Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №73/2003

Третья тетрадь. Детный мир

ТЕРРИТОРИЯ РИСКА 
 

Александр ЛОБОК

Символ взросления или инфантилизма?

Курение и употребление алкоголя сегодня для подростка уже не являются знаком самостоятельности.
Скорее знаком того, что он согласен быть как все

Жертвы рекламных манипуляций

Итак, уже в 9 классе сигареты или пиво воспринимаются как норма жизни ровно третьей частью подросткового сообщества и значительной частью взрослых. На этом основании и авторы публикуемого исследования высказывают сомнение в том, что соответствующие формы подросткового поведения вообще следует рассматривать «как девиантные в современной субкультуре старшего подросткового возраста» и «что это отражает некий социокультурный сдвиг».
Иными словами, еще чуть-чуть, и подросток с сигаретой или бутылкой пива будет восприниматься общественным сознанием абсолютно спокойно. Ведь если социокультурный сдвиг, значит, возникает новый порядок естественности, новый порядок очевидности: то, что в нормах одной культуры кажется абсурдным и недопустимым, в рамках другой оказывается вполне приемлемым. Ярким примером такого сдвига является гораздо более раннее начало сексуальной жизни – все меньше и меньше остается людей, которые видят криминал в сексуальных отношениях 16-летних подростков... Может, и представление о «запретности», о «девиантности» таких форм подросткового поведения, как курение и регулярное употребление слабоалкогольных напитков, превращается на наших глазах в очередной культурно-исторический нонсенс? Может, пора всем сменить оценочную рамку и принять такого рода подростковое поведение как норму? Ведь с социокультурным сдвигом бессмысленно бороться педагогическими заклинаниями...
Несомненно, что многие традиционные социокультурные ориентиры сбиты, родители и педагоги – в растерянности. Знакомые со времен советской школы «меры профилактики» не срабатывают, и тогда закрадывается спасительное подозрение: «А может, оно, того, и ничего... Может, это и нормально...».
Давайте только не будем забывать вот о чем.
Если сексуальная жизнь – это безусловный признак «взрослости», а сексуальная потребность – норма жизни взрослого человека, то курение и алкоголь отнюдь не являются такой универсальной нормой. И если говорить о мировых социокультурных сдвигах, то все большее количество людей рассматривают курение и регулярное употребление спиртных напитков как формы девиантного поведения не только для подростков, но и для взрослых. А статистика причин смертности, ежегодно предоставляемая ВОЗ (Всемирной организацией здравоохранения), дает все новую и новую пищу для размышлений по этому поводу.
С другой стороны, у активного приобщения старших подростков к курению и потреблению пива есть как минимум одна заинтересованная сторона: это табачные и пивоваренные компании, для которых личный доход прямо пропорционален количеству новообращенных.
В этой связи возникает вопрос: действительно ли в обществе происходит социокультурный сдвиг, или речь должна вестись о ситуативных последствиях чисто рекламного манипулирования общественным сознанием? В какой мере смещение общественных представлений о норме допустимого связано с чисто ситуативным (в России – на протяжении последних 12 лет) воздействием на сознание подростков и взрослых «положительных образов» этих форм поведения в средствах массовой информации?
Чтобы подтвердить или опровергнуть данное предположение, требуется как минимум серия дополнительных исследований. Например, провести аналогичный опрос в небольшом городе, где отсутствует уличная реклама сигарет (с ее психологически мощными, профессионально сделанными слоганами) и система навязчивого «сигаретного сервиса». Или соотнести уровень «пивной зависимости» подростка с уровнем его телевизионной зависимости – сколько времени проводит перед телеэкраном соответствующий подросток и какие телепередачи он предпочитает.
Кроме того, следовало бы выяснить, насколько в принципе данный подросток склонен к тем или иным формам психологической зависимости.
Дело в том, что в ситуации не столь давнего прошлого, когда массированной рекламы сигарет и алкоголя попросту не существовало, приобщение к соответствующим формам поведения являлось выражением личностной самостоятельности подростка. В условиях массированной рекламы вектор меняется на 180 градусов: сегодня это в гораздо большей степени является проявлением склонности к психологической зависимости.
Итак, гипотеза состоит в том, что подростки, которые не приобщаются к курению и алкоголю, – это подростки, которые в меньшей степени, чем остальные, страдают «рекламной зависимостью», в меньшей степени подвержены влиянию рекламных стереотипов, а значит, являются более сильными в психологическом отношении личностями. И если бы эта гипотеза подтвердилась с помощью социологических фактов, это могло бы стать основой разработки новых стратегий профилактики подобного рода девиаций – профилактики, основанной на естественной для подросткового возраста тяги к независимости. Демонстрация того, что курение и употребление алкоголя подростками является сегодня результатом изощренных рекламных манипуляций, может оказаться эффективным профилактическим ходом для некоторых групп потенциальных девиантов.

Что может школа?

Вместе с тем следует понимать, что не все так однозначно и что помимо бессознательных есть и другие мотиваторы, заставляющие подростков курить и употреблять алкоголь.
Эти другие мотиваторы в результатах данного социологического исследования отражены, и анализ полученных данных позволяет задуматься о педагогических стратегиях профилактики соответствующих девиаций у подростков.
Итак, 69,1% подростков видят причину курения в том, что сигарета «помогает снять напряжение». И это заставляет задуматься: а много ли вообще у подростка способов снять те напряжения, которые так характерны для этого возраста? И не является ли главной стратегией профилактики такой девиации, как курение, создание для подростка эмоционально комфортных сред, позволяющих снимать напряжение позитивным образом? С этой точки зрения было бы крайне любопытно посмотреть, в какой мере курение в подростковой среде напрямую связано с тем уровнем эмоционального комфорта, который существует в семье и в школе. Любопытно было бы провести аналогичное социологическое исследование с дифференциацией школ, жестко ориентированных на некий «уровень знаний» и потому поддерживающих ситуацию постоянного образовательного стресса, и школ, ориентированных на создание психологически комфортной, «понимающей» среды для подростка.
Что касается профилактики алкогольной зависимости, то она должна включать в себя организацию тех видов подростковой деятельности, которые позволяют подростку видеть себя более социально зрелым. Наоборот, все те виды деятельности, в которых «снижается» возрастное достоинство подростка, способствуют его обращению к алкоголю. Можно предположить также, что вовлечение подростка в различные формы клубного и деятельностного общения, в которых подросток мог бы полноценно общаться со своими сверстниками, тоже является эффективным способом профилактики алкогольной девиации. И совершенно неэффективно просто запрещать употребление алкоголя – для четверти подростков такого рода запреты только «подстегивают» обращение к алкоголю.
И опять было бы интересно провести дифференциальное исследование по разным типам школ и семей. Если гипотеза верна, то в школах и семьях, позволяющих подростку почувствовать свою социальную зрелость и самоуважение, потребность в обращении к алкоголю должна быть ниже.
Другое дело, что возникает серьезный вопрос о способе экспертизы школ по этому параметру. Как определить меру ориентированности школ на формирование социальной зрелости подростка? Мы думаем, что это особая исследовательская задача.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"