Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №90/2002

Вторая тетрадь. Школьное дело

ЛЕЧЕБНАЯ ПЕДАГОГИКА 
 

Инна Владимировна РАВИЦ-ЩЕРБО,
Галина КАЛИНИНА

Шестьдесят тысяч возможностей

есть у каждого родителя для того, чтобы узнать, в чем талантлив его ребенок

«У нас это в генах...» – подобная фраза звучит часто. И понятно: списать неудачу на гены (на судьбу-злодейку или рок) проще всего.
А когда и насколько оправдана бывает наша апелляция к генам? Об этом знает главный научный сотрудник Психологического института Российской академии образования Инна Владимировна Равиц-Щербо, основательница целого направления в отечественной науке – психогенетики, где биология и психология выступают на равных.

При чем здесь гены?

– Дифференциальная психофизиология изучает индивидуальные особенности работы центральной нервной системы человека. От них зависит очень многое в психике: темперамент, некоторые аспекты познавательных процессов.
– Откроешь газету, а там: “Народ вырождается”, “Генофонд нации подорван”…
– Это домыслы безграмотных журналистов.
– Да вы посмотрите, сколько вокруг алкоголиков!
– А генетика тут при чем?
– Ну как же, говорят, питие огненной воды у россиян уже «в гены вошло», трудяга давно превратился в пьяницу-бездельника.
– Пить надо меньше. Не потому, что водка гены ломает, а потому, что из-за нее дети-уроды и инвалиды рождаются. Если с завтрашнего дня в России перестанут хлестать горькую, уже через девять месяцев патология новорожденных резко уменьшится. Совсем не обязательно, что болезнь передается по наследству – генами. Она может возникнуть в результате того, что мама во время беременности не побоялась опрокинуть рюмку-другую. Рождение урода не всегда генетический порок. Ген продуцирует определенный белок. Начинается длинная цепочка биохимических превращений. Алкоголь способен нарушить эту цепочку, не затрагивая самого гена.
– Получается, бросишь пить – родишь здорового ребенка?
– При условии, что среда, в которой он будет развиваться, не пострадала. Потому как одно дело – гены, наследственность, передающаяся от родителей к ребенку, и другое – та внутриутробная среда, которую создает женщина своим собственным образом жизни. В русских деревнях беременным не разрешали даже смотреть на пьянчужку. Когда будущая мама расстроена, у нее другой гормональный статус. Плоду угрожает скверная внутриутробная среда.
Любой ген может поломаться. Особенно после таких катастроф, как чернобыльская. Здесь, правда, есть один нюанс: каждый из нас генетически уникален, полный набор генов хранится в любой клеточке нашего организма – в печени, в мозгу, сердце, коже... При облучении тела могут пострадать гены в любом органе, но если половые клетки не затронуты, облученный человек передаст своим детям здоровые гены.

Тест – диагноз, а не прогноз!

– Всегда так больно смотреть на детей, у которых родители – алкоголики…
– Не произошло мутации в родительских генах, содержащихся именно в половых клетках, – есть надежда, что родится генетически нормальный ребенок. У него будет шанс достичь чего-то в жизни, если... мама-алкоголичка или папа-пьяница не испортят его. Шансов мало не из-за генетики, а из-за воспитания.
– А насколько способности ребенка зависят от воспитания и насколько – от генов?
– То есть сможет ли ребенок стать Эйнштейном? Тут потребуются, как говорят психологи, специальные способности, например, математические. За это отвечают гены. Вырастить гениального математика из человека, у которого нет врожденной математической одаренности, невозможно.
– А если врожденные задатки не заметят в школе, они так и останутся нереализованными или, раз это в генах, все равно заявят о себе?
– Не будет у одаренного музыканта в руках музыкального инструмента – мир никогда не узнает, чего он лишился.
– Как же отличить, одаренность это или нет? Вот сидят за одной партой два отличника, у обоих по математике пятерки, только у одного одаренность генетическая, а второго репетиторы натаскали, он просто старательный.
– Педагогу не важно, что это – старательность или врожденные способности. Одаренного ученика он всегда обнаружит интуитивно.
– Вдруг у него плохая интуиция?
– Тогда он плохой педагог.
– Может, модное нынче тестирование поможет?
– Как говорит один из наших ведущих специалистов по психодиагностике, Константин Маркович Гуревич, любой тест – это инструмент диагноза, а не прогноза.
Тест фиксирует сегодняшние способности ребенка, но совершенно ничего не говорит о том, каким он будет завтра или послезавтра. Дело в том, что в наших генах закладывается не конкретное значение интеллекта, скажем, 103 балла, а некий диапазон возможностей. В генетике он называется нормой реакции. А насколько человек в данном диапазоне возможностей реализуется, зависит уже от того, в какой среде он вырос. Так что на вопрос, что зависит от воспитания, а что от генов, можно ответить так: диапазон, норма реакции – от генов, а реализация в рамках этих возможностей – от воспитания. Конечно, каждый интуитивно стремится реализовать свои задатки: литературно одаренный пишет хотя бы дневник, имеющий музыкальные способности – поет в кругу друзей. Но для того чтобы стать крупным мастером, этого недостаточно. Для реализации заложенного в генах по максимуму необходимо, чтобы родители и педагоги уловили эти задатки и дали им ход, возможность развиваться.

Как “подкормить” одаренность

– Бывает, родители в упор не замечают какой-то склонности ребенка. У них свои грандиозные планы. Они мечтают видеть его врачом. А ребенку нравится совсем другое – его предназначение, его способности от Бога иные. Вы как относитесь к этому выражению – “от Бога”?
– Очень хорошо отношусь. Жаль только, что пока никто, кроме самого Бога, не может определить это предназначение. Где умные и грамотные родители и педагоги? А самое главное – где среда, которая позволит найти нишу для каждого ребенка? Раньше каждая школа могла похвастать разнообразными кружками. Где теперь все это? А если и есть, то платные. Ребенку из бедной семьи туда вход закрыт.
– Не переоцениваете ли вы значение школьных кружков по интересам?
– Сами по себе гены не проявятся. Для того чтобы они показали себя, необходимо их взаимодействие с определенной средой. В медицине этим иногда пользуются для того, чтобы… придушить патологический ген, не дать ему развиться. Например, тяжелая наследственная болезнь – фенилкетонурия – приводит к глубокому поражению центральной нервной системы, не лечится и часто не компенсируется. Зачастую диагноз можно поставить ребенку еще до его рождения. Так вот, если такому ребенку не давать продуктов, которые содержат фенилалалин, он вырастет вполне здоровым человеком. В этом случае патологический ген, который человек носит в себе, не получает той среды, которая ему нужна, чтобы активизироваться, проявиться. Предотвращается развитие болезни.
Переведем эту схему на гены творчества. Чтобы проявиться, им тоже нужна определенная среда. Социальная. Но мы же не знаем, какой такой ген есть у ребенка. Поэтому, дабы не ошибиться, надо предоставить ребенку возможность попробовать себя в самых разных кружках. Глядишь, один из них и окажется тем самым “веществом”, которое активизирует нужные гены. В случае с болезнью такая активизация была не нужна, и мы нарочно исключали определенное вещество из пищи. С творчеством шутки плохи. Соответствующее “вещество”, напротив, надо включать в “пищу” – в жизнь ребенка.
– Получается, исключая широкий выбор, взрослые, сами того не подозревая, держат на голодном пайке гены одаренности ребенка, как медики морят гены патологии?
– Да. Чем больше у юного человека возможностей попробовать себя, тем лучше, ведь никто не знает, сколько “талантливых” генов он носит в себе.
Сначала специалисты думали, что в генотипе сто тысяч генов, сейчас называют меньше – около шестидесяти тысяч. Вдумайтесь, какое это колоссальное количество! Так неужели же среди 60 тысяч генов не найдется какой-нибудь способности? Надо только “подкормить” определенными “белками”, чтобы она проявилась.
Каждый ребенок в чем-то талантлив. Зачем нам рассуждать про количество – кто более, а кто менее способен? Давайте больше думать о качестве, о том, к чему, к какому роду деятельности он способен.
– Под способностями надо понимать музыку, литературу, математику?..
– Чепуха! А руки золотые – разве не одаренность? Жизнь изменилась. Управление производством усложнилось, все компьютеризировано, на первый план выходят такие способности, на которые вчера и внимания не обращали. Например, возникла нужда в людях, умеющих быстро перерабатывать информацию. Человек может много чего знать и уметь, но быть медлительным. Пока он будет соображать, в небе самолеты столкнутся. Способностью, талантом, который сегодня обеспечивает высокий уровень профессионализма, становится просто… скорость. Скорость принятия решений. Присмотритесь к своему ребенку. Умение быстро принимать решения – тоже талант. В медицине есть такой термин – “отдаленные последствия”. В данном случае они будут великолепны. Не проглядите их.
– И в чем же уникальность этих исследований?
– Никто не пытался ответить на вопрос: наследственностью или средой определяются особенности биоэлектрической активности различных зон мозга? От чего зависит изменение влияний наследственности и среды на мозговые потенциалы? Весь мир занялся генетикой интеллекта, посчитав, что это наиболее практически значимая психологическая особенность. В самом деле, какая у меня энцефалограмма, моему работодателю наплевать, а вот какой у меня интеллект, ему знать важно.
Но в этом-то и парадокс. Обычно генетика предпочитает иметь дело с наиболее простыми признаками. Психогенетики же сразу взялись за самое непонятное, что есть в человеке, зато и самое практически значимое – за его интеллект. Лишь в последнее десятилетие исследование психофизиологических особенностей становится одним из основных направлений психогенетики. Это важно, ведь генотип может влиять на психику только через анатомические и физиологические особенности организма.

Интеллект, о котором ничего не известно науке

– Пока неясно, какие гены за что отвечают в нормальной психике. Можно сделать генетический анализ больных и здоровых людей и найти гены, по которым они отличаются. Если поломался такой-то ген на определенном участке хромосомы, то будет такое-то заболевание.
– А как вы относитесь к знаменитому американскому тесту IQ, измеряющему интеллект?
– За тестом интеллекта не стоит никакого теоретического понятия самого интеллекта. Что понимается под интеллектом – неведомо, что за интеллект измеряется – неизвестно. Одному знаменитому ученому приписали такую фразу: “Интеллект – это то, что измеряют мои тесты”. Однако американскому психологу Векслеру, создателю наиболее распространенных тестов IQ, удалось подобрать такие задания, что они в самых разных странах, при разных социальных строях дают одни и те же результаты. То есть оценки учеников тестами и учителями совпадают: успешные в учебе школьники получают и по тесту высокие баллы.
– Может ли психогенетика объяснить, почему у Иванова интеллект высокий, а у Петрова – низкий?
– Сегодня не может. Ну померили мы интеллект у двух детишек. У обоих – по 95 баллов. Но, как я уже говорила, в наших генах кодируется диапазон возможностей (“норма реакции”), а не интеллект. Может статься, что у Иванова наследственный диапазон возможностей довольно низкий, но он оказался в очень благоприятной среде, его окружают великолепные педагоги и любящие, высокоинтеллектуальные родители – вот он свои генетические потенции в этой области и реализовал почти полностью. А у Петрова, может быть, генетические задатки значительно выше, возможности огромнейшие, да только не повезло ему с учителями и родителями. И хотя психогенетика утверждает, что различия по интеллекту на 60 – 70 процентов определяются различиями в генах, это совсем не означает, что 95 баллов у одного и другого – их наследственный крест.
Кроме того, у человека могут быть очень высокие способности, например, в области пространственных представлений, но очень низкие вербальные, а общий балл получится приличный. В итоге мы тоже получим двух человек с одинаковыми баллами интеллекта, но “структура” его будет различной. Сколько генов определяют интеллект, никто не знает. Гены – не бусинки, нанизанные на ниточки. Нельзя один вынуть и заменить другим, потому что один и тот же ген, включаясь в разные генные системы, может работать по-разному.
– И наука не может измерить “чистый” интеллект, раз нет гена, отвечающего за него?
– Именно потому, что наука, а не халтура. Не дай Бог кому-нибудь найти молекулярные основы интеллекта. Что будет тогда, если мама-глупышка захочет родить Эйнштейна, а генетика скажет, что гены математической гениальности ее ребеночку не достались? Сделать аборт?
Нет генов нравственности и морали. По наследству, генетически, морально-нравственные качества, увы, не передаются. Наш генофонд создавался в результате эволюции, которая отбирала, сохраняла и умножала что-то полезное для выживания. Эволюция не шла по пути отбора лгунов или правдолюбцев. Это за пределами биологической приспособленности, выживаемости и плодовитости. Нравственность к эволюции отношения не имеет.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"