Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №60/2003

Вторая тетрадь. Школьное дело

ТЕОРЕМА СОЦИУМА

Школа пытается удовлетворить требования общества к подрастающему поколению. Но эти требования всегда противоречивы, и уж особенно – во времена больших перемен, когда между поколениями пролегают не годы – эпоха. Как быть школе в такой ситуации? Особенно, если представления о самой свободе в обществе тоже противоречивы?

Образование вне системы

Создать для собственного ребенка собственную домашнюю школу – это настоящий гражданский поступок

Массовые опросы говорят о том, что общество крайне обеспокоено качеством образования новых поколений. Образование сегодня высоко ценится на рынке труда. И по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, сбережения на учебу детей занимают в семьях третье место (после сбережений на всякий случай и на лечение). Конечно, не многие родители выберут для этого путь, предлагаемый И.Чапковским. Но каждый в соответствии с законом должен иметь право осуществить свой выбор. Подобный опыт может дать много неожиданно полезного нашей школе.

Есть три силы, не удовлетворенные школой. Это, во-первых, не будем лукавить, сам ребенок, который, как правило, готов демонстрировать родителям по утрам симптомы всех известных ему болезней, только бы не идти в школу. Во-вторых, сами родители, которые заинтересованы в том, чтобы их ребенок получил приличное образование и при этом не испытывал непомерного психологического прессинга. В-третьих, государство, недовольное тем, что система не справляется с решением стоящих перед ней задач.
Этим силам успешно противостоят группы чиновников от образования и ректорат высших учебных заведений, заинтересованные в сохранении сложившегося положения вещей. Эти две силы активно действуют, именно они определяют, что, как и в каком количестве должно присутствовать в системе обучения. Родители, ученики и… государство занимают пассивную позицию. Они не могут реализовать свои законные интересы из-за того, что власть находится в руках чиновников. Это приводит к разрыву между де-юре (весьма демократический Закон «Об образовании» 1992 года) и де-факто – сохраненной административно-командной системой в области образования. Пример: директор школы не дает родителям перевести ребенка на семейную форму образования, предусмотренную законом, а у родителей нет рычагов воздействия для изменения этого решения.
Естественный интерес к знаниям школа губит в первые два-три года. А если этот интерес убит, вы можете предлагать любые программы, но человек познающий получится вряд ли. Поэтому наши выпускники и не знают, чего они хотят. Они хорошо знают, чего не хотят. Например, не хотят в армию. Но человек движется позитивными устремлениями. А когда дети готовы впитывать, их равняют под одну гребенку весьма жесткими методами. В таких условиях школа вынуждена решать социальные, а не образовательные задачи. Пусть лучше сидит в плохой школе, чем по улице бегает, пусть хоть как-нибудь учится, а не в плохой компании время проводит. В обычной школе два-три ученика в классе действительно учатся, а остальные? Я сталкивался с такими случаями: на консультацию мальчика привели. Восьмой класс. И когда я его попросил почитать, он заплакал. Восьмиклассник не умел читать. Такие ситуации возможны потому, что главное требование в школе – ты должен быть в классе. Вокруг этого все и строится.
Я и моя жена сделали такой практический вывод: «Систему не исправить». Поэтому мы взяли дело в свои руки и выучили своих детей сами. Хотя, конечно, содержание образования мы поменять не могли, так как государство требует выполнения обязательного образовательного минимума.
Ныне действующий Закон «Об образовании» в статье десятой говорит о разных формах обучения. Учиться в школе можно очно и заочно. Возможны такие формы, как экстернат, семейное образование и самообразование. В реальности же форма одна, та, которую финансово и организационно поддерживает государство, – обучение в среднеобразовательной школе. Все родители, которые хотят перевести своих детей на семейную форму обучения (т.е. учить их самостоятельно, дома), сталкиваются с огромным сопротивлением со стороны школьных структур.
Правда, надо признать, что большинство людей с 28 мая по 1 сентября с нетерпением ждут, когда же школа заберет их ребенка. Но есть и другие. Те, для кого образование их детей – безусловный капитал, и они готовы вкладывать в него все силы. Их мало, но это те дрожжи, без которых хлеб не выпекается.
Интересы родителей и учеников состоят в том, чтобы получить рычаги воздействия на систему, чтобы возможно стало реализовать законные права в направлении образования собственных детей.
Необходима двухслойная система образования, состоящая из общей школы, предназначенной для решения социальных проблем (аналог Hauptschule в Германии), и образовательных центров, предназначенных для решения образовательных задач по отдельным предметам и подготовки к высшему образованию. Эти образовательные центры могут быть как государственными, так и общественными организациями, создаваемыми родителями и учителями.
Общая школа будет решать задачу развития и социальной адаптации ребенка с учетом региональных особенностей. Аттестат выдается ребенку не за достижение каких-то конкретных результатов в образовании, а за проведение определенного количества часов в общей школе. Это сделает ситуацию с аттестацией честной. Если же родители и сам учащийся заинтересованы в получении реального свидетельства, фиксирующего уровень его знаний по отдельным дисциплинам, то он должен выдаваться национальными центрами, как, например, в Великобритании, дистанцированными как от образовательного учреждения, в котором он обучался, так и от учреждения, в котором он предполагает обучаться.

Игорь ЧАПКОВСКИЙ,
идеолог и практик семейного образования, отец четырех детей

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"