Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №5/2005

Первая тетрадь. Политика образования

ПОЛИТИКА ОБРАЗОВАНИЯ 
 

Владимир ХЛЕБНИКОВ,
Светлана КИРИЛЛОВА

“В России нужно формировать культуру школьных экзаменов”

Депутаты были готовы обсуждать что угодно – только не массовые выступления по поводу монетизации льгот

Владимир ХЛЕБНИКОВНачинается подготовка к ЕГЭ 2005 года. Уже нет министерства, которое начинало эксперимент. Идут разговоры об изменениях в технологии проведения ЕГЭ.
Центр тестирования Министерства образования РФ, который несколько лет проводил в России единый государственный экзамен, внес изменения в уставные документы и сменил учредителя. Теперь его учредителем является Федеральное агентство по образованию. Оно же финансирует все работы по подготовке к проведению ЕГЭ 2005 года.
На наши вопросы отвечает директор Федерального центра тестирования (ФЦТ) Владимир ХЛЕБНИКОВ.

– Осенью прошлого года руководители образования заявили о том, что у ЕГЭ будут альтернативы. Сменилось боль-
шинство чиновников, которые отвечали за подготовку и проведение ЕГЭ. Да и финансирование единого экзамена идет теперь через федеральную службу. Означает ли это, что в проведении ЕГЭ 2005 года ожидаются новшества?


– Я могу говорить только про организационно-технологическое обеспечение экзамена, которым Центр тестирования занимался прежде, а Федеральный центр тестирования планирует заниматься сейчас. Мы уже сталкиваемся с серьезными сложностями. Проблема та же, что и в прошлые годы, – контракты на выполнение различных работ, связанных с проведением ЕГЭ, еще не заключены. Следовательно, деньги придут с большим опозданием.

– Иными словами, этим летом можно ожидать повторения событий 2004 года – регионы вынуждены будут провести ЕГЭ за свой счет? А деньги им если и вернут, то с большим опозданием?

– Не хотелось бы, чтобы это случилось еще раз. Но новые чиновники из Федерального агентства, никогда прежде не занимавшиеся единым экзаменом, слабо представляют себе технологию работ. Например, когда речь заходит об организации проведения ЕГЭ, они предлагают объявить конкурс по разным лотам. Названия лотов еще точно не известны. Предполагается, что один лот – производство секьюрпаков, другой – тиражирование бланков, третий – упаковка и рассылка экзаменационных материалов и так далее. Время, которое требуется на изготовление секьюрпаков, – десять недель. Представьте себе, что в феврале одна организация выиграет конкурс на производство секьюрпаков. Мы получим их в конце апреля. Другая организация должна будет растиражировать бланки, а третья – упаковать их. За несколько дней это сделать невозможно. А в конце апреля в стране проходит пробный ЕГЭ, в конце мая начинается июньская волна ЕГЭ. Чтобы успешно провести ЕГЭ в июне 2005 года, ФЦТ должен оплачивать услуги и заключать договора в январе. Фактически мы это сделали, снова использовав средства от проведения централизованного тестирования.

– Наша газета уже писала о том, что средства на проведение ЕГЭ больше не будут закладываться в госбюджете отдельной строкой. Теперь все, на что могут рассчитывать организаторы единого экзамена в Москве и регионах, – от силы 40–50 миллионов рублей. Не кажется ли вам, что руководители образования, оставшись без денег, предпочли бы пустить ЕГЭ 2005 года на самотек? Посмотреть, не сложатся ли сами по себе альтернативные, более жизне-
способные формы ЕГЭ?


– Могу лишь высказать свое мнение. Я не считаю, что та форма ЕГЭ, которая сложилась в последние годы, является единственно правильной. Она работает. Но у нее есть серьезные минусы. Это трудоемкая и дорогостоящая процедура. При этом она не гарантирует абсолютной уверенности в том, что мы получаем надежный результат. Сегодняшний ЕГЭ – это одноразовое тестирование. Полученный при этом результат может не соответствовать истине. В другой раз учащийся продемонстрирует более высокий или более низкий уровень знаний. Наконец, отдельный результат ЕГЭ можно попросту подделать. По замыслу авторов реформы результаты ЕГЭ должны иметь исключительно высокую значимость для выпускника: практически это единственный способ поступить в вуз. Даже если мы «разбавим» их олимпиадами, конкурсами по специальностям, как предлагают руководители Министерства образования и науки, вокруг этих результатов будет создаваться большой ажиотаж. Результаты ЕГЭ – это полюс притяжения интересов школьников, педагогов, родителей, вузов. Неизбежно появится и противоположный полюс – это коррупция, создание альтернативных технологий, с помощью которых можно было бы получить более высокий результат ЕГЭ.
Если мы хотим избежать напряжения в обществе, возникновения коррупционных систем и технологий, у нас есть хороший выход. Это неоднократное тестирование. Крупнейшая организация, проводящая тестирование в США, ETS, тестирует выпускников семь раз в году. Она допускает к тестированию не только выпускников, но и учащихся предшествующих классов. Лучшие результаты принимаются для участия в конкурсе на поступление в университеты. Таким образом, мы получаем не один, а несколько документов с результатами тестирования. А сами тесты проводятся в спокойной обстановке, без нервотрепки. Каждый учащийся знает, что сможет, если захочет, повторить или улучшить свой результат. Итоги такого тестирования становятся надежными оценками учебных достижений. Главное – вузы, управления образования, учащиеся и их родители действительно могли бы им доверять (а не делать вид, что доверяют, как иногда происходит сейчас). Критерий прост: когда учащийся тестируется несколько раз, сразу видно, что одна из оценок резко отличается от остальных. Сфабриковать результаты единичного тестирования возможно. Подделать результаты нескольких тестирований, особенно если они проводились в разных местах, но по унифицированной технологии, гораздо сложнее. Но я хотел бы подчеркнуть, что в России необходимо целенаправленно формировать культуру школьных испытаний. Возможно, для этого потребуется три-четыре поколения, то есть около ста лет. Но начинать нужно уже сейчас. Наскоком изменить менталитет практически всего населения страны невозможно.

– Сразу возникает вопрос, за чей счет в школах будет проводиться многократное тестирование. Ведь у государства сегодня не хватает денег даже на одноразовое проведение ЕГЭ…

– ЕГЭ, который проводится для поступающих в вузы, может быть платным. В этом мы не нарушаем ни законодательство, ни Конституцию. При поступлении в вуз учащийся еще не является студентом. Будучи выпускником, он может несколько раз тестироваться для поступления в вузы и платить за это. Наши коллеги в Республике Беларусь – а там строго исполняются законы – допускают проведение ЕГЭ и ЦТ на платной основе. И обе эти процедуры в республике имеют одинаковый статус результатов. Мы готовы проводить в школах и вузах России многократное тестирование. В этом деле у нас есть богатый опыт – ведь мы уже много лет проводим централизованное тестирование. Интересно, что с резким расширением эксперимента по ЕГЭ количество участников ЦТ меняется очень незначительно.

– Сегодня обсуждается механизм предоставления и возврата образовательных кредитов. Насколько мне известно, Федеральный центр тестирования обсуждает проект с Ассоциацией российских банков. В чем он заключается?

– Он связан с использованием результатов тестирования. Сегодня в стране увеличивается число внебюджетных мест в вузах. У государства не хватает средств, чтобы финансировать высшее образование. Оно уже более чем наполовину является платным. И такая тенденция скорее всего будет развиваться. Поэтому надо придать ей цивилизованную форму. Кредиты, выдаваемые коммерческими структурами, в частности банками, – дело рискованное. Если учащийся показывает высокие результаты, то у банка больше шансов на возврат кредита: такой заемщик успешно закончит вуз и найдет хорошо оплачиваемую работу. Наоборот, при низких результатах вероятность возврата кредита невысока. Поэтому коммерческие структуры заинтересованы в независимой оценке учебных достижений. Результат будет более объективным, если ученик прошел тестирование несколько раз. Если он тестировался пять раз и результаты близки между собой, то это с высокой степенью вероятности – его истинная оценка. Если же он прошел тестирование всего один раз, то результаты могут быть под вопросом.

– Но, насколько мне известно, практика образовательного кредитования успешно развивается только в тех странах, где государство дает банкам гарантии возврата образовательного кредита…

– Не всегда и не везде. Часто государство дает банкам некоторые льготы, которые стимулируют осуществление образовательного кредитования. Все остальное они решают сами. Это цивилизованный путь. Коммерческие структуры, при некоторой поддержке со стороны государства, могли бы по нему пойти. Это было бы выгодно как банкам, так и вузам, которые получали бы гарантированное финансирование по договорам. Государственные затраты на высшее образование снизились бы, потому что часть затрат взяли бы на себя коммерческие структуры. А особенно это было бы выгодно малоимущим семьям. И у детей не было бы стрессов, связанных с тем, что нужно только один раз в жизни пройти ЕГЭ, который решит их судьбу.

– Какие тесты, по-вашему, более всего интересны банкам для предоставления образовательного кредита?

– Для предоставления кредитов коммерческие структуры хотели бы иметь полную и достоверную информацию об учащемся. Поэтому Федеральный центр тестирования в этом году предлагает школьникам не только тесты на оценку учебных достижений, но и профориентационное тестирование, тестирование по оценке общих способностей и тест по оценке свойств личности. Это – портфолио, дополнительная информация об ученике. Разумеется, это тестирование добровольное и платное. Крупнейший и наиболее популярный в США тест, который проводится ETS, – SAT-1 – это не тестирование по конкретному предмету, а логико-вербальный тест, с помощью которого оцениваются общие способности человека и его способность к дальнейшему обучению. Поэтому SAT-1 охотно используется американскими университетами.

– Вы хотите сказать, что в Федеральном центре тестирования создан аналог SAT-1?

– Нет. Методисты центра сами разрабатывают только тесты, оценивающие учебные достижения детей по отдельным предметам. Над психологическими и профориентационными тестами мы работаем вместе с Институтом психологии РАН. Уже весной этого года мы сможем предложить эти тесты всем учащимся. По итогам такого тестирования детям будет высылаться закрытый результат, который сможет узнать только ребенок и больше никто. У нас уже есть опыт массового проведения в России психологического тестирования: шесть лет назад этой услугой пользовались приблизительно 10% детей, участвовавших в процедурах ЦТ. В 2005 году мы хотим возобновить эту практику.
С помощью психологических тестов школьники смогут посмотреть на себя глазами психологов, понять свои склонности, сильные и слабые стороны. В идеале эта информация должна находиться в одном пакете с результатами тестирования по конкретным предметам. Чем больше информации будет иметь банк – достижения по отдельным предметам, общие способности учащегося, склонности к тем или иным профессиям – тем надежнее будет для коммерческих структур принятое решение. Следовательно, они охотнее будут пользоваться этой информацией.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"