия на фабрике б. Бузиных. Там же предположено открыть больницу с родильным отделением”.
Предпринимались и другие меры. Например, такие: “Постановлением Судогодской 4-й конференции с мая месяца открыты курсы сиделок при центральной больнице, где практикуется курсанткам дать более широкое понятие по уходу за больными. Читаются лекции по медицине и преподается политграмота”.
Болезни же в Судогде были такие: “Брюшной тиф увеличился (за период с 20 марта по 2 апреля 1921 года. – А.М.) с 12 до 17 случаев, сыпной – без изменения, 14 и 14, возвратный – с 4 до 14, грипп – с 151 до 226, дизентерия – 2 и 2, оспа – ничего и 3, скарлатина – 14 и 18, дифтерит – ничего и 4, цинга – 12 и 19”.
Так что “санитарные мероприятия” были очень даже своевременны.
В доме под номером 81–83 по нынешней улице Карла Маркса находился самый крупный и престижный в городе торговый комплекс Голубевых. Здесь и сегодня магазин, а некогда располагались лавочки, лабазы, весовая и даже здание семенной лаборатории.
Дом под обширным названием “Евграф Голубев с сыном и внуками” торговал продуктами, хлебом, вином, различными колониальными товарами и, кроме того, галантереей, мануфактурой и железом. А голубевская реклама сообщала: “Торговый дом Евграф Голубев с С-м и В-ми в гор. Судогде Владимирской губ.
1. Судогодский стеклянный завод. Вырабатывает разных сортов бутылок для виноградных вин, водочных изделий, пива и минеральных вод и банок.
2. Оптово-розничная торговля в магазинах:
а) мануфактурно-галантерейном,
б) хлебно-железном и
в) колониально-винном.
3. Агентства: Северного Страхового О-ва и О-ва “Саламандра”.
4. Бумаго-ткацкая фабрика близ гор. Судогды. Предполагается к открытию в конце 1911 года”.
Ко всем этим проектам голубевский дом имел прямое отношение.
Естественно, что после революции нравы на голубевских предприятиях резко изменились: “На стекольном заводе г. Голубева при гор. Судогде есть Коммунистический Союз Молодежи. Членом бюро этого Союза состоит некто тов. Кузнецов, который крикливо проповедует идеи коммунизма в народную толщу. Но не нужно забывать, дорогой товарищ, основного правила, именно того, что пропаганда всегда должна быть связана с реальным коммунистическим делом. А тов. Кузнецов своей глупой выходкой компрометирует не только лично себя, но и ту организацию, членом которой состоит. Когда наступил “великий пост”, то, по настоятельному требованию диких фанатиков родителей, тов. Кузнецов прекратил занятия в Союзе Молодежи, “говел”, ходил к попу причащаться и весь “пост” посещал церковь. Позор таким членам коммунистических организаций!”
Вот такая вот глупая выходка произошла на бывшем голубевском предприятии.

Заводские корпуса
Заводские корпуса
Улица Ленина
Улица Ленина
Эдемов двор
Эдемов двор
Магазин “Водяной”
Магазин “Водяной”
Универмаг
Универмаг
Торговые лавки
Торговые лавки

Неподалеку, в доме № 100 по той же улице, в 1918 году располагался судогодский красногвардейский штаб, а рядышком находится бескрайний заснеженный пустырь. И глядя на него, не верится, что совсем рядом, во Владимире, не говоря уж о Москве, стараются использовать чуть ли не каждый сантиметр центральной территории. Но здесь, конечно, ничего подобного не происходит.
В доме № 70 в первое послереволюционное время проходили заседания уездного и городского Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Естественно, что новый жизненный уклад требовал от новой власти новых действий.
Проблемы были приблизительно такого свойства: “Отряд летучей ревизии, организованный весной нын. года губисполкомом, Губкомом и Губ. Инспекцией, вскрыл ряд незакономерностей в нашем Упродкоме. Среди лиц, причастных к незакономерным действиям, был некий гр. Савельев. Сравнительно недавно, в связи с летучей ревизией, он был посажен на скамью подсудимых по делу о подложном получении соли и др. продуктов. Факт поступления был на суде установлен. Подсудимый обвинен. Приговор лишил гр. Савельева права занимать ответственные должности в течение двух лет; к этому гр. Савельев должен был уплатить денежный штраф. И что же? Гр. Савельев перекочевывает на службу куда бы вы думали? В Раб. Кр. Инспекцию! Недурно!”
А далее – обычные дома, иной раз городского типа, а иной раз деревенского. И среди них – печальные руины. Впрочем, и такое положение отнюдь не новость. Послереволюционные газеты сообщали: “Проходишь по городу Судогде и сердце сжимается от боли, когда видишь полное запустение великолепных домов. Так и лезет в голову вопрос: почему? На это коммунальный отдел дает ответ: будем их ремонтировать. Но когда возьмутся за ремонт этих домов, неизвестно”.
Тем более такое неизвестно в наши дни.

Торговый центр

Эту часть прогулки лучше начать с противоположного правого берега Судогды. Здесь расположены корпуса известной еще с дореволюционных времен ткацкой фабрики. В «Спутнике по древнему Владимиру и городам Владимирской губернии» говорилось: “Хотя теперь Судогда один из наименее значительных городов Владимирской губернии, он все-таки имеет некоторое промышленное значение благодаря своему льнопрядильному производству. В Судогде имеется одна довольно крупная льнопрядильная фабрика фирмы К.Л.Голубева; она производит льняной пряжи и ниток на 800 тысяч рублей, более чем при тысяче рабочих”.
Неудивительно, что эта фабрика вошла в историю российской смуты. У работниц действительно были проблемы. Вот, например, отрывок из воспоминаний одной из них: “Помню, в 1905 году в Судогду из Москвы приехал Александр Крутов, смелый и находчивый человек. Пришел к нам на фабрику. В те дни мы, работницы, работали “тройками”, местные стражники стали баловать с работницами, склонять их к связям. Некоторые деревенские девушки стали ходить со слезами. Тут на их защиту и встал Крутов. На фабрике создали профсоюз. Работницы осмелели. Однако его вскоре закрыли. Просуществовал он, кажется, только три или четыре месяца”.
Дальше – интереснее. И в 1906 году стали ходить листовки: “Товарищи! На льнопрядильной фабрике т-ва К.Голубева в Судогде, в самой глуши Владимир. губ., 8 марта рабочие бросили работу. В ответ на это фабрикант 12 марта закрыл фабрику и обрек на голод тысячу рабочих и их семей.
Кто может жить при таких условиях? Взрослые едва вырабатывают 20–25 коп. в день. Рабочие ходят в свободное время “по кусочки”. Цены на хлеб и на все необходимое бешено растут. На своих собак хозяин больше тратит, чем на рабочих. А живут рабочие как в крепостном праве. Помощник директора Колгаев бьет детей рабочих. Намечает жертвы своего гнусного разврата среди жен и дочерей рабочих, считая их своей собственностью. Других слов, кроме ругательных, для рабочих у него не существует.
И вот кровожадный капитал, забравшись в глушь, делает свое дело, выжимая миллионы из своих наемных рабов-рабочих. “Я буду век царить над ними, – думает он. – Никто не услышит стонов моих жертв. А те, кто услышит, у меня на откупе. Все эти губернаторы, фабричные инспекторы, исправники, вся власть сверху донизу – мои друзья и собутыльники. Они мне пришлют войска, будут верными стражами моих сундуков”.
Но нет, ошибся проклятый вампир! Братья рабочие, те, чьими руками создаются все богатства, услышали про мучения своих товарищей. Они забили тревогу: скорее на помощь своим обездоленным братьям, не допустим сломить их голодом! Поддержим их в непосильной борьбе с нашим заклятым врагом – капиталом! Теснее смыкайся, наша рать! В единении сила!”.
Да, возможно, господин Колгаев и отшлепал пару-троечку особенно проказливых мальчишек. О том, что этот менеджер “намечал жертвы”, можно только лишь догадываться. Ну а чем закончилась подобная активность рабочих масс, нам очень хорошо известно.
Рядышком с фабрикой мост через Судогду, а дальше начинается улица Ленина (некогда – часть знаменитой Владимирки), застроенная вперемежку кирпичными и деревянными домами. Увы, пожар – главное бедствие подобных улиц, а состояние судогодских огнеборцев оставляло желать лучшего. Газета “Призыв” сообщала в одном из своих номеров: “После пожара на городском сенопрессе была произведена проверочная тревога для местной пожарной команды. Проверка производилась особой комиссией в составе представителей Раб.-Кр. Инспекции, Коммунального отдела, отдела местного Управления. Через 8 минут после вызова пожарная команда уже была на месте вызова. Сбруя, машины, бочки, рукава оказались исправными.
Комиссия выяснила, что две лошади уже инвалиды – 22–26 лет, что многие из учреждений пользуются для своих целей лошадьми, бочками и др. принадлежностями из пожарного депо, возвращая их в худшем виде, чем взяли.
Комиссия признала необходимым, чтобы Коммунотдел понаблюдал за тем, чтобы пожарный обоз не обслуживал заданий, не связанных с его прямым назначением”.
В доме № 17 по улице Ленина располагался трактир под названием “Трезвость”, назначение которого явствует из его названия. Здесь можно было выпить чаю, даже сытно пообедать, только без спиртного. Жительницы Судогды были ему особо рады. Еще бы – в том трактире незазорно было посидеть рядышком с трезвыми мужьями, не особо тратя время на домашнюю готовку. Но прошло совсем немного времени, и ситуация с едой значительно ухудшилась. А газеты, издаваемые новой властью, иной раз даже злорадствовали на сей счет: “Голод всему научит, говорят обыватели. И научил. Любо посмотреть, когда идешь по городским улицам и видишь, как все так называемые кисейные барышни, ранее шатающиеся по бульварам, теперь работают – работают в огородах, трудятся для того, чтобы добыть себе на зиму продукты.
Работайте, дорогие барышни; может быть, вам и жаль расставаться с бульварами, но поработать-то лучше, и зимой куда сытнее будет. В нашей Советской Республике все должны трудиться. Помните, что труд – благосостояние всего человечества. Если мы все без всякого принуждения будем работать, то и голод нам будет не страшен – мы убьем его”.
А на противоположной стороне – собор, обстроенный довольно колоритными торговыми учреждениями. Центр под названием “Эдем” с обширнейшим двором, магазин “Водяной”, торгующий сантехникой, универмаг с трогательным фонариком над входом, низенькие лавочки, явно построенные в древности, притом достаточно глубокой. Так было и до революции – здесь размещались городские торговые ряды.
Вообще торговля в Судогде, да и во всем уезде была развита довольно хорошо. Справочник под названием “Топографическое описание Владимирской губернии”, вышедший в 1784 году, об этом сообщал: “Торги и годовые ярмонки бывают в следующих селах: 1) в Александрове, 2) в Ильинском по воскресеньям, 3) в Мошке по понедельникам; а годовые ярмонки в погостах: 4) Никольском июня 15, 5) Дмитровском мая 19 и октября 26, 6) в Георгиевском ноября 26 и мая 31; в селах: 7) Картмазове ноября 8 и мая 29, 8) в Святцах марта 12 и в помянутом селе Мошке июня 29 и сентября 26 чисел, продолжаются не более одного дня. На оные приезжают купцы из городов Володимира, Судогды и Мурома с китайками, кумачами, бумагою, платками и другими мелочными шелковыми товарами, а крестьяне торгуют хлебом, лесом, колесами, холстом, горшками, кожами, косами, серпами, рыбою и прочими для них нужными вещами. Стечения народа бывает в еженедельные от 100 до 500 и более, а в годовые до 2000 человек”.
Кстати, не исключено, что здесь в рядах бывал писатель Чехов. В 1891 году он собирался навестить брата Ивана, учительствовавшего в селе Дубасове, под Судогдой. Он даже писал приятелю, актеру Ленскому: “Не найдете ли вы возможным поехать со мною. Весна, грачи, скворцы... Мы поедем сначала по железной дороге, а потом на лошадях. Остановимся мы в квартире брата, помещения у него достаточно”.
Не исключено, что, проезжая Судогдой, Антон Павлович Чехов прикупил в рядах какую-нибудь мелочь. А впрочем, неизвестно ничего и о самом визите. Может быть, его и вовсе не было. Что собирался – это факт, но мог и не поехать. История, во всяком случае, о том умалчивает.

Культурный центр

Улица Ленина, д. 40
Улица Ленина, д. 40
Разрисованный дом
Разрисованный дом
Усадьба Голубева
Усадьба Голубева
Афиша кинотеатра “Родина”
Афиша кинотеатра “Родина”
Ленинская голова
Ленинская голова
Городская гимназия
Городская гимназия

Сразу за торговым центром начинается своего рода судогодский культурный центр. Если в первом было все практично и функционально, то во втором усердный путешественник отметит массу черт ненужного, но симпатичного и даже милого. Вот, к примеру, украшения на доме № 40. Одно из них изображает Пресвятую Троицу. Другое – Российский герб и флаг, а также незамысловатый слоган “Россия – Родина моя”. На третьем же изображен герб Судогды и надпись: “Судогда – любимый город”. К чему мы со всей охотой присоединяемся.
На противоположной стороне – дом с разрисованным фасадом. Самый обыкновенный белый дом, оштукатуренный, в два этажа. А на фасаде нарисован затейливый зеленый теремок.
Рядышком – усадьба господина Голубева. Это уже не самодеятельность, а подлинный шедевр архитектуры с фризами, колоннами и капителями. А бок о бок с той усадьбой – главное культурное учреждение Судогды, кинотеатр “Родина”.
Первый кинотеатр здесь возник еще до революции. Назывался он бесхитростно – “Прогресс” и демонстрировал, как правило, фильмы так называемого легкого жанра: “Буря в Гасконском заливе”, “Величие души”, “Сынок весь в папашу”, “Маневры пожарных” (натурные съемки) и весьма сомнительную ленту под названием “Старый греховодник”.
Но наступила революция, и кинофильмы сделались неактуальны. Им на смену явились иные досуги: “3-го апреля при содействии Уездкома вышел 1-й № Живой газеты Уезд-Роста.
Содержание: информация о загранице, России, губернии, уезде; международное положение; продналог, как отражение симпатий власти не только к рабочим, но и к крестьянам; очередные задачи в рабочем и аграрном вопросах; литературный отдел и “красная метла” (рев. сатира).
Народу, несмотря на теплый летний вечер, не располагающий к сидению в 4-х стенах нашего убогого летнего театра, было очень много. При выпуске следующих №-в решено еще более сблизить участников Живой газеты со слушателями. Живая газета идет на смену митингам”.
Газета вызывала и дискуссионные вопросы: “Во время недели сближения РКСМ Уездкомпарт, заслушав доклад Уездкомола, постановил: “...Предложить Уездкомолу обратить свое внимание на руководство работой Горкома, констатируя, что устраиваемая устная газета, за которой тут же следуют танцы, не является воспитательной работой, предложить Уездкомолу никоим образом после устной газеты не устраивать танцевальных вечеров”.
Если танцы являются мерой привлечения молодежи и оживления клубной работы, то почему бы их нельзя устраивать? Я думаю, что можно, особенно если их посещает рабочая молодежь. Если газету из всех посетивших прослушает хоть 15 человек – и это хорошо”.
Практиковались и так называемые литературные суды: “В последний день недели профдвижения ответственные общественные и политические работники инсценировали в присутствии многочисленной массы, переполнившей все помещение театра, все проходы, все уголки. Суд шел над Кабанихой из “Грозы” Островского. Во время показаний свидетелей перед взором ошеломленной Кабанихи витал призрак несчастной Екатерины. В конце приговора разразилась инсценированная гроза. Главное внимание собравшихся сосредоточилось на речах обвинения и защиты. Собравшиеся встречали как те, так и другие речи громкими аплодисментами. Большая часть настолько заинтересовалась агитационной стороной суда, что от души благодарила устроителей. Желательно, чтобы Губполитпросвет разработал примерную схему таких судов, вытеняя агитационные моменты: защита, обвинение, заключительное слово и т.д. В скором будущем устраивается суд над героем из “Людей огня и железа”. Инициатор на этот раз Союз Молодежи”.
Но не все было благополучно на культурном фронте: “Лекция о труде”. Под таким названием нашим Отнаробом выпущена брошюра проф. В.Н.Перехода (11 стр. 300 экз.) к неделе профдвижения. К сожалению, брошюра изобилует ссылками на разных авторов и слишком насыщенна иностранными словами, чтобы быть понятной рядовому профработнику. К этой лекции нужна еще пояснительная записка. Говорите, т.т. профессора, о мудреных вещах простыми словами”.
И уж конечно то и дело пробивались пережитки прошлого: “Среди членов городской организации Р.К.С.М. все в большей мере разрастается денежная игра в карты. Необходимо Уездкомолу обратить на это серьезное внимание”.
Неподалеку от кинотеатра расположен уникальнейший памятник Ленину – огромный постамент, увенчанный малюсенькой головкой Ильича. Последняя же достопримечательность на этой улице – гимназия. На этом круг замкнулся – путешественник вышел к тому же месту, с которого и началась прогулка. А теперь, если есть время, можно съездить в Муромцево  – усадьбу В.С.Храповицкого, построенную в стиле средиземноморского средневековья.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"