Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №2/2003

Первая тетрадь. Политика образования

СОЦИОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ 
 

Людмила БОРИСОВА,
профессор,
научный руководитель
федеральной экспериментальной площадки
центра образования “Пеликан”
город Бердск, Новосибирская область,
Екатерина КИРИНА

Настроение и тревоги не выбирают?

Заканчиваются снежные каникулы. Для выпускников это последняя школьная зима перед выходом на финишную прямую экзаменационного марафона. Но почему значительная часть старшеклассников с тоской и скукой дотягивают до выпускных экзаменов?..

«С каким настроением ты чаще всего ходишь в школу?»

– Людмила Глебовна, как вам удалось составить картину настроений современных школьников?
– Чтобы квалифицированно судить о настроении, нам пришлось опросить 1600 юношей и девушек, недавно окончивших школы Новосибирска, Томска и Барнаула. В нашем распоряжении свежие данные – ответы, как говорится, из первых рук.

Таблица 1
Распределение ответов старшеклассников на вопрос
«С каким настроением ты чаще всего ходишь в школу?»,%

Таблица 1

Взглянув на таблицу 1, учитель, который всю душу вкладывает в учебный процесс, скорее всего расстроится: всего-навсего двенадцать процентов школьников с энтузиазмом и любовью к учению работают на уроках. Ведь в пересчете на один класс это три-четыре человека. А остальные?
Большинство (82%) понимает, что учиться надо, никуда от этого не денешься. И настроение у них нормальное. Прагматики нынче в моде: больше внимания одним – нужным для вуза предметам, меньше – остальным.
И почти в каждом классе (хорошо, если мы ошибаемся, есть очень сильные классы) уныло сидят или громко бузят один-два-три таких, кому “велено” окончить школу. Мучая себя и других, они с тоской и скукой дотягивают до выпускных экзаменов. В старших классах их оказалось шесть процентов. В средних классах – гораздо больше. Учить до 9 класса по закону школа обязана всех до одного, включая тех, кто интереса к учению не испытывает и настроение имеет неважное.
Но тогда получается, что это исследование сообщает нам о митрофанушках? Правда ли, что не остались они в прошлом и знаменитое “Не хочу учиться, хочу жениться” все еще существует?
– Да, этот образ витает, поэтому “Недоросль” – великое произведение на все времена. О “не хочу учиться” – вы видите в процентах, а о “хочу жениться” – разговор впереди.
– А влияет ли как-то успеваемость школьников на их учебный настрой?
– Или успеваемость зависит от настроя? Здесь трудно разобраться, что от чего зависит, это лучше нас, может быть, знают психологи. Но связь между этими показателями прямо пропорциональная. Вот данные: здесь ни убавить, ни прибавить. “Чем лучше одно, тем лучше другое”, “Чем хуже это, тем хуже то”. Рассмотрите, пожалуйста, таблицу 2.

Таблица 2
Влияет ли успеваемость школьников на их учебный настрой, или успеваемость зависит от настроя?

Таблица 2

Попробуем сравнить данные двух таблиц. Среди полноценных хорошистов и отличников процент имеющих хорошее настроение увеличивается почти в два раза по сравнению со средней величиной (12% в таблице 1): “Хочу учиться”, – сказали 20% сильных учеников (таблица 2). Среди закоренелых троечников все наоборот: коэффициент унылости даже утраивается, и концентрация “тоски от школы” в их среде возрастает с 6% в среднем (таблица 1) до 19% (таблица 2).
– Как страшно, однако, сортировать школьников по успеваемости и собирать всех “несознательных” и “отстающих” в одном классе – не дай бог попасть в эту тоску зеленую…
– Преодолеть это болото дано не каждому. Каким талантливым надо быть педагогу, чтобы расшевелить хотя бы одного митрофанушку, растормозить, вселить веру в себя: “Это вы можете!”, поднять тонус, чтоб захотел учиться. Нелегко это. И дело не в одном только настроении и желании-нежелании учиться. Надо еще как-то помочь преодолеть отставание и пробелы в знаниях. Здесь нужны образовательные технологии экстра-класса, помощь психологов. Это очень глубокая и специальная тема, ею занимаются педагоги – она не для короткого интервью.
– Если можно, несколько слов о самых развитых и продвинутых школьниках, о “звездочках”, как с любовью их величают учителя.
– Думаю, что в нашем скромном исследовании отражается мировая тенденция. Ученые с помощью многочисленных тестовых обследований доказали, что в развитых странах 10–15% детей обладают повышенной одаренностью: способностью к воображению, отличной памятью, ассоциативным мышлением, устойчивостью внимания, хорошей речью и другими яркими проявлениями психики, тех или иных слагаемых интеллекта.
Однако то, что дает природа, может приумножить или, увы, уничтожить общество. Педагогическая уравниловка, невнимание к стихийным проявлениям таланта (“Сиди тихо! Тебе что, больше всех надо?”), неумение увидеть и услышать самобытное, а также методическая, технологическая необеспеченность, а то и просто нежелание “возиться” – все это на первичном, непосредственно учительском и родительском уровне не приумножит российскую талантливость.
– От чего же больше зависит настроение и желание старшеклассников учиться – от их одаренности или дело в талантливой организации образовательного процесса?
– В большинстве случаев педагогический процесс – решающий фактор желания учиться и хорошего отношения к школе и учителям. Однако кроме школы у подростка есть родители, друзья, увлечения, у кого-то бизнес, необходимость подрабатывать, собственные пороки и недостатки, гениальность или представления о ней – вся полнота жизни с ее восторгами и тревогами.

Что тревожит старшеклассников?

– Людмила Глебовна, если разговор идет о тревогах, душевных переживаниях, может быть, мы не у зеркала, а в социологическом зазеркалье?
– Да. В зазеркалье находятся, пожалуй, не только социологи, но и сами респонденты – те, кто отвечал на вопросы нашей анкеты. Чужая душа – потемки, а заглянешь в себя, тоже не очень-то светло. “Надо б лампочку повесить, денег все не соберем”. Помните, как это с иронией пел Окуджава…
При ответе на вопрос “Что тебя тревожит, волнует в настоящее время больше всего?” каждый человек мог отметить несколько самых значимых показателей, предложенных нами в анкете. Что особенно тревожит – то и отмечали.
Предлагаем нашим читателям ранжированный список тревог – чем выше процент, тем больше юношей (или девушек) “проголосовали” за то, что вызывает беспокойство. Отметим, что ответ “Ничего не тревожит” дали всего полпроцента старшеклассников – один из двухсот.

Таблица 3
Что тревожит в настоящее время. Можно было дать несколько ответов

Таблица 3

– Как показывает таблица, проблема номер один для выпускников средних школ – поступление в вуз. Это очень понятно и естественно: конкурсы довольно высокие, надо попасть в государственный вуз, да еще бы в группу с бесплатным обучением, а еще лучше – со стипендией. Но почему школьников беспокоит работа? Ведь до окончания вуза еще далеко и до работы доучиться надо.
– Для сегодняшних выпускников, без пяти минут студентов, озабоченность получением работы (47,6%) не такое уж отдаленное будущее. Многие школьники (57% мальчиков и 39% девочек) имеют опыт самостоятельных заработков, а студенческий бизнес, всяческие подработки – дело обычное, житейское и весьма распространенное.
В списке приоритетов оказалась тревога за школьное образование (35%). Заинтересованность в приличном “аттестате” оправдана. Отметки, медали – вся эта аттестационная арифметика в ходу, этому придают большое значение “вершители судеб”. Ребятам важно состояться в жизни, и большинство осознает, что учеба и работа – надежная база. Поэтому и нужно постараться успешно завершить свой школьный марафон.
– Для поколения, вступающего в самостоятельную жизнь, как следует из таблицы, далеко не безразлично, как сложится их судьба. Интересно, а почему девочки обеспокоены своим будущим, судьбой в гораздо большей степени, чем мальчики, – 54 против 40 процентов?
– Трудно сказать, но кое-что можно предположить. Будущее, мечта, судьба – что-то величественное и таинственное, что “не дано предугадать”. Девушки про это очень хотят знать заранее, многие верят приметам, предсказаниям. Социально-психологическая нагрузка, связанная с судьбой, на девичью душу оказывает давление больше, чем на сознание юношей, – надо не только высшее образование получить, но и удачно выйти замуж. А там – дети, квартира, семейный очаг.
Социологи в таком случае говорят: здесь присутствует “гендерный аспект”. Мальчики и девочки – существа похожие, но очень разные – природа такова, и с ней надо считаться. “Гендер” означает “пол как социальное явление”, гендерный аспект – изучение влияния различий между мужчинами и женщинами на их социальное поведение и сознание, систему ценностных ориентаций, самоопределение, на общественное положение и так далее.
– Кстати, еще одно сильное различие между мальчиками и девочками старших классов проявилось в тревоге по имени “секс”. Хотя в среднем секс интересует и заботит школьников гораздо меньше, чем некоторые другие явления, однако у мальчиков эта проблема выражена ярче, чем у девочек (20% против 8,3%). Чем это можно объяснить?
– Возможно, это легко объяснить неравномерностью возрастного созревания подростков. Все нормально, когда психическое и социальное развитие не отстает от физиологического. Когда нет зацикленности на чем-то одном, когда присутствуют разные интересы, которые уравновешивают личность.
Как социолог я отнесла бы высокую встревоженность девочек относительно своей внешности (24%) тоже к гендерным проблемам. И тогда, по этим двум слагаемым “мужественности” и “женственности”, юноши и девушки сравняются. Пожалуй, педагогам можно взять в свой педагогический арсенал эту тревогу и построить на ее основе классный час, праздник, вечер, демонстрацию моделей, конкурс красоты.
Вы заметили, что такой страшной тревоги, как отсутствие друзей, почти никто не отметил. Это волнует очень немногих (2%). Современная молодежь в этом возрасте настолько коммуникабельна, общительна, что не испытывает недостатка в друзьях. “Школа”, “наш класс” – этот круг друзей представляет большую ценность на долгие годы.
– Гражданские интересы, озабоченность судьбами страны и народа занимают умы молодых людей. Треть юношей и четверть девушек указали на эту тревогу. Это много или мало?
– Попробую ответить так: хотелось бы большего, например, не 33, а 50 или 60 процентов. Но учитывая, что гражданское, патриотическое или, назовем по-старому, идейно-политическое воспитание в большинстве общеобразовательных школ отсутствует (а в старом, формальном, авторитарном, пустозвонном виде пусть оно и дальше не присутствует), треть юношей, озабоченных судьбами России, – это много. Они своим умом, без всяких подсказок и оценок поняли и почувствовали, что надо что-то менять. Их это касается. Тревожит. Скажем громкое слово – на молодежь, у которой есть чувство Родины, можно положиться. А школе есть над чем подумать. Многие педагоги, правда, и без социологов это прекрасно понимают. Однако… От понимания до хороших результатов дистанция большая.
– Деньги. Озабоченность 30% мальчиков и 19% девочек тем, как стать богатыми, довольно понятна. Рыночная экономика дает шанс стать богатым. Но почему такие вполне реальные жизненные неприятности, как бедность и недостаток средств, тяжелое материальное положение, почти не волнуют школьников?
– На первый взгляд действительно кажется странным, что всего только около 8 процентов старшеклассников сказали, что их тревожит недостаток материальных средств. Могу высказать три объясняющих предположения.
Во-первых, несмотря на то что огромное большинство людей живут в условиях социальных лишений, говорить о бедности в российском обществе не принято. Быть бедным непрестижно, неловко, а молодым людям даже стыдно. Молодые не кичатся бедностью, они хотят и стремятся жить хорошо. Богатство становится средством благовидной самоидентичности.
Во-вторых, как бы туго ни приходилось семье, детей постараются накормить и одеть получше. Поэтому дети не так остро чувствуют бедность, как взрослые. Правда, семья семье – рознь. Кстати, исследования показывают, что если подсчитать стоимость того, что надето на дочери и на матери, включая колечки, сережки, кулоны, то сумма окажется не в мамину пользу – на дочери экипировка подороже.
И в-третьих, более вероятное предположение: семьи, чьи дети доучились до окончания средней школы, не самые бедные. Родители, видимо, находят средства, чтобы еще пять лет кормить и одевать, обеспечивать книгами, мобильниками и компьютерами студента, а то и двух.
По-видимому, и низкая тревожность относительно жилищной проблемы тоже из этой серии. Вот когда настанет время выходить замуж или жениться, волнения, связанные с квартирой, займут сознание не четырех процентов молодых людей, а половины.
– Можно ли приписывать подросткам слишком идеализированное восприятие реальности? Почему почти все выстраивают в уме картинки своего безбедного будущего, хорошо оплачиваемой работы?
– Конечно, можно. Но вместе с наивным романтизмом у многих просвечивает трезвый расчет, прагматизм, а то и цинизм. Об этом говорят другие наши исследования. Все мы дети своего времени.
– Мне показалось странным, что на первом месте по ответам мальчиков оказалась тревога о собственном здоровье (41,8%). При этом девочек, обеспокоенных состоянием здоровья, оказалось меньше (33,7%).
– Да, это очередная социологическая странность, некий парадокс. Разговор о здоровье и его оценке, если позволите, мы продолжим в другой раз. Это очень актуальная тема.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"