Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №62/2004

Третья тетрадь. Детный мир

ОТКРЫТЫЙ ДИАЛОГ

Мы живем не сами по себе. В нашу жизнь врываются такие общественно-политические события, после которых все меняется. Даже разговорный язык. И первыми его осваивают подростки.
Если они говорят, что на вас «паранджа», когда считают ваш наряд немодным, а суровых учителей называют «террористами», – это еще цветочки. Куда серьезнее оскорбление – «осама твою маму». Будет ли «синдром Беслана», охвативший российские школы, иметь обратный эффект?

На развалинах WTC
Новый молодежный сленг психологи и лингвисты называют “юмором террора”

Лингвисты и психологи в отличие от большинства школьных учителей считают подростковый сленг вполне нормальным, закономерным и объективным явлением, а не извращением тупой молодежи.

По мнению профессора психологии Туринского университета Джани Галлино, сленг изменяется приблизительно каждые пять лет. «У всех поколений подростков существует независимый жаргон, отличающийся от лексикона взрослых. Но эти слова подростки используют лишь непродолжительное время. Так что поводов для беспокойства с этой точки зрения у родителей быть не должно».
Не стоит впадать в панику и из-за того, что ребенок вдруг начал «выражаться». Галлино уверяет, что матерятся подростки не потому, что желают кого-то оскорбить, а из любви к искусству – им просто нравится звучание запретных слов.
Одна из причин возникновения сленга – стремление внести игровой элемент в скучную подчас действительность. Создавая свой язык, подростки как бы продлевают детские игры в разведчиков, когда на выдумывание “особого” языка (или письменного шифра) затрачивалось огромное количество времени.
Сленг несет функцию визитной карточки. Молодой человек заявляет окружающим: я принадлежу к такой-то группе! Я не один! Особая необходимость в этой функции жаргона появляется в переходном возрасте. С каким удовольствием подросток, недавно принятый в новую группу, щеголяет принятыми в ней словечками и выражениями! Он наслаждается возможностью употреблять их к месту и не к месту. Спустя какое-то время принятая в его группе лексика становится привычной. Приходится срочно придумывать что-то еще или искать другую компанию.
Большинство подростков легко меняют стиль общения, попадая в разные социальные группы. Вряд ли подростку придет в голову отвечать на уроке, используя сленг. Общаясь со взрослыми, он будет пользоваться той лексикой, которую считает приличной. Но объясняя товарищу, что родители дома и следует соблюдать этикет, запросто может выдать: “Фильтруй базар, шнурки в стакане!” Даже отличники предпочитают общаться со сверстниками на сленге и легко принимают распространенный в данной среде жаргон, подчеркивая свою принадлежность к умным людям. Переход осуществляется без труда, но за литературным языком прочно закрепляется репутация скучного.
Психологи подчеркивают роль сленга и в качестве защитного механизма. Сленг, как и юмор, защищает нас от психических перегрузок. Характерный пример – влияние терактов 11 сентября на язык американских школьников. В нью-йоркских школах суровых учителей называют теперь “террористами”, а меры по наведению дисциплины – “настоящим джихадом”. Если вам сказали, что на вас “паранджа”, значит, вы просто немодно одеты. Если заподозрили, что вы из “Талибана” или “подхватили сибирскую язву”, вас считают идиотом. “Осама твою маму” – это уже серьезное оскорбление, тогда как “фундаменталист” – в качестве обращения к однокласснику арабского происхождения – воспринимается как шутка. Если в комнате в общежитии царит беспорядок, безжалостные друзья назовут ее “развалинами WTC”, а о незначительных событиях и переживаниях небрежно скажут: “Да это так, типа 10 сентября”.
Лингвисты сравнивают влияние терактов на язык подростков с влиянием, оказываемым на него популярными передачами и сериалами. Новый сленг называют “юмором террора”. Школьники, как, впрочем, и взрослые, пытаются смехом победить вызванный терактами страх.
По данным всероссийских социологических опросов, употребление ненормативной лексики в молодежных компаниях становится повсеместным. Такой язык общения все более обычен в отношениях между полами, что ранее считалось недопустимым. Школьники уже не видят ничего страшного в ненормативной лексике. В 14–15 лет запросто матерятся 70% юношей и 45% девушек. Среди молодых москвичей сквернословят, по собственному признанию, около 80% опрошенных.

Лев ДРОЗДОВ

 


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"