Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №19/2004

Первая тетрадь. Политика образования


ТЕМА С ПРОДОЛЖЕНИЕМ 

Светлана КИРИЛЛОВА

Евгений Бунимович:
“В ситуации с ЕГЭ в Москве столкнулось слишком много глобальных интересов”

– Как известно, Департамент образования Москвы и правительство столицы отказались от проведения обязательного ЕГЭ. Теперь школьники и учителя беспокоятся: какой экзамен выбрать, обычный или единый? Что выгоднее, удобнее? Между тем июнь все ближе, а ясности с правилами проведения ЕГЭ в Москве нет.
– Еще в октябре прошлого года учителям и ребятам не могли сказать, по какой модели в Москве будет сдаваться ЕГЭ, какие будут приниматься экзамены. Уже март, а мы до сих пор не определились, как школьники будут сдавать ЕГЭ по выбору. Нет списка специальностей, на которые вузы готовы принимать сертификаты ЕГЭ…
– Но ведь прежде говорилось, что списки школьников, которые пожелают сдавать ЕГЭ, должны быть определены до 20 февраля. Разве эти списки было так трудно составить?
– Да вроде бы есть такие списки. Более или менее составлены…
– Так они есть или их нет?
– Все мы можем участвовать в различных совещаниях и принимать правильные решения. Но в результате школьники и их родители получают тот документ, который они получают. Я видел анкету участника ЕГЭ, которая была разослана по всем школам в начале февраля. В этой бумаге я ничего не смог понять.
Например, задан вопрос: будет ли школьник сдавать ЕГЭ и по какому предмету? Но ведь выпускник еще не знает, на каких специальностях в вузах будут принимать результаты ЕГЭ, каковы правила приема в выбранных им вузах!
Следующий вопрос: будет ли школьник сдавать тренировочный ЕГЭ или сдавать ЕГЭ вообще? При этом неясно, обязательно ли сдавать тренировочный экзамен, можно ли сдать его вместо обычного, можно ли этим тренировочным экзаменом и ограничиться?
Мы знаем, что московские ректоры приняли решение отдать 50% специальностей в своих вузах под ЕГЭ. Для нас это достаточная информация, потому что мы не поступаем в вуз. А если человек поступает, он хочет узнать детали – что за этим стоит? Например, может ли он сдавать в июле экзамены на ту же специальность, на которую пытался поступить в июне с помощью ЕГЭ. Для выпускника экзамен – выбор судьбы. Следовательно, он не хочет знать “вообще”. Он должен знать конкретно.
– Эта ситуация может внести серьезную сумятицу в прием выпускных и вступительных экзаменов в Москве?
– В ситуации с ЕГЭ в Москве, как мне кажется, столкнулось слишком много глобальных интересов. Как это ни смешно, ситуация оказалась либеральной, потому что дети уже никого не интересовали. Именно поэтому они получили возможность реально выбирать!
– Но в результате всех переговоров получился такой вот невнятный вариант, когда все – и вузы, и школьники, и учителя – не знают, что им делать…
– Он, может быть, и не худший. В нем плохо одно – что он заявлен прямо перед экзаменами. Такой экзамен – это не проверка знаний ребенка в области, скажем, математики, а проверка его пригодности к работе в Министерстве по чрезвычайным ситуациям.
Совершенно ясно, что Москва не может сдавать ЕГЭ, как в других регионах. В Москве слишком много школьников, мы не можем их всех в один день куда-то переместить. Проблема транспорта, проблема безопасности…
Ситуация, когда ЕГЭ будет сдаваться добровольно, имеет свои достоинства, потому что в результате нам станет ясно, каков запрос на ЕГЭ, насколько эта форма экзамена интересна школьникам. И самое главное – мы сможем отследить на небольшом числе участников, как будут проводиться процедуры ЕГЭ. Мы будем изучать процесс проведения экзамена, с тем чтобы, когда Москва войдет в эксперимент, его можно было отработать всерьез.
– Но все-таки, как быть с тем, что школьникам до сих пор неизвестны специальности, при поступлении на которые вузы будут засчитывать сертификаты ЕГЭ?
– Еще в октябре прошлого года, когда мы проводили совещание вместе с Владимиром Филипповым и Любовью Кезиной, я задавал один и тот же вопрос. Представим, что я, школьник Евгений Бунимович, заканчиваю в этом году московскую школу. Ответьте мне, что я должен делать, какие и сколько экзаменов мне сдавать? Тогда на мои вопросы не ответили. К сожалению, на вопрос школьника Евгения Бунимовича и сегодня никто не может ответить. И как я могу дать ответ, хочу ли я добровольно сдавать ЕГЭ в такой ситуации?
Есть и другие сложности. Понятно, почему для добровольного ЕГЭ в Москве отобраны математика, русский язык, физика, химия, биология. Хотя с экзаменационными материалами по этим предметам масса проблем, к КИМам по гуманитарным дисциплинам претензий еще больше.
Но возникает вопрос. Вроде бы добровольная сдача ЕГЭ дает каждому школьнику лишнюю попытку. Можно сдать ЕГЭ в июне, обычные экзамены в июле – и получить дополнительный шанс поступить в выбранный вуз. Но почему в отношении естественно-научных предметов школьнику дается этот шанс, а в отношении гуманитарных – нет? Ведь в других экспериментальных регионах это равенство соблюдено. Следовательно, тамошние школьники могут поступать в московские гуманитарные вузы с результатами ЕГЭ, а московские школьники этой возможности лишены. Нарушаются права ребенка.
– И как же, по-вашему, быть?
– Повторяю, сама ситуация с ЕГЭ в Москве, на мой взгляд, вполне приемлемая. Нормально, что школьники будут выбирать, сдавать или не сдавать ЕГЭ, нормально, что вузы принимают сертификаты ЕГЭ не на все специальности. Но меня больше всего тревожит скорость принятия решений. Я понимаю, почему чиновники так торопятся. Они очень любят отчитываться, им и сейчас нужно отчитаться. Получается, что мы все время торопимся. Но ведь на судьбе подростка торопливость всегда отражается негативно.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"