Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №45/2003

Первая тетрадь. Политика образования

СЕЛЬСКАЯ ШКОЛА 
 

Летом в деревне у всякого находится дело. И кажется неискушенному человеку, что только на земле и сосредотачивается сейчас внимание сельского жителя, взрослого и ребенка. Но оказывается, летнее время может быть и временем размышлений о том, как реально можно изменить жизнь местного сообщества, какую роль в этом процессе играет деревенская школа. Именно летом, когда сельская жизнь кипит, когда особенно видны взаимосвязь и взаимозависимость всех живущих в деревне людей, становится ясно, что нельзя улучшить жизнь только в пределах школьного двора. Но коль скоро на сельскую школу ложится бремя воспитания всего села, имеет смысл воспринять это не как бремя, а как сигнал к развитию. И тогда может возникнуть такая последовательность действий, вырастающая в настоящую стратегию возрождения деревни: обустроить школьную площадку, озеленить улицу, очистить реку на краю села и даже соединить усилия школ из разных поселков и деревень, чтобы можно было осуществлять и более серьезные проекты.
Ирина ЗАВЬЯЛОВА
Вологодская область

Школа должна зарабатывать.
И... рисковать

Два сюжета из практики одного директора

«Я убежден, – говорит Алексей Александрович Огарков, – если есть условия для предпринимательства, надо их использовать. Школа должна зарабатывать».
Алексей Александрович директорствует уже более десяти лет и оказывался в разных условиях. Опыт его предпринимательской деятельности – это две разные истории.

В сентябре 1991 года в вологодское село Великий Двор привезли живых кур для продажи. В мае их бы расхватали, а теперь – холода близко – энтузиазм население не проявило, и раздосадованные продавцы оставили десяток птиц главе администрации: «Делай с ними что хочешь!» Глава умоляюще предложил директору школы, указывая на юных, еще не несущихся хохлаток: «Заберите куда хотите. Некуда деть».
В школе в темном холодном подвале появился «живой уголок». Кормили курочек отходами из школьной столовой. Но вскоре завершилась реконструкция привезенной на школьный участок избы, ставшей кабинетом сельского хозяйства. Курам нашлось традиционное в северном деревенском доме место – в подклете. А они как раз начали нестись.
Сначала яйца раздавали по принципу «тебе да мне», а попозже, продав первую решетку, школа получила доход – маленький, но свой. Налогом сельхозпродукция не облагалась в те времена.
На заработанные в течение нескольких месяцев от продажи яиц деньги были приобретены еще 30 кур. Проблема с кормами тут же решилась: к этому времени школьники так откормили двух выделенных им колхозом поросят, что зоотехник предложила не забивать их на мясо, а продать колхозу на племя.
Роно выделило школе ставку, название должности было мудреное, в соответствии с циркулярами, а по сути, новый школьный работник – птичница – отвечала за кур.
Весной 1993 года дети уже засевали зерновыми школьное поле, а на птицеферме было 100 кур – 50 купленных и 50 своих, здесь выросших. Осенью школа продавала не только яйца, но и мясо птицы. Деньги потратили на ремонт школы и на расширение школьной птицефермы: были куплены инкубатор и индюки. В 1996 году с Урала школьная экспедиция привезла цесарок и фазанов, по знакомству были приобретены мускусные и серые утки, гусиные яйца… Местные жители записывались в очередь, ожидая возможности приобрести (причем дороже, чем в магазине!) продукцию школьной птицефермы, на рынке в райцентре великодворские товары расходились мгновенно.
Вложив значительные средства, школа с помощью сельсовета выстраивает новое помещение для птиц, создает летнюю (с прудами) и зимнюю фермы.
1998 год. Самая высокая за всю историю школьного бизнеса прибыль. Но в стране дефолт. «Если бы не отличный урожай картофеля (собрали 10 тонн), то остались бы без кормов, и все бы пришлось резко завершать”, – рассказывает Алексей Александрович. Выжили. Но, правда, условия поменялись. Сельхозпродукция теперь облагалась значительным налогом. Желания непонятно на что отдавать нелегко заработанное ни у кого нет. «Бизнес – это риск. Но одно дело – рисковать, экспериментируя с курами, индюками и фазанами: здесь всегда в выигрыше, потому что остаются «знания, умения и навыки», а другое дело – связываться с государством в лице налогового инспектора», – завершает историю Огарков.
Курятник существует и поныне, но количество кур сократилось до 50 голов. Ставка птичницы сохранилась. Но распределение продукции идет опять по принципу «тебе да мне».
Передав дела в Великодворье своим единомышленникам, Алексей Александрович принял приглашение возглавить школу в газпромовском поселке Калинино в том же Тотемском районе Вологодской области. Роно, видимо, решив, что это образовательное учреждение богато с пеленок, никаких средств калининской школе не выделяет. Значит, опять надо придумывать, как выживать. Отсюда расходится высокого качества переработанная животноводческая продукция – колбаса, тушенка, сгущенка. Но люди и начальство здесь иные – где большие деньги и крупный масштаб, там на поддержку по доброте душевной не рассчитывай.
И школа открыла платные профессиональные курсы. Сначала «Машинопись и делопроизводство», «Автодело», затем – «Компьютерные» и «Торговые». За три года их в общей сложности окончили около 600 человек. В громадном районе Калининская школа оказалась единственным учебным заведением, дающим возможность получить профессию людям любого возраста, без отрыва от производства и от дома (до областного центра – 250 километров). Курсы востребованы, школа не тратит средств на рекламу и объявления – молва разносит информацию.
Кстати, часть курсов калининцы проводят в райцентре (до него – 20 километров), арендуя помещение городской школы. И там же, в райцентре, Калининская школа имеет свой магазин – единственный в районе, где торгуют книгами и комнатными растениями.
Ежемесячный доход от торговли у школы – от 3 до 5 тысяч рублей. Платные курсы дают прибыль намного существеннее. Но наша налоговая система в январе 2002 года опять ставит подножку школьному бизнесу: за последний период финансовой отчетности государству требуется отчислить 20 тысяч рублей (24% от прибыли). Это не из личного кармана нефтяного магната – это школьные деньги. Заработанные на жизнь.
– Похоже, – говорит директор, – курсы, как ни жаль, придется закрывать.
– Но ведь вы наверняка что-то другое придумали.
– Да, ставку думаем теперь делать на торговлю. Откроем возле школы мини-маркет. Во-первых, дети все равно бегают в магазины – школа целый день работает, пусть лучше хоть малый, но доход они дадут школе, а во-вторых, интересно – будем учиться конкурировать: в Калинино рядом с нами четыре магазина.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"