Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №7/2003

Вторая тетрадь. Школьное дело

УЧЕБНИКИ

Никита ЗАГЛАДИН: «Мы стремились написать учебник, свободный от какой-либо идеологии…»

Наверное, все помнят, как начинался конкурс на создание единого учебника по истории России новейшего времени – множество статей в прессе, премьер-министр с книжкой в руках, недоумевающий: неужели по таким учебникам учат в нашей школе? Прошло некоторое время, конкурс был проведен, но почему-то о его результатах мало кто знает. Тем не менее учебник-победитель существует: это учебник для 9 класса основной школы «История отечества. ХХ век», вышедший в издательстве «Русское слово». Его авторы – Н.В.Загладин., С.Т.Минаков, С.И.Козленко и Ю.А.Петров. Рассказывает о новом учебнике глава авторского коллектива Никита ЗАГЛАДИН, доктор исторических наук, профессор, заведующий отделом внутриполитических исследований Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО):

– Учебник мы писали довольно длительное время, а работать над ним начали еще до того, как был объявлен конкурс. Инициатором же участия нашего проекта в конкурсе стало издательство.
Вообще же потребность в новых учебниках истории существует объективно. Я связываю это с тем, что наступил новый этап развития общества, когда начинает развиваться процесс консолидации и уже не столь острый характер носит политическая борьба. Парламентское большинство и исполнительная власть находятся в руках одних людей, которые имеют определенные представления о будущем России, ориентированном на демократию, рыночную экономику и социальную стабильность.
Поскольку прошлый этап, который мы пережили, связан с острой борьбой между сторонниками различных моделей развития, не стоит и удивляться высокой степени политизированности содержания существующих на сегодняшний день учебников по истории. Кроме того, в исторической науке происходило переосмысление взглядов на историю, освоение новых документов, материалов и концепций, высказывалось много спорных точек зрения. Нормально и понятно, когда это происходит на уровне научных дискуссий, но не совсем верно, на мой взгляд, когда все эти споры переносятся в учебники, что и происходило в течение последних десяти лет. Детям очень трудно учиться по таким учебникам. Таким образом, складывалась просто абсурдная ситуация: дети учились в соседних классах, изучая при этом историю по разным учебникам, а получалось так, что они изучали как будто историю разных стран. Но не стоит все-таки забывать, что требования выпускных экзаменов в школе и требования вступительных экзаменов в вузы остаются неизменными.
До сих пор существовало несколько десятков учебников, и мне кажется, Министерство образования заняло здравую позицию, когда приняло решение о том, что должно быть не более трех базовых учебников, разрешив пользоваться остальными в качестве пособий или дополнительной литературы.

– Скажите, пожалуйста, а что все-таки плохого в том, что научные дискуссии находят отражение в учебниках для школы? Думаю, никто не станет спорить с тем, что школьные учебники должны отражать достижения современной науки. Может быть, и нечего на учебники пенять, коли в самой науке оценки, мягко говоря, не устоялись?
– Почему-то никто не обращает внимания на то, что все шаги в процессе переосмысления отечественной истории, понятные для людей зрелых, пишущих, знающих нашу историю, изучавших ее ранее, переносились в учебники без учета психологии и базовых знаний детей. Я имею в виду тот нигилизм по отношению к прошлому, свойственный нашей исторической мысли на определенном этапе развития, которым оказались пронизаны многие школьные учебники. В результате какое представление складывается у детей об истории? Представление, состоящее из явных заблуждений, имеющих системный характер.
– Что вы имеете в виду?
– Например, представление о том, вся наша история – это цепь ошибок и преступлений, совершенных лидерами при полнейшей пассивности народа, который вел себя как забитое быдло. Или, например, что Россия в ХХ веке не имела ни одного достойного руководителя, все либо дегенераты, либо пьяницы, либо идиоты, престарелые маразматики и т.д. Какое же отношение к своей Родине будет у детей после восприятия такого материала? Среди детей обычно распространено такое мнение: ну, в этой стране ничего не добьешься – надо ехать за границу. С этим настроем нужно бороться, поскольку с искаженным сознанием можно жить лишь в тоталитарном режиме, но не при демократии, которую обеспечивает довольно высокий уровень гражданской активности, а не пассивное отношение к окружающему миру.

– Какие же принципы были положены в основу вашей концепции школьного учебника истории? Каким образом и в какой мере вам удалось их реализовать?
– Перед нашим авторским коллективом стояла задача дать целостную, внутренне непротиворечивую концепцию истории, чтобы она более или менее сбалансированно отражала историческую реальность. То есть речь шла не о написании каких-то новых сказок и легенд, а о возрождении исторической истины.
Например, в нашем учебнике период «застоя» характеризуется не только гонкой вооружений, преследованиями инакомыслящих и вводом войск в Чехословакию и Афганистан. Указано также, что в эти годы начался и процесс разрядки вооружений, увеличилась степень открытости общества по сравнению с тем, что было раньше, и в общем-то были заложены предпосылки тех демократических преобразований (во всяком случае в сознании многих людей, которые тогда жили), плоды которых мы видим сегодня. Кроме того, в какой-то мере улучшился и уровень жизни. Таким образом, оказывается, что период «застоя» был не столь уж страшным временем, хотя особый повод для национальной гордости в этом времени найти трудно.
Повторяю, для нас было очень важно найти баланс между позитивом и негативом в нашей истории. Кроме того, мы стремились написать учебник, свободный от какой-либо идеологии, и я думаю, с ним сможет работать учитель, придерживающийся как правых, так и левых взглядов. Например, при разговоре о рыночных реформах в России мы делаем попытку оценить их взвешенно, предлагая примерно одинаковое количество плюсов и минусов их проведения. Я думаю, в этом смысле данный учебник уникальный.
Другая наша задача состояла в том, чтобы провести определенную фильтрацию содержания учебника, мы постарались не включать слишком много информации, которую дети все равно не освоят. И наконец, мы изначально стремились к тому, чтобы учебник не противоречил принципам патриотического воспитания.

– Видимо, отбирая факты для изложения, вы не в последнюю очередь учитывали, так сказать, патриотический вес каждого упоминаемого в учебнике события?
– История должна воспитывать патриотические чувства и гражданское сознание. Если в параграфах о Великой Отечественной войне рассказывать лишь о заградотрядах (явлении только первого периода войны, когда армия бежала под натиском сильного и опытного противника), то ни к чему хорошему это не приведет. Школьники никогда не поймут, что война эта была действительно народная и что победа досталась огромной ценой. Конечно, нет необходимости замалчивать факты. Мы, например, даем в учебнике цифры, которые показывают, что количество людей, которые сотрудничали с оккупантами на захваченных территориях, было не меньшее, а большее, чем людей, которые участвовали в партизанском движении. Упомянуть об этом нужно, но это ведь не перечеркивает значение партизанского движения. Правда, о заградительных отрядах НКВД мы не писали, но в учебнике для 11 класса они будут упомянуты обязательно.
Кстати говоря, в учебнике для 11 класса, который мы пишем также в рамках условий конкурсной программы, вообще будет больше дискуссионных проблем. Например, если в 9 классе в разделе «Холодная война» констатируются просто факты, то в 11 классе будет поставлен вопрос о виновниках «холодной войны», о том, кто и в какой мере несет ответственность за ее возникновение, и т.д. В учебнике для 9 класса даются просто базовые факты: здесь авторы не обнаруживают своей позиции, они лишь говорят о существовании разных точек зрения.

Беседовал
Александр АВЕРЮШКИН

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"