Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №19/2004

Третья тетрадь. Детный мир

РОДИТЕЛЬСКАЯ ГАЗЕТА 
МАЛЕНЬКИЙ ТРАКТАТ 

Елена КОРОТЕЕВА

Ангел, ножницы, бумага…

Маленький ребенок – Ангел. И восприятие жизни у него немного волшебное. Это надо лелеять и уметь вместе с ним находить необычное во всем обычном.
Тряпка – лягушка. И поэтому она должна быть влажной. Бумага – живая. Кисточка тоже. А белая краска – слабая и тихая. И Ангел может прилететь в любую погоду, чтобы шепнуть каждому что-то заветное…
Главное – разрушить преграду неодушевленности, создать сказку и жить в ее пространстве.

Детский сад, с моей точки зрения, пространство, которое дарит радость всегда. Удрученные заботами, скучные люди туда не должны заходить. Обычные занятия на стульчиках, эти рассказы по картинкам, диафильмам… Ни радости, ни куража. Детям хочется подвижных, радостных игр.
Демонстрация моделей! Бал животных! Или сегодня мы все крокодилы! У нас пир насекомых! Жирафы пошли в гости к обезьянам! Это те игровые ситуации, в которые нужно погружать энергичных, растущих детей. Их восприятие жизни немного волшебное, с ними интересно разговаривать на языке образов.
Жаль, что многим педагогам этот язык кажется неестественным. А Рудольф Штайнер как нам говорил еще давным-давно? “Язык педагога должен быть насыщен образными элементами. Все вокруг живое, все вокруг работает”. Снимите штору неодушевленности с предмета, и тогда с ним можно говорить! Тряпка живая. Так противно тряпкой вытирать мокрый стол, но она не тряпка, а лягушка. И она должна быть влажной. Если она сухая, она “корюченая”, ей плохо. Намочим тряпочку! И кисточка живая. Бумага тоже живая, и если мы будем сильно нажимать на бумагу, ей будет больно, а мы кистью гладим бумагу, или ласкаем, или щекочем ее. Слушаем звук, с каким карандаш скользит по поверхности листа бумаги: ведь звук мягкого карандаша другой, не как у твердого. А звук фломастера, звук мелка? Мы любим и бережем краски. Особенно белую. Ведь бесполезно просить детей промывать кисточку, прежде чем опустить в белую краску, тем более в процессе работы, – я сама об этом забываю. Но если скажешь: “Белая краска такая слабая, такая нежная, тихая. Ее может обидеть любой цвет, она сразу заболеет”, – девочка отзывается: “Я люблю и берегу белую краску, как родную маму!”
К нам на занятия прилетает Ангел. Эта куколка с фарфоровой головкой у нас очень давно, кажется, в самом начале проекта ее привезли голландцы. Когда ее незаметно заводишь, у нее что-то пиликает, скрипит внутри и шевелится головка. “Что это скрипит?” – говорю я и нахожу много причин. У нашего Ангела закрытые глазки. “А почему?” Я рассказываю, что он очень устает, потому что рано просыпается, чтобы прилететь к нам с неба. Но бывает, Ангел открывает глазки. Я пририсовываю их. Это потрясающе! Тогда я прихожу к детям и говорю: “Ребята, Ангел открыл глазки!” Он поет у меня на руке, летает – дети онемели, застыли на месте. А воспитатели смотрят на меня сурово и не понимают: мол, нарисовала глаза и радуется. А я сама в Ангела верю. В эту сказку, которую мы создаем и время от времени возобновляем. В пространстве этой сказки живем. Вот наше творческое поле, вот зона ближайшей радости.
Ангел целует детей. “Какой он холодный, – говорит мальчик, – наверное, на небе очень холодно”. Мама одной девочки связала Ангелу голубую кофточку. Стали делать ботиночки. Теперь он зимой всегда одет. Дети подарили ему маленькие зонтики, чтобы он, когда летит к нам в дождливую погоду, не намокал. Сделали бабочек, чтобы они помогали ему спускаться. Даже мобильный телефон дали. Бывает, звонит…
Как он говорит? Я знаю его язык, перевожу. И дети начинают понимать его отдельные слова. Иногда рассказывают, что им сказал Ангел, иногда не хотят говорить. Это всегда что-то заветное: кто-то куда-то мечтает поехать, кто-то хочет получить какой-то подарок.
Вообще-то Ангел прилетает когда захочет. Вдруг кто-нибудь спросит: “Ангел не прилетел?” Начинают искать, потому что он где угодно может находиться. То спрячется в цветах (“На небе же нет цветов, а он цветы любит”), а то на полочке сидит как ни в чем не бывало. Большая радость – найти Ангела: “Прилетел! Сегодня прилетел!” В день рождения ребенка он с утра сидит на подоконнике – с подарком, разумеется: краски, конфеты, бумага. А как улетает? Не знаем. Раз – и нет его.
Говорят, бред все это. А что они хотят от трехлетки? Ребенок пришел в детский сад – он сам еще ангел, а не человек. И именно здесь волшебный мир готовит детей к восприятию мира реального. Это надо лелеять: уметь во всем необычном найти обычное, а в обычном – необычное. Поэтическая душа – инструмент для постижения всего мира и всего в мире. Главное – разрушить преграду неодушевленности. Мало того что в этом залог интеллектуального развития ребенка: такой человек никогда не будет скучать, ему нигде не будет одиноко. Выпускники нашей группы и потом, в старшей жизни, оказываются в эпицентре всех дел. Они что-то придумывают, совершенствуют. Цель ведь не в том, чтобы все стали художниками. Хорошие мамы, отличные папы, люди разных профессий умеют творческую жизнь включить в повседневную.
…Вот почему многие мальчики и девочки, став школьниками, то и дело приходят в детский сад – Ангела посмотреть! Как он там, жив?


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"