Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №5/2005

Вторая тетрадь. Школьное дело

УЧЕБНИКИ N81 
 

Борис СОКОЛОВ

Все о Набокове

Бойд Б. Владимир Набоков.

Бойд Б. Владимир Набоков. Американские годы. Биография.
М.: Независимая газета; СПб.: Симпозиум, 2004
Бойд Б. Владимир Набоков. Русские годы. Биография.
М.: Независимая газета; СПб.: Симпозиум, 2001

Наконец-то самая полная и точная биография Владимира Набокова, написанная славистом Брайаном Бойдом из Университета Окленда (Новая Зеландия), переведена на русский язык. Ее автор признается в предисловии к русскому изданию: «Когда я начал писать биографию Набокова и осторожно собирал материалы в брежневском Советском Союзе, я, разумеется, и не мечтал когда-либо издать ее в России». Однако вскоре оказалось, что для издания ее в Москве и Петербурге требуется каких-нибудь десять лет. Первый том в Америке вышел в 1990 году, второй – в 1991-м. Бойд скрупулезно изучил практически все архивные материалы, относящиеся к жизни и творчеству Набокова. Вдова писателя Вера открыла биографу доступ к архивам мужа в Монтре и в Библиотеке Конгресса, а также в ряде бесед с Бойдом сообщила ряд подробностей жизни Набокова. Автору биографии довелось также беседовать с сыном Набокова Дмитрием. Бойд обильно цитирует набоковские дневники, письма, неопубликованные автобиографические заметки, ранние редакции мемуаров и романов, в том числе и неизвестную ранее главу романа «Дар», которую Бойд впервые опубликовал только в 2000 году.
Более академический труд, посвященный жизни Набокова, вряд ли появится в обозримом будущем. Не случайно двухтомник Бойда называют самым авторитетным сводом биографических сведений о Набокове. Плюсом биографии также является строгая хронология ее построения, без каких-либо инверсий, что облегчает поиск необходимых сведений. Бойд полагает, что «Набоков смещает плоскости литературы и плоскости жизни. Читая его, мы перестаем быть простыми зрителями драмы характеров, мы сами становимся главными действующими лицами на еще большей арене: читатель вступает в противоборство с автором, сознание – с миром. В лучших произведениях Набоков показывает нам, что созданные им миры не состоят из готовых блоков, что они рождаются на наших глазах, и чем больше мы соучаствуем в их создании, наблюдая за деталями, отыскивая связь элементов, пытаясь решить все проблемы, которые они – открыто или неявно – ставят, тем «реальнее» становятся и в то же время тем больше нам кажется, что эта их реальность – лишь шаг к чему-то еще более реальному». Так биограф развивает известный набоковский афоризм: ««Воистину лучший герой, которого создает великий художник, – это его читатель». Книга Бойда должна помочь читательскому сотворчеству с Набоковым.
Основной упор сделан на биографические факты, литературоведческий разбор набоковских произведений и общественную среду. При этом в американском томе литературоведение явно доминирует над общественным фоном набоковского творчества. Биограф одушевил свой труд явной симпатией к писателю. Бойд полагает, что «для Набокова как писателя 1940 год нес за собой еще худшие муки, чем 1919-й, когда ему пришлось навсегда покинуть Россию. Тогда он боялся, что в негостеприимной атмосфере изгнания не сможет достичь нужного ему уровня мастерства в русском языке. Вопреки обстоятельствам ему это удалось, а теперь, спустя два десятилетия, потраченных на то, чтобы превратить русский язык в послушный инструмент, с которым он обращался виртуозней любого из современников, ему пришлось отречься от своего языка и писать по-английски». Но, как оказалось, английским Набоков владел едва ли не виртуознее, чем русским, и очень существенно повлиял на стилистику American English. Писатель признавался: «В Америке я счастливее, чем в любой другой стране… В интеллектуальном отношении Америка стала моим домом. Вторым домом в подлинном смысле слова». Однако и Америке Набоков в конце концов предпочел Швейцарию, хотя, как метко заметил Бойд, при переезде в Швейцарию «он не потерял Америки». Набоков рассчитывал, что славу и богатство в Америке ему принесет написанная на английском автобиография, и никогда не думал, что на самом деле завоевать славу, материальную независимость, возможность триумфально пересечь Атлантику в обратном направлении и заняться только литературным трудом ему поможет «Лолита» – роман, который, как он сначала опасался, вообще нельзя будет опубликовать. Он, по словам Бойда, был более ярко выраженным европейцем, чем любой современный ему писатель, и оставался безразличным к «скучной этнопсихологии», к фольклору и примитивному искусству… Он многого не принимал в европейской культуре – от средневекового христианства до современного марксизма, от древнегреческой драматургии до французского неоклассицизма; он прекрасно сознавал варварство колониализма и ненавидел расизм во всех его проявлениях. Однако с точки зрения семидесятых годов двадцатого века он был слишком уж привержен западному искусству и западным идеалам».


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"