Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №72/2004

Вторая тетрадь. Школьное дело

КУЛЬТУРНАЯ ГАЗЕТА 
КОНТРАМАРКА В ПЕРВЫЙ РЯД 

Наталья КАЗЬМИНА

Не стоит пьянеть от воздуха

Новая режиссура: смелые взлеты и повторение пройденного

СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ “ВОСКРЕСЕНИЕ. СУПЕР”

СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ “ВОСКРЕСЕНИЕ. СУПЕР”

Понятие «новая режиссура» прочно вошло в театральный обиход. Правда, только московский, питерский и фестивальный. Однако столичная жизнь и практика термин узаконили: театр признал, что в него пришло новое поколение. Еще лет пять назад Кирилл Серебренников или Миндаугас Карбаускис, Нина Чусова или Ольга Субботина, Николай Рощин или Елена Невежина были широко известны в узких кругах. Сегодня их имена «склоняют». Они, как выражается пресса, «смело наступают на пятки общепризнанным мастерам». Два ученика А.Васильева, Владимир Агеев и Александр Огарев, и «сам себя сделавший» Михаил Угаров тоже на наших глазах выдвигаются в лидеры.
Ситуация с признанием «новой режиссуры» кардинально изменилась благодаря Центру драматургии и режиссуры А.Казанцева и М.Рощина. Пять лет работы этого стихийно, но как-то вовремя возникшего центра – работы по собиранию и «легализации» новых талантов – не сразу, но вдруг взорвались успехом. Здешние «питомцы славы» делают теперь театр везде. Не только понятие «новая режиссура», но и «новая драма», а главное, новое актерское поколение благодаря центру стали персонифицированной силой, с которой уже нельзя не считаться. Пьесы В.Сигарева, братьев Пресняковых и братьев Дурненковых, М.Курочкина, К.Драгунской, А.Железцова и других постепенно входят в круг внимания репертуарных театров, которые прежде рисковать не торопились. Актеров И.Гриневу, О.Лапшину, В.Толстоганову, В.Скворцова, В.Панкова, А.Белого, А.Смолу, А.Кузичева, В.Хаева и других уже называют лидерами нового поколения. К ним активно проявляет любопытство кино и телевидение, на них обратили внимание театры, в которых они и прежде служили, но где их почти не замечали.
В «новой режиссуре» за последние два сезона определилась тройка лидеров – Серебренников, Карбаускис, Чусова. Именно на них театральная критика сделала ставку и возложила обязанность спасения отечественного театра от рутины. Именно они получили право оплодотворить эту «рухлядь» новыми идеями в ситуации, когда современный театр действительно нуждается в обновлении во всех сферах.
Их взлет оказался невероятно стремительным. Всего два года назад эти трое обрели, что называется, любовь демократических масс. Год назад уже получили официальное признание и статус. Теперь они нарасхват, ставят на самых престижных площадках Москвы: им открыли двери О.Табаков во МХАТе и «Табакерке», Г.Волчек в «Современнике», Р.Козак в Театре Пушкина. Их имена стали модными, они выпускают по нескольку премьер в сезон.
Однако каждая следующая их работа, на мой вкус, все больше разочаровывает, а стиль начинает приедаться.
Получив от критиков и поклонников щедрый аванс похвал, «новая режиссура» словно утеряла способность к самоанализу и творческому росту. Быстро теряя революционный пыл, эти новые хиппи на глазах мгновенно превращаются в яппи. Легко вписываются в академические театры, но глотка свежего воздуха в их жизнь, по-моему, не приносят. И куда быстрее прежних поколений усваивают «игру по правилам».
Если бы речь шла о людях бесталанных, было бы не так обидно. А «новая режиссура» – люди способные, наделенные богатой фантазией, постановочным даром. Дар этот не последняя вещь в режиссерском «гардеробе». Можно грамотно сделать «черновую работу», но не суметь собрать спектакль, придать зрелищу «товарный вид». У молодых режиссеров с «товарным видом» как раз все в порядке. С «черновиками», жаль, путаница. Они все больше кажутся плохо обученными. Не только театральными учителями, но и жизнью. Им за тридцать, а они все еще инфантильны в высказываниях. Видимо, считают ремесло необязательным, коль скоро исповедуют не психологический, а метафорический театр. И это их серьезный просчет.
Не случайно вдруг прорезались претензии к молодой режиссуре в краже чужих приемов, в самоповторах. Крадут многие, если не все, и используют всё, что плохо лежит. «Новая режиссура» крадет, потому что собственная ее фантазия с некоторых пор буксует. А буксует она потому, что рождена извне, а не изнутри спектакля и литературного материала. Знаменитый некогда вопрос Алексея Дикого «Чем будем удивлять?» они поняли слишком буквально. Они умеют зрителя ошеломить, раздразнить и даже рассердить. Завладеть его вниманием и не дать ему соскучиться. Для этого у них в запасе целый набор приемов-отмычек, своих и чужих. Но они не умеют царапнуть зрителя до крови.
У них ничего не болит! Они веселые, храбрые, авантюрные, могут взяться ставить даже телефонную книгу, и верю, что вполне занимательно ее декорируют. Но своей точки зрения на мир у них нет. Создается впечатление, что им нечего сказать зрителю по существу. А театр, каким бы он ни был, традиционным или, особенно, авангардным, «новым», всегда отличался именно этой способностью. «Создавать спектакли, одухотворенные большими мыслями и чувствами, – считал знаменитый режиссер А.Д.Попов, учитель многих из нынешних мэтров режиссуры, а значит, «дедушка» режиссуры «новой», – способен лишь тот режиссер, который любит жизнь и человека. Он сам является мыслящей личностью, а не обывателем, скептиком, забавником и т.п.».
Сегодняшним молодым режиссерам невероятно повезло. Им не пришлось тосковать, впадать в уныние, пить горькую в ожидании славы, как поколениям прежним. Слава просто рухнула им на головы. Не раздавила бы… Слава нужна как раз в молодости. Тогда она радует, помогает обрести уверенность, питает самые дерзкие идеи. Но смешно пьянеть от воздуха, который просто дан тебе при рождении. Смешно считать, что раз ты моден, значит, ты уже современен.
Сегодня время любит молодых – таковы правила игры. Но правила можно улучшить или ухудшить, нарушить или отменить. Можно выпасть из игры. Можно повысить ставку. Главное – ощущать, что все-таки играешь в «свою» игру, а не «хвост виляет собакой».
В общем, не случайно Петр Фоменко, известный режиссер и не менее известный театральный педагог, как-то признался, что его очень пугает быстрый взлет молодой режиссуры: «Я думаю, что малой кровью режиссура мало чего добивалась». Когда же Фоменко кидаются поздравлять с успехом его учеников-режиссеров, он довольно мрачно замечает, что только задним числом будет ясно, кто и чей ученик. Фоменко, как никто, знает, что режиссура – дистанция стайерская.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"