Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №29/2003

Вторая тетрадь. Школьное дело

УЧЕБНИКИ

Беловинский Л.В. Энциклопедический словарь российской жизни и истории

М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003

В энциклопедии историка-музееведа Леонида Беловинского содержится около 6000 слов, понятий и терминов, относящихся к российской жизни с начала XVIII до начала XX века. Эта книга будет незаменимым пособием на уроках истории, художественной культуры и литературы. Здесь объясняются многие слова, встречающиеся в произведениях классиков и в исторических документах. Как подчеркивает автор в предисловии, “фактически это словарь по истории повседневности – совокупности различных форм реализации норм и стандартов культуры, сочетания специализированной и обыденной деятельности”. Одна из главных целей книги – “помочь читателю получить достаточно полное и всеобъемлющее представление о жизни ушедшей России независимо от того, насколько осведомлен о ней читатель и насколько точны его сведения”. Этой цели словарь, безусловно, достигает. Но вот понимание “повседневности” наверняка вызовет споры и возражения. По мнению Беловинского, “русский крестьянин сотни лет проливал пот во время сенокоса или пахоты; это было его обыденной деятельностью, а для нас черты характера, выработавшегося в процессе этой работы, обратились в черты национального характера, став нашей повседневностью”. Во-первых, национальный характер – это всего лишь набор этностереотипов, распространенных в том или ином обществе. Во-вторых, не очень понятно, каким образом опыт пахаря или косца может стать повседневностью для современного “интеллигентного читателя”, которому, по словам автора, прежде всего и адресован энциклопедический словарь.
Но пожалуй, это единственное спорное место в книге. В целом же Беловинский сообщает нам массу интересных и проверенных по надежным источникам сведений, прежде всего о быте русского и других народов исторической России. Здесь рассказывается о предметах одежды и утвари, церковных праздниках, общественных институтах, сословиях, классах, профессиях, оружии, ярмарках, мануфактурах и т. д. Мы узнаем, например, что абрек у кавказских горцев – это “человек, принимавший обет избегать жизненных удовольствий и быть неустрашимым в боях”, “мститель за убийство близких”, “воин, давший обет газавата”, а отнюдь не разбойник с большой дороги, как воспринимает сегодня это слово обыденное сознание. А вот, например, из статьи “Ливрея” мы узнаем не только то, что это “форменная одежда прислуги”, но и то, что в 1775 году было регламентировано количество галунов на ливреях в зависимости от того, чиновнику какого класса прислуживал лакей. Также любопытна статья “Сарацинское пшено”: вряд ли кто из современных читателей знает, что таково старинное русское название риса, поступавшего “от сарацин” – из Персии и Средней Азии. А вот в статье “Жалмерка” объясняется, почему солдатских жен издавна подозревали в чересчур вольном поведении: “Над ними не было власти ни мужа, уходившего на долгие годы на службу, ни родителей, ни помещика, ни сельского начальства: жены солдат числились по Военному ведомству”.
В словаре есть и не просто статьи-толкования, но и проблемные, информационно-справочные статьи, например, “Женское образование”, “Женский вопрос” или… “Сахар”. Из последней мы узнаем, как этот продукт питания появился на Руси, когда в России был открыт первый рафинадный завод (это произошло в начале XVIII века, и работал он на сахарном тростнике); каким образом появились на Руси знаменитые сахарные головы. Столь же информативна и большая статья “Автомобиль”. Оказывается, первый автомобиль в России собрали на “Русобалте” в 1908 году и до революции успели собрать 450 таких машин. И в этой же статье – о происхождении знаменитых “кожанок” первых чекистов: “Водители военных автомобилей и бронемашин снабжались “очками-консервами” от пыли и носили устойчивую к маслам кожаную одежду: шаровары, куртки, перчатки с длинными крагами, картузы… Такое обмундирование вместе с бронемашинами поставлялось в годы войны в Россию союзниками; во время революции склады попали в руки органов ЧК”.
Оригинальна в словаре трактовка понятия “земля”. Как отмечает автор, это средство производства «исключительно высоко ценилось (не в рыночном, денежном смысле) в преимущественно сельскохозяйственной стране главным образом крестьянством… Проблемы политической власти ни в малейшей степени не волновали крестьянство, а политические партии, решавшие свои узконаправленные задачи, лишь воспользовались крестьянским движением за землю… Земля в сознании крестьян была “матушкой”, “кормилицей”, “любушкой”, и власть ее над крестьянской душой и телом была беспредельна». Может быть, здесь лежит одна из причин неудач столыпинской реформы.

Борис СОКОЛОВ

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"