Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №53/2004

Четвертая тетрадь. Идеи. Судьбы. Времена

ИДЕИ И ПРИСТРАСТИЯ 
КРУГИ ИСТОРИИ 

Ольга БАРАНОВА

Возвращение Богородицы

28 августа в Россию из Ватикана прибывает один из списков чудотворной иконы Казанской Богоматери

После надоевших дождей и холодов – вдруг
несколько дней жаркой погоды. Все как во сне. Я в Казани, хотя еще пару недель назад даже не предполагала, что мне станет до мелочей знаком местный Арбат – улица Баумана, что экзотические названия – Булак, озеро Нижний Кабан, площадь Тукая – станут привычными и что я, не предполагая заранее, окажусь на том месте, которое сыграло особенную роль в истории – нет, не только древнего города, который в следующем году отметит свое тысячелетие, но в истории России. А может, и человечества. Высокопарно? Наверное, если бы речь не шла о месте явления одной из самых почитаемых в мире икон – иконы Казанской Божией Матери.

Суд по “Делу Чайкина”

3.jpg (20097 bytes)

Заступница усердная рода христианского со вниманием смотрит на нас глазами своих святых образов, желая узнать в нас народ, некогда столь возлюбленный ею

21 июля. Я – во дворе Петропавловского собора. Мимо течет людское море, я жду минуту, другую, третью – поток не редеет. Крестный ход. Впервые по улицам города проносят особо чтимую в Казани икону – разумеется, Богородицу Казанскую. Впервые за долгие годы выбралась она на свет Божий из храма Ярославских Чудотворцев, что на Арском кладбище. Когда-то маленькая кладбищенская церквушка стала приютом для чудом сохранившихся после революции святынь из огромного количества разрушенных и разоренных казанских храмов. “Мы плакали, когда ее от нас забирали”, – сказала старушка, убиравшая в церковке, куда после торжественных праздничных служб должна была вернуться на привычное место любимая ею икона. Икона, с которой связано столько таинственного, что порой трудно разобраться, где правда, а где вымысел.
Поэтому сначала о том, что достаточно хорошо известно...
Двадцать семь лет прошло после взятия Казани войсками Ивана Грозного. Страшный пожар разгулялся в городе в 1579 году. После пожара десятилетней девочке Матроне явился образ Божией Матери, повелевшей среди пепелища отыскать ее икону и указавшей ее местонахождение. Не сразу, с трудом преодолев собственный страх, неуверенность и недоверие церковных иерархов, девочка при поддержке поверившего ей народа отыскала икону, которая потом поражала всех, кто ее впервые видел. Образ не был похож ни на один известный ранее. Говоря современным языком, он во многом приближался к известному на Руси образу Богоматери Одигитрии (Путеводительницы), но имел значительные отличия: был не “поясным”, а “оглавным”, то есть не было видно рук Богородицы, а сама фигура и лик Младенца обращены прямо к предстоящим. Тогдашний казанский архиепископ Гермоген, ставший впоследствии патриархом, говоря об образе, писал о трех его особых приметах: икона была неизвестного на Руси типа; она сияла красками, светилась, была, видимо, очень хорошего письма; завернута в рукав однорядки, что позволяет судить о ее небольших размерах. Это то, что доподлинно верно. Все остальное можно подвергать сомнению, ведь история Казанской только начиналась, и ей еще предстояло пережить захватывающие, порой детективные события.
Свершив первое чудо, явившись, икона продолжает чудотворить – исцелять больных, излечивать от слепоты. Списки ее обретают и в других местах – в торговых рядах в Казани (знаменитая Ярославская-Казанская), на Урале у соляного источника (Табынская-Казанская), в роще близ села Белый Колодезь (Каташинская-Казанская). Чудотворят и списки.... На месте первого чудесного обретения иконы Иван Грозный повелел выстроить Богородицкий женский монастырь.
В годы Смуты Казанская становится не только утешительницей и исцелительницей страждущих, но и спасительницей всего государства. Икона (или ее список) отправляется с ополчением Минина и Пожарского освобождать Москву и Россию от захватчиков-поляков. Распоряжение о принесении ее к столице передает из польского плена сам патриарх Гермоген. Так Казанская стала символом победы, главной защитницей государства от врагов, “знамением милости Царицы Небесной” к Российской державе и православному народу русскому. 25 октября 1612 года из освобожденного Кремля навстречу Казанской вынесли икону Владимирскую. За Владимирской стояли века правления Рюриковичей, Казанская начинала новую эпоху, открывая путь к престолу новой царской династии Романовых. Именно поэтому она становится самой почитаемой иконой в царской семье. Для нее строятся храмы по всей Руси, к ней стекаются молящиеся, праздник ее с 1613 года по повелению царя Федора Михайловича отмечается дважды в год – в июле и октябре, множатся списки Казанской, прославляющиеся своими чудесами.
Даже царь Петр, несмотря на свой далеко не смиренный нрав, внимает словам епископа Воронежского Митрофана и водворяет в новом городе Санкт-Петербурге образ Казанской, веря, что он будет “покровом города и народа” и что, покуда он здесь, сюда не ступит вражеская нога. Время движется вперед, оставляя в истории много славных побед российских. Более 300 лет чудесная первоявленная икона Казанской Божией Матери и ее списки охраняют Россию, врачуют людские души. Ей молятся цари и полководцы. Богатые оклады покрываются драгоценными дарами от исцеленных. А это, увы, не может не привлечь лихого народа. Еще до Октябрьской революции находились воры, специализирующиеся на ограблениях храмов, а ведь что за раздолье настало для них после 1917-го! Но пока на дворе только 1904-й. Что же случилось тогда? 29 июля из Казанского Богородицкого собора были похищены иконы Казанской Божией Матери и Христа Спасителя. Известие было ошеломляющим. Но еще страшнее оказалось то, что, довольно скоро задержав грабителей и обнаружив у них остатки разрезанных окладов, самих образов у них не нашли. Главарь шайки Варфоломей Стоян (Федор Чайкин – так гласил другой его паспорт) утверждал, что иконы он сжег в печи за ненадобностью, главной же целью охоты были богатейшие оклады (оклад Ка-
занской оценивался в 100 тыс. рублей). Казалось бы, как это ни страшно звучит, в истории чудесного первоявленного образа можно было поставить точку. Однако еще на суде по “делу Чайкина” необыкновенно спокойно держалась настоятельница монастыря София. Позднее она поведала, что еще при бывшей настоятельнице правилом было вынимать на ночь из-под оклада подлинную икону и заменять ее списком. Может быть, и так, но где же все-таки подлинный образ? В Казани? Но икона, ныне принадлежащая городу, датируется XVIII веком. Загадки остались загадками. А уж после революции в советской России до них никому не было дела. И святыни российские пропадали уже на основаниях, узаконенных новой безбожной властью. После революции исчезают все прославленные и наиболее древние списки Казанской – Московский, Северный (Петербургский) и икона семьи Романовых.

Икона на аукционе

А теперь о том, что известно немногим. Еще в начале 90-х годов, когда коммунистическая власть в России пала, Русской православной церкви поступило предложение от главы Римской католической церкви Папы Иоанна Павла II – принять в дар чудотворную икону Казанской Божией Матери, оказавшуюся в Ватикане в результате запутанных перипетий. Наиболее точные сведения об этой иконе собраны Дмитрием Хафизовым – членом российской правительственной комиссии по возвращению Ватиканского списка Казанской иконы, автором пока не изданной книги «Святое знамение России».
До 1950 года сведения совсем скудны. Известно только, что предлагаемый ныне в дар России список Казанской попадает за границу с неким польским беженцем. В 1935 году он продает икону, в значительной степени сохранившую драгоценный оклад, как “подлинный”, “первоявленный” образ бизнесмену Норману Вейсу, который занимается скупкой русских древностей. Вейс, по его собственным словам, уже бывал в России в 20-е годы, видел там эту икону, но на ее покупку у него не хватило денег. Информацию, полученную от Вейса, невозможно проверить, поэтому ограничимся тем, что известно наверняка. Икона появляется в Англии в 1935 году. В 1950-м ее приобретает Фредерик Митчелл Хеджес – археолог, писатель, коллекционер (в его коллекции был, например, “череп смерти” из горного хрусталя, найденный при раскопках храмов майя) и, как оказалось, порядочный, верующий человек. Именно поэтому он обращается в советское посольство с предложением выкупить священную реликвию (он считает ее первообразом), полагая, что она должна вернуться на родину. Никто не знает, о чем шла речь в посольстве, но после этого посещения он до конца жизни спит, держа под подушкой ружье, и указывает в завещании, что икона ни при каких обстоятельствах не должна попасть в руки коммунистов. В 1956 г. он обращается в Америку к епископу Русской зарубежной церкви Иоанну Шаховскому с тем же предложением, но тот “с болью в сердце” вынужден отказаться, так как выплатить требуемую сумму он не в состоянии. После смерти Митчелла Хеджеса коллекция его распродается, в том числе пытаются продать и икону. Следует повторное обращение к Иоанну Шаховскому, ставшему архиепископом Сан-Францисским, и он решает собрать требуемую сумму, хотя цена на икону возросла. В Сан-Франциско же в 1962 году происходит знаковое событие: перед ней проходит служба, в которой принимают участие одновременно и Американская, и Русская зарубежная православные церкви. Присутствовали на службе и католические священники. С тех пор за иконой утвердилась слава примиряющей христианские конфессии. И действительно, весь христианский мир сплачивается в решимости собрать достаточно средств на выкуп иконы, безвозмездно поступают деньги и от православных, и от католиков. И все же требуемой суммы даже совместными усилиями верующих найти не смогли. Икона выставляется на аукцион. Возникает опасность вторичной ее утери для церкви, ведь, попади она в частные руки богатого, но абсолютно равнодушного к делам духовным коллекционера, судьба ее может оказаться плачевной. Представить себе святыню в курительной комнате какого-нибудь техасского миллионера было невозможно. Католическая церковь, обратившись с письмом к Иоанну Шаховскому, испрашивает разрешение икону выкупить. Согласие дается, и за 3 млн долларов икона становится собственностью общественной католической организации “Blue army”. Для истинно верующего, пожалуй, неприятны подробности денежных операций вокруг святыни. Но ради справедливости заметим, что продавалась не сама икона, а ее оклад. Икона же передавалась с важным условием: после падения коммунизма она должна вернуться на место обретения – в Россию, в Казань.
Год 2004-й. 425 лет назад в Казани произошло чудо – явилась на Руси неизвестная доселе икона Божией Матери, ставшая Заступницей, Защитницей страны и ее народа. 100 лет назад Россия лишилась своей святыни, лишившись и Божественного покровительства. Сейчас есть надежда на будущее, ведь икона наконец-то после долгих переговоров возвращается домой.

Одиннадцать экспертиз

А вот теперь, пожалуй, самое интересное и самое загадочное. Что же за образ возвращается в Россию? Самых известных икон Казанской Божией Матери было четыре: собственно Казанская, Московская, Петербургская и икона царской семьи. Один из этих образов – икона первоявленная. Но сейчас уже никто не сможет сказать, которая из названных. Мистика и загадка окружали образ с самого его появления. Считается, что первообраз сохранялся именно в Казани, а далее распространились его списки. Но исследователи допускают и другие варианты. Во-первых, икона еще в самом начале могла уйти из Казани, когда образ привозили показывать царю Ивану Грозному. На него он произвел то же впечатление, что и на других, – царь был не просто удивлен, а поражен. Ничего подобного он еще не видел, хотя и был признанным знатоком икон. Вполне возможно предположить его желание оставить чудесный образ у себя, послав его копию в Казань. Тем более что после пожара в Москве в 1547 г. сгорели многие святыни в Кремле, и царь вновь стал сосредоточивать в центре государства знаковые для православия реликвии. Таким образом, от Рюриковичей икона могла перейти семье Романовых. Еще одна возможность “переселения” иконы – ополчение 1612 года. Хотя бытует версия, что для войска был сделан список, известно все же, что патриарх Гермоген обращался к своему преемнику в Казани с просьбой прислать в ополчение именно первообраз. Мог ли тот отказать своему духовному учителю? Если выполнил настояние, то первоявленная очутилась в Москве, в Казанском соборе Кремля. Пожалуй, лишь с Петербургским списком не возникает у специалистов сомнений, его отличия очевидны.
Может ли Ватиканский список претендовать на то, чтобы назваться одной из этих утраченных святынь? Конечно, слово в разрешении этой проблемы за экспертами. И разумеется, экспертизы проводились. Всего их было 11. Десять из них признали икону первообразом. Самая, пожалуй, известная из этих экспертиз была проведена в 1956 г. по просьбе Иоанна Шаховского его другом, крупнейшим в мире специалистом по иконографии Андреевым. Он был первым, кто снимал с иконы оклад и провел тщательную работу, итогом которой было заключение – это первообраз. Но есть еще и
11-я, последняя на сегодняшний день совместная российско-ватиканская экспертиза, разумеется, самая совершенная технически, в которой участвовала группа крупнейших специалистов. Их вывод таков: это икона не позднее начала XVIII века. Более точную дату назвать пока нельзя. “Возможно, икона более ранняя, – говорит Дмитрий Хафизов, принимавший непосредственное участие в экспертизе, – но для этого нужны более детальные исследования”. Экспертиза также показала, что это и не Дивеевский, не Ярославский, не Шлиссельбургский списки. А вот оклад иконы дает пищу для размышлений и выдвижения версий. В том, что икона чудотворна, нет никаких сомнений хотя бы потому, что оклад ее один из самых богатых: около 1600 бриллиантов, жертвовать которые могли только очень состоятельные люди, крупные изумруды, дающие возможность предполагать, что это царские вклады. Возможно, к нам вернется икона семьи Романовых? Вопросов множество, но будут ли на них ответы? Да и так ли необходимы они, когда речь идет о святыне? Пожалуй, и не так важно истинно верующему знать, что перед ним: первообраз, один из первых списков, более поздний или просто бумажная иконка. Мы точно знаем, что множество поздних списков Казанской оказались чудотворными.

Святое знамение

Я шла вместе с тысячами людей по казанским улочкам за образом Матери Божией (а это даже не один из древних списков, лишь местнопочитаемая икона) и остро чувствовала свою и чужую радость, благостное, идущее откуда-то изнутри тепло.
Со слов свидетеля я знаю об исцеляющем бумажном списке, который находится на Аляске. Казанская икона Божией Матери почитается не только в православии. “Для нас самое важное, – говорит митрополит Казанский и Татарстанский Анастасий, – что Казанская икона прославилась по всему миру. Зайдите во многие католические храмы на Западе – и вы увидите этот образ в особо почитаемом месте. Если поедете в Иерусалим, то в святых местах вы тоже встретите иконы Казанской, написанные именно в Казани”. В любом религиозном магазине Ватикана есть и иконы Казанской, написанные в Софрине, и иконы греческих и местных иконописцев. В Дамаске, в Сирии, мироточила маленькая бумажная иконка (5 на 6 см), вывешенная прямо на улице. И молиться к ней приходят не только православные и католики, но и мусульмане.
Икона Матери Божией Казанская давно уже стала всенародной святыней, знамением Небесного покрова Пречистой Владычицы. И главное для нас, наверное, то, что и сегодня, как пишет Дмитрий Хафизов, “Заступница усердная рода христианского со вниманием смотрит на нас глазами своих святых образов, желая узнать в нас народ, некогда столь возлюбленный ею”.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"