Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №62/2003

Четвертая тетрадь. Идеи. Судьбы. Времена

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД
СЮЖЕТЫ

Многострадальная станция

Станция “Чистые пруды” – одна из самых первых и самых красивых станций городского метрополитена.
И вместе с тем история ее одна из самых ярких и при этом противоречивых.

История земельного участка, на котором в наши дни красуется изящный павильон метро, была какая-то сомнительная. Еще двести лет назад здесь находился постоялый двор. Владел им купец по фамилии Гнусин, что делало и без того второсортное учреждение еще более неприглядным.
Характер местности упорно не хотел меняться. Валентин Катаев вспоминал: “А в начале Чистых прудов, как бы запирая бульвар со стороны Мясницкой, стояло скучное двухэтажное здание трактира с подачей пива, так что дальнейшее не требует разъяснений”.
Речь шла уже о советской эпохе.
Кстати, трактир был в своем роде исторический. Здесь в 1923 году арестовали поэта Есенина. Он сидел за выпивкой с приятелями – Ганиным, Клычковым и Орешиным. А за соседним столиком сидел некто Марк Роткин, в одиночестве. Скучающий Марк Роткин стал прислушиваться к разговору четырех поэтов, а Сергею Александровичу это не понравилось.
– Плесните ему пива в ухо, – во весь голос попросил Есенин.
Этот призыв в свою очередь не понравился Роткину. Он сходил за милиционерами и заявил, что бунтари-поэты обсуждали тут новую власть, притом не в самых лестных выражениях.
Впрочем, дело замяли, а спустя четыре года вообще закрыли – “принимая во внимание, что двоих из обвиняемых: Есенина и Ганина – в живых нет, а в отношении Клычкова и Орешина дело может быть прекращено за давностью”.
Спустя несколько лет трактир снесли и началось строительство метро. В конкурсе на строительство той станции (она сначала называлась “Кировская”) победил Николай Яковлевич Колли. Времени на обдумывание проекта было мало. Его помощник И.Н.Кастель вспоминал: “Разработка проектов велась почти одновременно с производством отделочных работ. Мне неоднократно приходилось по поручению Николая Яковлевича отвозить на строительство выполненные им чертежи архитектурных деталей”.
В результате станция вышла пусть и изящной, но довольно скромной, без “излишеств”, свойственных большинству станций сталинской эпохи. Правда, путеводитель того времени гордо писал: «Богатое архитектурное оформление дополнило превосходство станции “Кировская” над станциями лондонского метрополитена».
А над эскалатором висел забавный по сегодняшним понятиям плакатик: “Выход. Внимание! Движущаяся лестница”.
Станция во всем стремилась выйти в лидеры. И каждый раз ей приходилось делить первенство с другими состязателями. Да, “Кировская” – станция так называемой первой очереди московского метро. Однако вместе с ней в той очереди появился еще добрый десяток станций.
Да, эскалатор, установленный на “Кировской”, в то время был самым глубоким европейским эскалатором. Однако же точно такие эскалаторы достались “Красным воротам” и “Дзержинской”.
Вроде бы “Чистые пруды” лидируют и по числу переименований. Ведь когда с десяток лет назад опальным станциям меняли имена, ее сначала сделали “Мясницкой”, а затем чего-то испугались и назвали “Чистыми прудами”. Увы, такая же история произошла и с “Щербаковской”, которая сначала стала “Ново-Алексеевской”, а после потеряла свою гордую приставку “Ново”.
Впрочем, кое в чем станция “Чистые пруды” все-таки превзошла другие станции. Именно здесь, и более нигде, в войну располагалась Ставка Верховного Главнокомандующего, то есть Иосифа Виссарионовича Сталина. Один из генералов так ее описывал: “Станция метро “Кировская”… была полностью в нашем распоряжении. Поезда здесь уже не останавливались. Перрон, на котором мы расположились, отгораживался от путей высокой фанерной стеной. В одном его углу – узел связи, в другом – кабинет для Сталина, а в середине – шеренга столиков, за которой работали мы. Место начальника Генштаба – рядом с кабинетом Верховного”.
Однажды Сталин, едучи по эскалатору на службу, обратил внимание, что на платформе стоят станционные часы.
– Надо, чтобы часы работали, – строго сказал Сталин.
Все оцепенели. Но, к счастью, история с часами не имела продолжения. Все-таки война. Хватало и других забот.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"