Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №62/2004

Первая тетрадь. Политика образования

ПОЛИТИКА ОБРАЗОВАНИЯ

Наконец стало известно, кто и за что отвечает в нашем образовании. Разграничены сферы влияния, определились основные направления работы. Мы начинаем серию интервью с руководителями Министерства образования и науки, Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки и Федерального агентства по образованию.

Владимир НЕВОЛИН: “Уровень диссертаций по педагогическим наукам в целом невысок”

Владимир Неволин

Здание, в котором находится Высшая аттестационная комиссия, знает вся страна. Каждый год 1500 ведущих ученых России, состоящих в экспертных советах ВАК, решают здесь судьбу более чем четырех тысяч докторских диссертаций. Каждый день в здании ВАК заседают не менее 300 ученых из 4–5 экспертных советов. Каждый год в ВАК оформляют и выдают около 40 тысяч документов о присвоении ученых степеней и званий. И каждую неделю не менее 150 человек приезжают сюда со всех концов страны, чтобы получить свой диплом или аттестат.    
Российская система аттестации научных кадров, которой в этом году исполняется 240 лет, – единственная в мире. В других странах степени доктора наук присуждают ученые советы университетов. Там говорят: “Доктор наук университета города N…” В нашей стране каждый кандидат и доктор наук принадлежит всей России. От ее лица научная общественность в диссертационных и экспертных советах анализирует диссертации, президиум ВАК принимает решения, а сотрудники аппарата ВАК выдают соответствующие дипломы.
В середине 90-х годов сообразительные люди стали создавать общественные академии наук и лже-ВАК, где любой гражданин мог купить степень доктора наук и получить красивый диплом. Потребовались годы разъяснительной работы, чтобы россияне убедились: эти дипломы не имеют силы. Высшая аттестационная комиссия при Министерстве образования (так она называлась тогда) добилась внесения поправки в Закон о научной и научно-технической политике. Теперь законом установлено, что ВАК – единственный в России орган, который имеет право выдать гражданину подтверждаемый государством диплом доктора наук.
Возглавляет ВАК академик РАН Геннадий Месяц. Главным ученым секретарем ВАК является заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Владимир Неволин.

– Владимир Николаевич, вы были в руководстве Высшей аттестационной комиссии, когда она была в структуре Министерства образования. С переходом аппарата ВАК в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки изменится ли что-нибудь в вашей работе?
– В ст. 4 Федерального закона о науке и государственной технической политике функции Высшей аттестационной комиссии четко определены: ВАК – единственная в России структура, которая уполномочена государством присуждать авторам кандидатских и докторских диссертаций ученые степени. 52 сотрудника ВАК не анализируют докторские диссертации и не выносят по ним решения. Этим занимается научная общественность: 1500 ведущих ученых из экспертных советов ВАК, которые делают это на общественных началах. Аппарат Высшей аттестационной комиссии отделен от экспертов. Он оформляет и выписывает документы о присуждении степеней, принимает посетителей. Состав ВАК и его президиум утверждаются Правительством РФ. Сегодня мы убедились, что структура ВАК почти оптимальна. Не случайно многие пытаются построить свои экспертные организации на манер ВАК. Недавно на совещании в Ярославле министр образования и науки Андрей Фурсенко заметил, что потенциал ВАК мог бы быть использован для проведения экспертизы крупных государственных проектов. Я согласен с этим. И когда в рамках административной реформы Министерство образования и науки было разделено на агентство, министерство и федеральную службу, от этого суть нашей деятельности не поменялась. При этом не надо забывать, что деятельность такой организации, как ВАК, требует для своей деятельности сильного юридического аппарата. Ведь у нас каждый год – не менее 120 судебных дел! И замечу, ни одного из них мы еще не проиграли.
– Что изменится в работе ВАК в ближайшее время?
– В 2003 году было отклонено около 7 процентов от общего числа диссертаций. И это рекордная величина за 70 лет новой истории ВАК, который был упразднен в 1918 году (когда научные работники лишились всех привилегий) и воссоздан Декретом Совета народных комиссаров в
1934-м. Тогда советская власть поняла, что без высококвалифицированных научных кадров ей не осуществить индустриализацию страны. В 2000 году мы провели реструктуризацию сети диссертационных советов. Эти советы, расположенные в вузах и НИИ, принимают решения по кандидатским диссертациям и рассматривают в первой инстанции докторские. Мы сократили на треть число диссертационных советов и разделили их на две части: создали базовые диссертационные советы, которые работают пять лет – то есть срок действия принятой в России номенклатуры специальностей. Их в России около двух с половиной тысяч. В качестве эксперимента было создано около 900 резервных диссертационных советов: им позволяется работать год, максимум два. Мы внимательно следим за их результатами и либо переводим в сеть базовых советов, либо предлагаем перейти на систему разовых защит. Это настоящая конкуренция, которая позволяет более серьезно относиться к делу.
Самая жесткая мера была введена ВАК с 1 июля этого года. Если основные положения докторской диссертации, прошедшей защиту в диссертационном совете и представленной на экспертизу в ВАК, не опубликованы в ведущих научных изданиях, утвержденных Высшей аттестационной комиссией, диссертация не будет ни проходить экспертизу, ни защищаться. Все статьи в подобных изданиях должны рецензироваться ведущими специалистами в своей области. Такие научные журналы должны иметь значительный тираж – больше 1000 экземпляров. Сейчас таких журналов около тысячи. Это не так много, если учесть, что у нас в номенклатуре 418 специальностей. Для того чтобы опубликовать научную статью в таком журнале, надо приложить серьезные усилия. Но ведь это и есть настоящая научная апробация. Она особенно необходима нам сейчас. Лет двадцать назад мы каждого доктора наук знали в лицо, а сейчас не знаем многих даже по фамилии!

– За последние годы, если верить статистике, резко увеличилось число защищенных диссертаций по гуманитарным наукам и в особенности по педагогике. Чем вы это объясните?
– В России меняется динамика воспроизводства высших научных кадров. И это очень тревожная тенденция. В 1993 году основное количество диссертаций защищалось представителями естественных и технических наук и только 23–24 процента приходилось на гуманитарные и общественные науки. В 2003 году все изменилось с точностью до наоборот. Как тут не вспомнить слова Айзека Азимова: “Почему вам, физикам, всегда требуется так много дорогостоящего оборудования? Вот математики просят деньги только на бумагу, карандаши и ластики, а философам еще лучше. Им даже ластики не нужны”. Действительно, на проведение исследований в области технических и естественных наук требуется гораздо больше средств, чем на проведение исследований в области гуманитарных и общественных наук. Себестоимость диссертации по техническим и естественным наукам выше. А без поддержки государства заниматься многими направлениями науки невозможно. По числу защищенных кандидатских диссертаций в 2001 году на третье место по числу защит вышли юристы, оттеснив филологов, которые традиционно располагались после экономистов и педагогов. Такого не наблюдается в распределении защит докторских диссертаций. Там уверенное лидерство “держат” экономисты и педагоги. В то же время число докторских диссертаций по техническим и естественным наукам снизилось с 1997-го по 2003 год с 49 до 40 процентов. А количество кандидатских диссертаций по военным наукам в этот период вообще уменьшилось в два раза! И это еще раз доказывает, что виртуальными построениями людей увлечь нельзя. Россияне ориентируются на то, что гарантирует им надежное или высокооплачиваемое место. Снижение количества защищенных диссертаций по математике, естественным и техническим наукам – это очень тревожный процесс. В России на проведение научных исследований отпускается в 200 раз меньше, чем в США. И потому многие наши изобретения возвращаются к нам как ноу-хау из-за границы…

– Диссертаций по гуманитарным наукам стало больше. Но важно не их количество, а качество. Как экспертный совет ВАК расценивает их уровень? Возьмем, например, одно из самых распространенных направлений – педагогику…
– Мы заслушивали этот вопрос на пленуме ВАК. Нас беспокоит, что уровень диссертаций по педагогическим наукам в целом невысок. Приведу простой пример. Модернизация образования – это процесс. А по Положению о присуждении ученых степеней диссертация должна быть законченным научным трудом. Я не думаю, что можно создать законченный научный труд, посвященный незаконченному социальному процессу. Специальная комиссия, работавшая по решению президиума ВАК, сформулировала свои предложения по этому вопросу. Одно из них – воссоздать и реализовать существовавшую когда-то систему, когда Российская академия образования, тогда еще АПН, определяла исходя из потребностей страны актуальные темы и направления, которые должны быть подкреплены научными исследованиями. Ученые должны выполнять те работы, которые востребованы временем.

– Но как в таком случае быть с научным творчеством? Ведь подобная система возвратит нас во времена СССР?
– Мы должны детально проанализировать все хорошее, что было в управлении советских времен, и воспользоваться этим. Сейчас – хотим мы этого или нет – мы вынуждены концентрировать наши финансовые и интеллектуальные средства. Ученым будет предложена не административная директива, а рекомендация научного сообщества, которое и сконцентрировано в таких организациях, как отраслевые академии наук, российский совет ректоров и др.

– Российская академия образования всегда была консервативной организацией. Допустим, ее академики предложат темы, над которыми надо работать… Я не уверена, что это будет хорошее решение.
– Во всех академиях наук, в том числе в РАН, происходит омоложение состава. На последних выборах в РАН пришли новые люди: целая плеяда академиков, не достигших пятидесятилетнего возраста. Сейчас путь в академики им открыт, что раньше было весьма затруднительно. Я считаю, что и в РАО происходят аналогичные процессы. Обращение к РАО могло бы стать только первым шагом на пути определения актуальных для страны направлений педагогической науки.
– Сегодня ведется много разговоров об отмене на территории России степени кандидата наук. Какова позиция ВАК по этому поводу?
– Я глубоко убежден в том, что двухступенчатая система присуждения ученых степеней, которая у нас существует, обязательно должна быть сохранена. Наличие степени кандидата и доктора наук позволяет – это мнение более чем 98 процентов научной общественности – сохранить научные школы и развивать их. Докторская степень в России нетождественна степени “доктора философии” в западных странах. Все, кто знаком с нашей двухступенчатой системой, признают, что российская степень доктора наук – это серьезно.
– Россия стала участницей Болонского процесса. В Европе только одна ученая степень – докторская. Она соответствует нашей кандидатской. Будем ли мы приводить нашу систему в соответствие с европейской?
– Я думаю, мы сможем сохранить две научные степени. Сегодня аспирантура и докторантура искусственно включены в уровень послевузовского профессионального образования. А если так, то обе они должны регулироваться государственными стандартами. По закону стандарт должен иметь федеральную и региональную компоненту. Можете вы представить себе докторскую диссертацию с региональным оттенком? Написание докторской диссертации – это творчество. Во всяком случае, должно быть таковым. Тогда при чем здесь стандарт? Если говорить о серьезных изменениях, которые надо вносить в законы, то мы могли бы изъять докторантуру из уровня послевузовского профессионального образования, а докторскую диссертацию связать с высшей научной квалификацией. Лишь в этом случае мы полностью вписываемся в болонскую конфигурацию. В таком случае у них будет степень “доктора философии”, у нас – эквивалентная ей степень кандидата наук, а над нею – высшая научная квалификация, российский доктор наук. Государственным стандартом для аспирантуры мы могли бы считать экзамены кандидатского минимума. Сейчас ВАК заканчивает долгую и трудную работу – мы практически полностью обновили базовые программы экзаменов кандидатского минимума. Они стали унифицированными. Если все хотят, чтобы в аспирантуре был стандарт, пусть все аспиранты имеют тот единый минимум знаний, который поможет им удовлетворительно сделать научную работу.
– С каждым годом набор в аспирантуру увеличивается. Нередко молодые люди идут “в науку”, чтобы не попасть в армию. Ничего хорошего науке это не приносит. Есть ли какое-то решение проблемы?
– Конечно, пока не будет решен вопрос с профессиональной армией, молодые люди будут изображать научную деятельность, лишь бы избежать казармы. Пока вузы и НИИ, которые этим летом были лишены льгот, не получат эффективной экономической поддержки, позволяющей проводить научные исследования, будут множиться коммерческие аспирантуры. Я уверен, что необходимо восстановить в определенной мере государственное регулирование подготовки научных кадров высшей квалификации. Надо планировать прием в аспирантуру с учетом реальных возможностей научных коллективов (это возможно при использовании статистики ВАК). Наконец, регулировать прием в аспирантуры исходя из реальных потребностей государства – вот то необходимое, что уже сейчас, не откладывая, нужно делать.

Беседовала
Светлана КИРИЛЛОВА

P.S. Когда мы беседовали с Владимиром Неволиным, здание ВАК было погружено во мрак: Мосэнерго за неуплату отключило свет. В коридорах терпеливо ждали своей очереди люди, приехавшие со всей страны. Сотрудники ВАК при свечах выдавали им дипломы докторов наук.

КАНДИДАТСКИЙ МИНИМУМ

  • . За десять лет в России было открыто более 100 новых аспирантур, а число аспирантов увеличилось почти в три раза. Сегодня в России действует 1441 аспирантура, в которых обучается 140741 аспирант. 827 аспирантур работает в  научно-исследовательских институтах, 614 – в вузах.

  • . Учащиеся аспирантур – преимущественно молодые люди до 26 лет.

  • . В российских аспирантурах традиционно обучается больше мужчин, чем женщин: в 2003 году на 77 892 представителя сильного пола в аспирантурах приходились 62849 женщин. Большинство женщин готовятся защитить кандидатские диссертации по филологии, психологии, педагогике и искусствоведению (от 70 до 80%), меньшинство – по техническим и физико-математическим наукам (соответственно 20,2 и 27,8%).

  • . В 2003 году процент защитившихся аспирантов на всю Россию составлял всего 27,2%…


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"