Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №72/2004

Вторая тетрадь. Школьное дело

АТМОСФЕРА ШКОЛЫ 
 

Леонид ЛУРЬЕ,
директор лицея № 1
г. Пермь

Лицей в лицах

Тончайшая ткань образования – это не технологии. Это отношения между людьми

Любое учебное учреждение любого статуса и любой эпохи ценно не статусом и не реализуемыми в нем педагогическими системами или приемами, а теми людьми, которые в нем живут и взаимодействуют друг с другом. Ценно тем, что мы называем “атмосферой” – неуловимой средой межчеловеческих отношений и живым дыханием населяющих пространство школы детей и учителей.
Как передать эту атмосферу в словах? Возможно ли?
Сегодня такую попытку делает директор лицея № 1 города Перми Леонид Лурье и ученики его школы, известной далеко за пределами своего региона.
Школы, дерзко стирающей грань между гуманитарным и естественно-научным образованием, дерзко бросающей вызов современным концепциям профилизации и доказывающей, что подлинное естественно-научное и математическое образование всегда глубоко гуманитарно.

Кто мы такие, откуда мы?

Образование как культурологическая деятельность гораздо глубже прагматичных характеристик типа “подушевого финансирования”, стандартов и нормативов, регламентирующих работу лицеев, гимназий и специализированных школ. Речь идет не о какой-то педагогической идиллии, а о непрекращающемся поиске вариативных, оптимальных состояний свободного развития людей. И в этом смысле идея лицея в том виде, в каком она появилась на заре педагогических реформ в начале 90-х, состояла в том, чтобы создать пространство откровений педагогической мысли.
Наш лицей первый в истории Прикамья. И создан он был не по разрешительной команде сверху, когда началось повальное увлечение “лицейским строительством”, а значительно раньше, когда нашими умами овладели идеи педагогики сотрудничества и когда возникло сообщество людей, отвергающих школьную косность и принимающих диалог, критичный ум и вдохновение. Тогда я, доцент кафедры высшей математики Пермского политехнического института, и понял, что есть шанс создать настоящую школу. За организацию лицея взялись те, кто поверил в такую возможность: профессор П.В.Трусов, доцент В.Ю.Столбов. Неоценимую помощь оказал бывший ректор института А.А.Бартоломей – человек, прошедший через репрессии и глубоко чувствующий гуманистические ценности образования.
Пространство лицея как новое культурно-педагогическое пространство возникало в контакте педагогов и ученых и поэтому было насыщено артефактами вузовской жизни, ученичества в высоком смысле этого слова. Содеятельность детей и взрослых проявлялась во всем. Происходили совместные обсуждения, чему и как учить. Я, например, с удовольствием вел не только математику, но и физкультуру с закаливанием, цикл занятий по спортивной косметике, раскрывавшей таинства талой воды, поваренной соли и дыхательных упражнений, – знал, какое важное место занимали физические упражнения в Царскосельском Лицее: лихие торжества там часто заканчивались потасовками.
Для полноты пробуждаемых словом “лицей” чувств мы внесли в оформление интерьера элементы ковки по металлу, создали Лицейский скверик, в котором есть музей уральских камней и музей полевых цветов. Этот “вальс цветов” почти каждую неделю меняет окраску. Он всегда новый. А рядом небольшие скульптуры: герои мультфильмов, сказок и басен, выполненные в металле. На них можно взбираться, по ним можно колотить чем придется, а если хочется – то и фотографироваться вместе с ними. Сквер окружен забором. А преодоление забора – излюбленный путь учеников от лицея к дому.
Лицей – это как романтическая мечта, погруженная в суровую реальность быта. Он помогает понять красоту, но и объяснить тупики общественного развития. Встреча с лицеем никогда не вызывает равнодушия, и отношение окружающих к лицею – барометр, по которому можно судить о многих болевых точках социума. Размышляя о природе любви к лицею, начинаешь по-другому воспринимать жизнь, по-новому ощущать педагогические процессы.
Наш лицей становится неопределимо другим. Что-то из жизни лицея уже ушло в прошлое и стало достоянием истории, а что-то формирует очертания его будущего. И хочется понять: приобрел ли наш лицей какую-то завершенность? И осуществился ли замысел его создателей – учение без поучения?
Изначально я стремился формировать педагогический коллектив не из школьных учителей со стажем, а из работников вузов, активно занимающихся научной работой и испытывающих интерес к педагогическому творчеству, – носителей различных научных культур. Химию у нас преподает профессор Владимир Вольхин, социологию – профессор Марк Слюсарянский, информатику – профессор Александр Аношкин, культурологию – профессор Олег Лейбович. К различным видам исследовательской работы лицей привлекает ярких ученых, которые способны зажечь молодые сердца жаждой творческого поиска. В лицее создаются учебные пособия и учебники совершенно неожиданного рода: в них происходит интеграция учебных дисциплин гуманитарного и естественно-математического цикла, и в основе этой интеграции – идея красоты. Ведь красота научного знания имеет особое очарование.
Еще один принцип моей кадровой политики – принимать на работу людей моложе себя, вчерашних студентов, не знакомых с архаичными формами организации школьной жизни. Примерно сорок преподавателей сегодняшнего лицея – наши выпускники. Они не только школьные педагоги, но и специалисты в своих областях, активно занимающиеся научно-исследовательской работой.
Я люблю принимать совместителей и люблю “текучесть кадров” – ведь в ней проявляется избыточность, разнообразие человеческих и творческих индивидуальностей. И это благотворно сказывается на развитии молодежи.
Ирина Черникова пришла в лицей на следующий день после выпускного вечера в государственном университете. И сразу стала моим заместителем по учебной работе. За эти годы она обросла регалиями: кандидат педагогических наук, доцент, Соросовский учитель, лауреат премии Президента Российской Федерации, отличник образования РФ…
Есть, конечно, трудности, на первый взгляд непреодолимые. Но из любых трудностей можно найти выход. Вот, например, в прошлом году резко сократили финансирование. И дошло до того, что за неделю увольнялось по 10–12 человек. Но взывать к чувству лицейского патриотизма я не стал. А просто расширил сеть подготовительных курсов для поступающих в вузы. За счет этого и выжили. Педагоги-то у нас классные, и спрос на их услуги есть.
Есть педагогические истины, которые сегодня кажутся несомненными: тончайшая и важнейшая ткань образования – это межчеловеческие отношения, а вовсе не технологии. И самое трудное для лицейского педагога – быть в полной открытости к ученику. Профессиональная компетенция, конечно, нужна, но если человек личностно пуст, никакая маска не спасет. Диалог с учеником – труднейшее испытание для преподавателя.
Сомнения возникают совсем по другим поводам: информационные технологии гасят живость и чувственность общения; мощь науки и техники не делает человека менее ранимым. К счастью, педагогические откровения лицейского образования не имеют отношения к разного рода образовательным суррогатам, к миру рафинированного знания, не знающего драматических напряжений реальной жизни.

Когда выбор уже сделан

Первые наши ученики были невероятно другими. Теперь они воспринимаются уже как лицейская архаика. Их сдержанная самозначимость сочетается с осознаваемыми потерями социализации: тоскуют по искренности и чистоте чувств. Жалеют о почему-то неизбежных утратах, седеют, лысеют, обрастают животами и хотят жить по-новому, то есть по утраченному старому. Жить в том времени, когда еще не был сделан окончательный выбор между музыкой и математикой, математикой и дипломатией, физикой и биологией... Лена Аликина закончила-таки Гнесинку, а не мехмат МГУ, а Петя Куличкин, наоборот, сначала стал специалистом по математическому моделированию, а потом, после Московской консерватории, – композитором. Ваня Масягин закончил лицей в 13 лет с золотой медалью и, чтобы поступить в МГИМО, за два месяца выучил новый для себя французский язык. Миша Кулеш и Родион Степанов – ученые-математики с мировым именем, работают в Германии и Франции. Роман Новокшанов работает в Оксфорде, Варя Кузнецова – в Нидерландах. Олег Плехов завершает работу над докторской диссертацией. Анастасия Зырянова, кандидат социологических наук, “рулит” нами из министерства.
Девушки наши не только умные, но и очень красивые. Золотая медалистка Ирина Ивкина завоевала титул “Мисс Прикамье”; Татьяна Сидорчук – победительница конкурса “Краса России-2004”.
Звучат не только их имена – их жизнь звучит! Потому что в лицее им дана была синергетическая точка роста: из вязкого хаоса человеческого несовершенства они шли к красоте мысли и логики – через абсолютное звучание математических истин в пространстве культуры.
А недавно 20 наших учеников участвовали в общеевропейском проекте “Edruss”. Они сдавали экзамены совместно с гимназистами из Дании и показали блестящие результаты по математике, физике, химии и биологии (сдавали на английском языке!). О них говорили в Европе.
Шесть лет в лицее преподавали волонтеры Корпуса Мира. Участие в международных программах помогло нам создать огромную библиотеку учебной литературы на иностранных языках. Учитель английского языка Алла Клоц трижды становилась финалистом конкурса на звание лучшего преподавателя английского языка, проводившегося посольством США. Ряд предметов ведется у нас на английском языке…

Щит от клонов

Так что учить мы можем. Но как учить в тех условиях, в которых мы вынуждены жить? Душевных сил не хватает принять окружающую реальность, где “дружба народов” превратилась в “толерантность”, равенство прав не соответствует равенству возможностей, закон подменяет истину, а правовое государство в бедной и коррумпированной стране – гарант неосуществимости прав личности… Простота не несет мудрости. Подлежащее не требует сказуемого... Глагол таит бездействие... Убеждения скрывают убожество... И эта жизнь проецируется в образование.
Сегодня экономика образования существует сама для себя. “Поголовье учеников”, “подушевое финансирование” – вот макроэкономические показатели состояния образования. Нищее и плененное административным давлением образование выводится на тропу бизнеса. Экономное, дешевое образование непритязательно, а платные образовательные услуги – не что иное, как “образовательное лакейство”. Ученик превращается в клиента, “который всегда прав”, – и никакого взаимовлияния мыслей, никакого диалога! Живые души отделяются от приписываемых им свойств, глобальный мониторинг ЕГЭ выглядит педагогическим лихачеством.
Нет, мы не увязаем в этом политическом болоте. Не делаем из него фундамента нашей жизни. В лицее востребованы окрыленность, эмоциональная восторженность – все то, что свойственно познанию и юности. Пусть общество абсолютно безразлично к духовному потенциалу образования, пусть государство во главу учебного процесса ставит контроль и переключает сознание обучающегося на необходимость подчинить себя выдвигаемым требованиям. Мы прекрасно понимаем, что в ситуации, когда лучше отгадывать тесты, чем писать сочинения, душевный порыв выглядит нелепостью, а равнодействующая спонтанных устремлений молодости приближается к нулю. Но подавлять сущностные, глубинные импульсы к саморазвитию мы не собираемся. А что касается формальных успехов, то с этим проблем нет. Наши педагоги авторитетны в подготовке к тестированию и решительно конкурируют с подготовительными курсами вузов…
Нам кажется, что особая ценность лицейского образования появляется именно в моменты кризисов и представляет собой протуберанец свободы, несущей свою энергию в далекие миры будущего.
Лицей многолик. Лицей мятежен. Лицей вырабатывает способность защищать свои убеждения, оппонировать власти, исходя из преданности идеалам Отечества. Лицей продолжает ощущать высокую миссию образования.
Лицейское образование не допускает клонирования, и только удержание такой позиции позволяет ему оставаться символом настоящего образования. Банальность и прямолинейность примитивной учебности освобождают душу от повседневного напряженного поиска, от угадывания смыслов в ласкающих слух формулах. А лицей – это роскошь быть самим собой, поэтому кем бы ни был лицеист – поэтом, дипломатом или чиновником, – он будет метеором, пронзающим скучное однообразие серого неба. Потому что наш лицей сосредоточен на том, что еще не выкристаллизовалось в образовании. Он отменяет несостоятельные нормы образования и тем самым лечит образование, заставляет двигаться сквозь стандартизацию и унификацию.
Хотя для выживания лицеев, этих островков инновационной педагогики, необходима государственно-общественная система управления образованием. А пока ее нет, воспринимать людские мнения по поводу образования некому. И чиновники, “съевшие” когда-то царскосельское чудо, и сегодня глазом не моргнут, получив соответствующую команду. Но, в конечном счете, для того и существует наш лицей, чтобы народ обрел язык для разговора с властью, чтобы власть начала считаться с общественным мнением и нуждаться в нем и чтобы во власть наконец пришли подлинные профессиональные и социальные лидеры.

“Здесь всегда хорошая погода...

Лицейские строчки учеников...

Мифология младшего возраста

…Он ведь, лицей, у меня самый первый.
…Был вот один мальчик. Он был совсем уж глупым. Но он пошел в лицей и выучил все классы. И он с таким уж умом в институте, и дали ему медаль!
…У лицея три этажа с палубой. В лицее всегда что-нибудь происходит. Там бурная учеба. В здании лицея бьет фонтан, в котором плывет корабль, а рядом лежат сокровища. В аквариуме плавает золотая рыбка с черными пятнышками.
…Мои друзья такие умные. Их имена: Илья, Дима и Вова.
…С первым звуком звонка тишина в лицее прерывается. Тут всегда есть с кем подружиться и с кем и поссориться, у нас всегда весело.
…Быстро проходят годы. Эх! Тяжело в четвертом классе!
…Ну мы-то классные ребята, и в этом спору нет! Конечно, нам порой грозят, но мы-то классные ребята.
…Мне в лицее не нравится то, что, когда я обычно пишу сочинение, на самом интересном месте звенит звонок.

Кто сказал, что мыслящим человеком становиться легко?

…Что такое лицей? Это свобода духа. Поначалу она оглушает. За тобой никто не бегает и не упрашивает пересдать двойку. Это роскошь общения с профессорами, преподавателями – учеными. Они вдохновенно парят в своих высотах, заражая глубиной, масштабностью, проникновенностью. И вот очередная бессонная ночь. Ты в обнимку с учебником. В голове происходит неописуемый процесс. Мозги тихо дымятся. Просыпаешься от противного блеяния будильника – все за тем же столом, с учебником вместо подушки. Один глаз все же пытается досмотреть красочные моменты сна, но кто сказал, что мыслящим человеком становиться легко?

Ольга Яковлева

…Быть здесь – возможность показать себя по-новому, это сильные ощущения, вызванные сменой обстановки в лучшую сторону.

Орлов

…Пары, семестры, сессии, зачеты – все это позволяет чувствовать себя кем-то большим, чем ученик. Встаешь в 6 утра, едешь в переполненном автобусе, весь день проводишь в лицее, а домой возвращаешься только вечером. Это почти рабочий день, как у взрослых.

Галимов Т.

…Нас учат сохранять свое “я” в любых ситуациях. Лицеист в отличие от большинства может обособить себя от толпы, не идти туда, куда идут все.

Михаил Мулюков

…В лицее трудно учиться, но если сопоставить все плюсы и минусы, то плюсов гораздо больше, чем минусов.

Сергей Алексеев

...Радует то, что все науки здесь преподаются стабильно хорошо, а уж понимание математики приходит здесь просто с зубодробительной ясностью.

Анна Зернова

Как солнце для растений

…Здесь принято помогать друг другу во всем. Здесь не унижают слабых. По-моему, поступив в лицей, я не ошибся.

Олег Черепанов

…Лицей, несомненно, лучше школы. В школе всегда не хватает времени, особенно на обед. В лицее же обед длится целых 45 минут!

Денис Степанов

…Я попала с огромным трудом в этот мир. Сейчас не представляю свою жизнь без лицея, он для меня, как вода для рыб, как солнце для растений.

Анастасия Жуковская

…На мой взгляд, лицей – это гораздо больше, чем школа, здесь нет напряженности в отношениях, многие находят себе настоящих друзей.

Максим Семченко

Преподаватели у нас особенные

…В лицее нет места халяве. У нас ведут уроки серьезные преподаватели, многие из которых – кандидаты и доктора технических наук.

Андрей Резников

…Я люблю, когда на занятиях исследовательского практикума по математике начинается дискуссия о компьютерных играх, о фильмах и теории относительности Эйнштейна.

Бастраков А.

…Лицея бы не было без наших чудесных преподавателей – строгих, но внимательных, экспрессивных, но рассудительных, жестких, но чутких.

Настя Наумова

…Взгляд на учебу у меня здесь совершенно изменился. У нас в школе, когда начинал спорить с учителем, слышал один ответ: “Я больше знаю”. Здесь ничего подобного!

Александр Морозов

...даже когда на улице льет дождь!”

...учителей и выпускников пермского лицея № 1

В неурочный час

Алевтина Арсеньевна Некрасова, Соросовский учитель:
– Я пришла в лицей из высшей школы, и оказалось, что работать здесь гораздо труднее и интереснее. Запоминаются не только удачные уроки, но и химические представления, походы в оперный театр, летние поездки по Каме и Волге… и когда в неурочный час вдруг приходят взрослые, успешные выпускники с огромным букетом роз для меня!

Ирина Черникова, кандидат педагогических наук, лауреат премии Президента 2002 г., заместитель директора по учебной работе:
– С лицеем меня связывают 14 лет жизни. По всем законам пространства и времени я – счастливый человек, ведь лицей – это пространство, в котором мы существуем во времени. Но сам лицей, подобно ребенку, забирает у меня все силы, энергию, здоровье, радость и любовь. Да, лицей – это ребенок, порой капризный и своевольный, добрый и ласковый, эгоистичный и дерзкий, но невероятно талантливый, одаренный, приносящий радость своим родителям. И как всякая талантливая личность, он притягивает к себе единомышленников и отталкивает от себя недругов, но никогда не оставляет к себе равнодушным.

Вектор движения

…Лицей для меня – это сон о навсегда потерянной России. Призрак Серебряного века, растаявший с рассветом нового мира.

Рапсод, выпускник 1994 года

…Не хочу сказать, что лицей – это идеальное место. Везде бывают свои разочарования, но если честно, то все проблемы, которые у меня возникали с учебой, – это моя вина.

Антон Беляев, выпускник 2004 года

…Я уверена, что эти два коротких года были лучшими в моей жизни.

Семеновых О., выпускница лицея 2004 года

…Выйдя из стен лицея, мы имеем осознанный и азартный взгляд на мир, сильно отличаясь от “ботаников” с остекленевшими глазами и с оценками в аттестатах, аналогичными нашим…

Валентин Кирюхин, выпускник 1992 года

…Мое первое знакомство с лицеем состоялось весной 1989-го, и было результатом чистой случайности. Звонок моего первого преподавателя физики застал меня в дверях. Удивительно, но я и сейчас отчетливо помню те несколько секунд, в течение которых я стоял и думал: пойти на тренировку или, как потом оказалось, резко поменять свою жизнь. Вместо тренировки я поехал на первую встречу с Леонидом Израилевичем Лурье, а осенью успешно сдал вступительные тесты в лицей.
После средней школы обстановка в лицее ошеломила. Не во многих школах учеба является безусловной ценностью, а у нас предложенное тобой оригинальное решение задачи стоило гораздо больше, чем физическая сила или достаток родителей. Лицей был (и остается) сообществом людей, для которых и преподавание, и учеба не являются простой работой. Когда в 1996-м я начал преподавать физику на физико-математическом отделении лицея, я пытался сохранить и донести до ребят именно эти наши традиции. Оглядываясь назад и анализируя успехи своих друзей, я вижу лицей как исходную точку пути. Точку, в которой был заложен правильный вектор движения.
Олег Плехов, выпускник 1991 года, кандидат физико-математических наук

…Лицей? Что-то тонко-музыкально-романтическое, поэтично-пушкинское, шумно-озорное, переливчатое, звенящее молодостью и неуловимо-загадочным детством. И сбивающий с ног шквал информации!

Елена Ушатова, выпускница 1994 года


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"