Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №19/2003

Вторая тетрадь. Школьное дело

УЧЕБНИКИ

Открытия, изменившие наше представление об истории


Низовский А.Ю.
100 великих археологических открытий.
М.: Вече, 2002

Самым древним по возрасту обнаруженного материала великим археологическим открытием историк Андрей Низовский считает открытие “человекообезьяны” из Южной Африки. Рассказывается в книге и об открытии Трои Генрихом Шлиманом, и об открытии и дешифровке египетских иероглифов Франсуа Шампольоном, и об открытии новгородских берестяных грамот советскими археологами. Материал структурирован в основном по историко-географическим регионам: Передняя Азия и Ближний Восток, Египет, Средиземноморье, Иран и Средняя Азия, Пояс степей, Индия, Китай и Юго-Восточная Азия, Африка и Аравия, Америка и Европа. Однако для наиболее древних археологических находок применен хронологический принцип. Им посвящены разделы “Заря человечества” и “Цивилизации первых земледельцев”. Может быть, стоило бы выделить в отдельный раздел Палестину – из-за популярности библейской земли среди археологов. Полезна была бы в качестве приложения и хронологическая таблица основных археологических открытий.
Интересно, что археологические раскопки в Новгороде показали отсутствие там культурных слоев VIII и IX веков, так что летописное предание о “призвании” Рюрика в Новгород вполне легендарно и появилось уже после X века, т. е. после основания Новгорода. Скорее всего первым пунктом, завоеванным варягами в Восточной Европе, стала Старая Ладога. Характеризуя берестяные грамоты, Низовский отмечает, что “большую часть берестяных документов составляют письма – преимущественно от крестьян или сельских управляющих их господам… Землевладельцы, особенно крупные, как правило, постоянно жили в самом Новгороде – этого требовало их участие в политической жизни, в то время как их владения нередко располагались на большом удалении от города”. С этим трудно не согласиться, но тогда ставится под сомнение другой вывод – о том, что “грамотность в средневековом Новгороде распространялась на все слои населения – вплоть до холопов, причем писать и читать умели как мужчины, так и женщины”. Все, да не все. Скорее можно предположить, что грамотными в средневековом Новгороде были купцы, феодалы и их управляющие (среди которых могли быть и холопы), а также их женская родня – адресаты грамот.
В книге рассказывается и о скандинавском городе Гнездово вблизи Смоленска, основанном норманнами-русью в X веке. Здесь обнаружены не только мужские, но и многочисленные женские скандинавские погребения, что может служить косвенным доказательством наличия скандинавской колонизации в Восточной Европе. Кстати сказать, функция Гнездовского поселения – сбор дани с плывших по Днепру купцов – не очень-то вяжется с летописной версией о добровольном призвании варягов – гарнизон Гнездова явно вел себя так, как ведут себя завоеватели в покоренной стране.
Низовский отмечает, что образ “златокипящей” Мангазеи – еще одной археологической достопримечательности России XVII века – с годами “все более и более стирался, уступая место всевозможным гипотезам, домыслам и легендам”. Археологические раскопки, которые ведутся на месте этого заполярного города, более трех веков назад навсегда покинутого жителями, позволяли прояснить, какой была Мангазея. Оказывается, в период своего расцвета она была крупным торгово-ремесленным центром. Это единственный город России, где слои XVI–XVII веков не деформированы позднейшими культурными слоями.
Низовский рассеивает многие распространенные предубеждения относительно древнейшей истории человечества. Так, неандертальцы не рассматриваются как тупиковая ветвь развития, они представлены как совокупность нескольких родственных видов, один из которых был предком современного человека. Классические же неандертальцы сосуществовали с кроманьонцами – непосредственными предками нomo sapiens. При этом неандертальцы обладали большими умственными способностями и членораздельной речью, в обладании которой археологи отказывали им на протяжении более чем ста лет. Более того, они обладали какими-то первичными религиозными представлениями, заботились о соплеменниках-инвалидах и даже проводили простейшие хирургические операции. Почему же вымерли неандертальцы 30 тыс. лет назад? Как отмечает автор, сегодня нет ни одной теории, сколько-нибудь удовлетворительно объясняющей этот феномен. Погибли ли они в борьбе с кроманьонцами, смешались ли с ними, стали ли жертвой какой-то генетически избирательной эпидемии – ответ могут дать будущие исследования.

Борис СОКОЛОВ

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"