Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №63/2004

Третья тетрадь. Детный мир

РОДИТЕЛЬСКАЯ ГАЗЕТА 
МАЛЕНЬКИЙ ТРАКТАТ 

Ребекка РИД ЧО
Перевод с английского
Марины НИКОНОВОЙ

Чья она дочь?

Не каждый взрослый сможет ответить на этот вопрос так, чтобы не посеять панику в душе ребенка

С тех пор как родилась моя дочь, я без конца отвечаю на один и тот же вопрос: “Чья она?”
Сначала меня заставали врасплох, и я расстраивалась до слез, не зная, что ответить. Потом долго репетировала дома разные варианты ответов. И теперь меня трудно сбить с толку: дежурные варианты ответов на этот вопрос всегда держу наготове.
Прошло пять лет, я стала более опытной, необидчивой, и стало понятнее изумление людей. Им действительно интересно знать, кем мне, светловолосой американке, приходится эта красивая темноволосая кореяночка пяти лет. И в самом деле, трудно поверить, что Эмили – моя дочь.
Охотно верю, что многих по-настоящему волнуют наши родственные с ней отношения, но одного все равно не могу понять: почему люди не потрудятся хотя бы тактично спросить о том, что их интересует.
Мне то и дело приходится сглаживать бестактность случайных прохожих, откровенно спасая и их самих, попавших в неловкое положение, и, главное, своего ребенка.
Думаю, не каждый взрослый найдет, что с ходу ответить на вопрос незнакомого человека “Чей ты?”, и сумеет хотя бы не обидеться.
Теперь я стала асом: могу выкрутиться из любой ситуации, спокойно и интеллигентно ответить на любой некорректный вопрос. Не то что раньше. Я, похоже, привыкла. Хотя к бестактности людей, задающих некорректные вопросы, я привыкнуть никак не могу. Как никогда не привыкнешь видеть боль в глазах любого – не только своего – ребенка.

Мой муж Та рожден в Корее, хотя и имеет американское гражданство с пяти лет.
А мои родители родом с Кавказа, и мне дорого это, но я родилась в штате Колорадо.
Так что наша дочь Эмилия – красивая копия нас обоих: черные-черные волосы, миндалевидные глаза и белая, как фарфор, кожа.
Большинство людей вполне дружелюбно задают вопрос “Чья она?” с одной лишь целью: узнать происхождение ее очаровательных ямочек на восточном лице. И, к сожалению, им дела нет до того, что может подумать ребенок, услышав его. Тем более что иногда обращаются непосредственно к дочери.
Даже с моим опытом не всегда успеваю уворачиваться. Недавно интеллигентного вида мужчина средних лет дружелюбно заметил: “Хорошее дело делаете”. Я не сразу поняла, о чем это он. Оказалось, он имел в виду, что я удочерила девочку из Китая. И тут же добавил, глядя на Эмилию: “В Китае девочек бросают в реку. Тебе повезло”.
Даже мне стало не по себе. Я молча развернулась и унесла дочь. И жалела потом, что вообще купилась на его доброжелательность: мне долго пришлось успокаивать дочку и уверять ее, что дядя неудачно пошутил.

Ну как, скажите, объяснить людям, что задавать подобные вопросы немилосердно и нельзя?
Ведь история моей семьи отнюдь не исключение. Даже цифры говорят о том, что в современном обществе растет число смешанных браков: пятьдесят лет назад в Америке их было 150 000, а теперь – 1,5 миллиона.
Еще, бывает, спрашивают: «Кто она?” Тоже попробуй ответить, стоя в очереди перед кассой.
Очень редко я вижу, что человек хочет спросить, но, подумав, решает промолчать.
Иногда откровенно чешу затылок, потому что не знаю, что ответить, когда спрашивают, где я ее взяла или со мной ли она с рождения. На последний ответила: “Нет, пришлось девять месяцев ждать”. Женщина рассмеялась. Правда, не сразу.
А ведь можно просто спросить про ее родителей, родственные связи, и никого этим не обидеть. И на такой вопрос можно спокойно отвечать, не боясь, что ребенок что-то не так поймет.
И вообще эти разговоры между родителями и незнакомыми людьми, если вести их умело и правильно, способны повысить самооценку ребенка, придать ему уверенности в себе, дать повод гордиться своими родственниками. Ведь одно дело, когда дети слышат о себе от своих, и совсем другое, если его необычной внешностью интересуются посторонние люди.
Когда спрашивают тактично, мне самой не лень ради дочки стоять посреди улицы и рассказывать в очередной раз про то, как моя бабушка приехала с моим дедушкой, а мама моего мужа... и т.д. В этом случае и вопросы, и ответы способствуют формированию здорового мировоззрения ребенка.
И поэтому я буду и дальше стараться открыто и беззлобно отвечать на неумелые вопросы людей в надежде на то, что они когда-нибудь все-таки научатся их задавать. Хотя самый правильный и исчерпывающий ответ на подобные вопросы я давно нашла. И звучит он очень просто: «Это моя дочь».

Из статьи “Она – моя Дочь”


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"