Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №34/2003

Четвертая тетрадь. Идеи. Судьбы. Времена

УРОК МИРОВОЗЗРЕНИЯ 
 

Ильсия ШАКУРОВА,
ученица 10 класса школы № 39, г. Казань

Шакур Рахимов – король конокрадов?

Моя бабушка всегда с таким уважением, почтением и некоторой гордостью говорит: «Шакур-абзы – наш кода (сват. – Прим. авт.)». Вместе с этим бабушка говорит: «Они же банда! Они же были вооружены! У них все было так налажено, что комар носа не подточит. Документы, деньги, подкуп чиновников, продажа племенных лошадей в Сибири – все всегда было безупречно».
Через столько лет молва о нем не стихает. В Кабицком районе Республики Татарстан, где находится деревня Чутеево, ежегодно в первых числах июня проводится сабантуй, посвященный памяти Шакура. Там главный приз присуждается победителю конных скачек.
Я решила сама разобраться в этой легендарной личности.
«Конокрадство как профессия передавалось по наследству от деда к отцу, от отца к сыну». Они росли в этой среде, и Шакур, будучи человеком неординарным, талантливым, получил не только самую яркую славу, но и самое жестокое наказание. Наш прадед, Садак-хаджи, неоднократно пытался наставить Шакура на путь правоверного мусульманина. Но ответ звучал приблизительно так: «Дело, унаследованное мной, нельзя прекратить в один день, что суждено, то и будет. За все должна быть расплата». Не знал он тогда, что расплата может оказаться столь суровой и необоснованной.
В январе 1922 года в республике голодали 2,4 миллиона человек. Были случаи трупо- и людоедства. К этому же году относится и дело, с которым я работаю.
В своем очерке из зала суда корреспондент К. Т-ин дает такую характеристику Шакуру Рахимову: «Если верить тому, что о себе говорит Шакур, то перед зрителем встает образ деревенского благодетеля, друга бедняков, какого-то крестьянского Соломона, к которому односельчане прибегают во всех нужных случаях как к мудрецу… Шакур не отрицает, что у него есть достаток, но он готов делиться с бедняком своим избытком».
Моя бабушка любит рассказывать: «Несмотря на засуху, продразверстку и голод, невспаханных, незасеянных полей в округе не осталось. Не все люди могли себя обеспечить семенным зерном. Шакур никому не отказывал: давал зерно и лошадей на время посевной».
«Шакур заходил в бедные дома, интересовался житьем-бытьем и уходил, ничего не говоря. А утром под дверями тех домов, которые обошел накануне Шакур-абзы, находили кто один, кто два, кто три пуда зерна. За всю жизнь ни одного человека не обидел»…
«В своей округе Шакур пользовался большим авторитетом, его банда, а насчитывались в ней десятки человек, никогда не крала у бедных. А вот беднякам лошадей, случалось, дарили. Помогал Шакур нуждающимся людям и продуктами. Оттого и чтят чутеевцы его память»…
Агент ОГПУ Зариф Баширов был направлен со специальным заданием в деревню Чути. В первом томе дела «Шакуровщина» имеется его подробный отчет… Собраны все слухи негативного характера. Эпизоды послужат главным обвинением в служебных преступлениях милиции Свияжского кантона. Шакур станет всего лишь поводом для чистки рядов милиции.
Красочно описанное «убийство комсомольца Даминова», кочующее из произведения в произведение: «бандитская расправа» – это единственное убийство в селе в тот период. И вдруг в обвинительном заключении я нахожу: «Сын делегатки Даминовой Низамутдин Тимершин был убит в деревне Чутеи 25 мая 1925 года на почве попытки со стороны Низамутдина Тимершина увести дочь… известного вора-конокрада Салахутдинова Гильмутдина (Корсака)».
Во-первых, Рахимов Шакур тут вообще ни при чем. Во-вторых, дети Шакура тут тоже ни при чем. В-третьих, да, девушек в этом селе воруют, но парней, которые на воровстве попадаются, наказывают временами очень жестоко.
Во всех последующих документах, публикациях на тему «Шакуровщина»… этому эпизоду придана политическая окраска. Так как это единственное убийство за все годы, то, придав ему вид жестокой расправы над комсомольцем Тимершиным, власти и газеты, освещавшие процесс, смогли убедить всех в том, что у Шакура «все руки по локоть в крови». Было страшно браться за исследование, так как все говорили именно эту фразу. Поэтому первая часть моей работы заключалась в том, чтобы найти «кровавые» дела Шакура…
В то время за конокрадство не приговаривали к высшей мере наказания. Поэтому, зная, что их деятельность продумана до мельчайших подробностей, и не имея провалов операций, Шакур, видимо, предполагал, что их отпустят за отсутствием состава преступления. Тысячи людей, вооруженных топорами, вилами, косами, вышли на дорогу, по которой отряд красноармейцев вел арестованных. Народ был готов разорвать в клочья отряд. Все ждали знака от Шакура. Он же разводил толпу рукой, и по этому проходу шли как арестованные, так и их сопровождение. Видимо, Шакур-абзы верил в правосудие.
…Все отчеты и письма Зарифа Баширова были искажением действительности…
Задерживались все, кто мало-мальски имеет отношение к деревне Чутеево. Запросы, допросы, свидетельские показания, в основном содержащие отрицательные ответы, ссылки на незнание. Дело рассыпалось в мелкую мозаику… Во всем следственном материале я не нашла ни одного признания, ни одного настоящего свидетеля, ни одного доноса. Из чего сделала вывод, что политические дела того времени составлялись не на основании доносов, а прикрываясь грифом «совершенно секретно», переносились в обвинительное заключение уже в искаженном виде.
Половина подследственных заключенных полностью признаны невиновными (17 человек); семеро получили незначительные сроки; 6 человек получили от 5 до 8 лет с учетом предварительного заключения; а 16 человек были расстреляны.
В обвинении Шакура Рахимова идет перечисление всех дел, которые рассматривались в ходе следствия, и приписано, что он являлся организатором, руководителем, разработчиком планов нападения, держал, хранил и сбывал краденое.
Все время Шакур вел себя достойно, вызывая уважение у окружающих. Его уважали как следователи, так и надзиратели, судьи. В нем было много достоинства, цельности, спокойствия.
Устное свидетельство моей бабушки подтвердилось статьей, где было сказано о том, что русская сноха везла из Москвы «государственный документ», освобождающий Шакура Рахимова и его близких. Остается тайной, каким образом был получен этот документ, подписанный первым лицом НКВД, но документ был выдан, однако за ним последовал телефонный звонок с приказом «срочно привести приговор в исполнение».
Моя бабушка была знакома с человеком, который находился в конвое Шакура. С его слов, исполнение приговора было срочным, спешным.
Опираясь на материалы следственного дела, воспоминания бабушки, статьи, опубликованные в разные годы, я сделала определенные выводы:
село Чутеево действительно считалось «гнездом конокрадства».
Шакур Рахимов во всех отчетах угрозыска считался «известным конокрадом», точнее, организатором краж.
В ходе следствия ни одного действительно серьезного преступления раскрыть не удалось, более того, ни следствие, ни масса допрошенных людей не смогли назвать ни одного большого дела.
При обыске у одного из членов организованной группировки был обнаружен наган, что дало следствию повод утверждать, что эта группировка является вооруженной бандой. (Тут я вспомнила, что у моей прапрабабушки, жительницы этой же деревни, тоже имелся наган!)
Грабежей, нападений, убийств, поджогов деревень и других бесчинств в данном деле не рассмотрено, что дает нам повод утверждать, что таковых не было.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"