Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №19/2003

Третья тетрадь. Детный мир

ШКОЛЬНЫЙ УКЛАД

...Просто выйти в школьный двор, стоять и слушать

Уроки весенней педагогики

Почему-то с годами все больше и больше чувствуешь, насколько бесполезно, глупо и попросту нечестно почти насильно удерживать детей в классе за партами сияющей весной. Зима – другое дело, но весна… В педагогической периодике и на представительных педагогических форумах без конца говорится о природосообразности и “ребенкосообразности” образования, но большинство учителей по-прежнему идут наперекор детским потребностям и продолжают учить их весной в классе, кажущемся особенно пыльным и душным в это время.

Еще раз о “ребенкосообразности” образования

Кто бы спорил против пользы учения. Кто бы спорил, что учение – это труд и так далее. Только мы то ли плохо помним, то ли вообще не знаем, что детский организм, детская душа очень сильно зависят от сезонных изменений в природе, что действительно существует особая, “сезонная” педагогика зимы, весны, осени.
Вспомним хотя бы замечательного русского педагога девятнадцатого столетия Константина Дмитриевича Ушинского, создавшего “Родное слово” – великолепный учебник по чтению для начальных классов. Прошло уже полтораста лет, а эта нехитрая книжка действительно остается до сих пор непревзойденной. По одной простой причине – она создавалась, исходя из той самой идеи “ребенкосообразности”. Чтобы дитя училось премудрости, не переступая через себя, а отталкиваясь от собственного “внутреннего ресурса”, собственного житейского опыта, надстраивая пирамиду высокой культуры над ним, а не вместо или помимо него.
В первой части книги описывается знакомый ребенку мир домашних и школьных вещей, животных, растений, а во второй помещены тексты о явлениях природы в разные времена года и о календарных праздниках. Но самое замечательное не это, а авторская ремарка: читать главы о природе и праздниках именно в те дни, когда происходят описываемые события, когда книжные картины природы максимально совпадают с теми, что ребенок видит за окном класса. То есть, попросту говоря, учение и жизнь не взаимоисключающие друг друга пространства обитания ребенка, и даже не параллельные структуры, а одно целое, практически проживаемое и теоретически осмысливаемое. То, что Ушинский жил так давно, совершенно не важно, поскольку мы ведем речь о воспитании человека, существо которого в своей последней глубине всегда неизменно вне зависимости от обстоятельств эпохи. И потребности души шестилетнего ребенка, жившего в позапрошлом веке, совпадают с потребностями души наших маленьких современников. Сияющая весна им равно необходима не только в качестве стихотворений и картинок в хрестоматии, но и в качестве пространства для жизни.

“Детский год”

У Ушинского же я нашла когда-то удивительно емкое понятие “детский год”. Это действительно совсем иной промежуток времени, чем у взрослых, по-другому устроенный и со своей скоростью протекающий, о чем всем педагогам не вредно помнить и учитывать в образовательном процессе. Этот “детский год” требует особой, не такой, к которой мы, взрослые, привыкли, структуры учебного времени. В моменты перехода от одного времени года к другому дети становятся совершенно неузнаваемыми, непригодными для сидения за партой и академического учения. Дети щебечут и пищат, они больше похожи на щенят и воробушков, чем на примерных учеников. Однако же учиться-то надо! Но самое удивительное, что нет в этом никакого противоречия. Дети по-прежнему хотят открывать для себя мир, только по-другому, в иных формах и обстоятельствах, чем зимой. И всякий внимательный учитель это замечает и может этому содействовать, надо лишь немногое изменить в привычном школьном распорядке.
Легче превратить урок в познавательную прогулку, чем безрезультатно бороться с детской весенней расслабленностью и прогулами. И удивительное дело: стоит действительно заняться с детьми на улице чем-нибудь “весенним”, как их жажда учения снова возвращается! Можно исследовать глубину и периметр луж, внутреннее строение почки, коллекционировать весенние запахи (не меньше десяти!), придумывать арифметические задачки на живом материале, писать и читать названия весенних деревьев, подбирая к ним эпитеты – прилагательные и олицетворения – глаголы, читать отрывки из классики, бродить по воде… А уж о сочинениях на весенние темы я и не говорю. Как чудесно и просто – выйти в школьный двор с репродукцией саврасовских “Грачей”, стоять и слушать, как кричат настоящие, не нарисованные птицы.
Но почему-то другой великий, настоящий учитель, из более близких к нам, чем XIX век, советских времен, Василий Александрович Сухомлинский предупреждал молодых учителей-идеалистов: “Провести урок в тысячу раз легче, чем пойти с детьми в лес или на реку”. Он сам без устали практиковал “уроки на природе” и имел все основания так говорить. Это действительно так. От учителя требуется подлинно энциклопедическое образование, готовность к выходу за рамки учебного предмета, поскольку детская любознательность, помноженная на свободу, порождает невероятное количество вопросов. А кроме прочего и способность удивляться вместе с детьми, смотреть по сторонам их глазами, не отказываясь при этом от взрослого опыта. Это очень трудно. Может быть, поэтому большинство школьников продолжают сидеть в классе.

Пакет молочного льда

Конечно, больше всего свободы управляться по-своему с учебным временем и пространством у учителя младших классов. Но ведь и его подопечные – самые беззащитные перед весенними обострениями, самые часто болеющие, самые устающие и особо нуждающиеся в “весенней педагогике”. Значит, перекраиваем расписание и выходим на улицу. Вот первый класс деревенской школы, в котором я работаю. Странно было бы, имея речку и лес в километре от школы, изучать все эти красоты в классе по картинкам. И мы по пятницам в конце недели, когда силы, кажется, на исходе и у детей, и у взрослых, ходим в маленькие прогулки-походы на километр-полтора с рюкзачками, набитыми печеньем и интересными книжками. А в последнее время ребята, как настоящие путешественники, стали прихватывать бумагу и простые карандаши – рисовать по дороге. Мы гуляем и разговариваем по пути. Тренируем свой глаз, чтобы он не пропускал интересного, необычного, красивого. Идея этих “прогулок по пятницам” возникла совершенно органично, словно по-другому и быть не может. Полагается первоклашкам два урока физкультуры в неделю – мы берем лыжи и идем в лес. Или совершаем прогулки пешком, но обязательно образовательные прогулки, со специальным заданием, каждый раз все более сложным.
Однажды, еще осенью, добиралась до школы на попутной машине. За рулем – учитель математики. Спрашивает, как дети учатся, и добавляет: “Да чего мудрить! Бери детей в охапку – и в лес. Это им всего нужнее сейчас. Ведь Сухомлинский так делал. Слышала про Сухомлинского?” Действительно, учение в природе – самое важное для маленьких. И если уж не получалось из-за морозов зимой выбираться в наш сказочный лес, то осенью и весной – обязательно. Вот мы читали недавно в книжке: “Река вскрылась”. А что это значит, кто знает, какими словами объяснять? А теперь наши дети говорят: “Вскрылась – это значит как пакет с молоком. Бац! И лопнул. Лед лопнул, и река открылась, как пакет!” Непосредственное знание-переживание ценнее выученного. С этим, кажется, уже никто теперь не спорит. Можно в лесу и арифметике научиться, и чтению, и даже письму. А тем более заботе, вниманию, благоговению, послушанию, наблюдению и сравнению. Поэтому мы снова и снова собираемся в путь.

Елена ЛИТВЯК

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"