Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №80/2002

Третья тетрадь. Детный мир

РОДИТЕЛЬСКАЯ ГАЗЕТА
СЕМЕЙНЫЙ КЛУБ В ИНТЕРНЕТЕ

Ирина ХОМЕНКО

О чем учителя не спрашивают родителей...

Летом этого года в Интернете открылся еще один образовательный сайт.
Основной его идеей создатели считают идею диалога: между школой и семьей, государством и обществом, родителями и детьми, а также между родителями из разных стран.
Поэтому и название у него такое – «Inter-Педагогика».
Автор сайта Ирина Хоменко, доцент кафедры педагогики Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена (Санкт-Петербург), знакома нашим читателям по многочисленным публикациям в «Родительской газете».
На сайте собрана и систематизирована по 100 рубрикам самая разнообразная информация – начиная от текстов книг по педагогике, психологии и профессиональной карьере до научных фактов и копилки оригинальных способов воспитания детей в разных странах.
Родителям будут интересны разделы консультаций по психолого-педагогическим проблемам, цитаты из редких книжек по воспитанию; а педагоги познакомятся с новыми методиками и исследованиями в области образования.
Но самое главное достоинство сайта – это отлично организованная интерактивная связь – через восемь различных форумов. Посетители сайта – люди заинтересованные, и диапазон тем, которые они обсуждают, довольно широк: от вреда памперсов и введения религиозного воспитания в школе до влияния родительской общественности на государственную образовательную политику.
Среди постоянных участников есть люди из разных стран, которых очень интересует все, что связано с процессом образования. И именно активность и заинтересованность посетителей позволили сделать «Inter-Педагогику» одной из площадок Всероссийского виртуального родительского собрания, проходившего в рамках августовского «Педсовета-2002».
Сегодня мы начинаем публиковать фрагменты дискуссий, которые продолжались в течение всего педсовета. Можно сказать, что эти обсуждения выявили самые болевые точки российского образования. Болевые – и с точки зрения родителей, и с точки зрения педагогов, т.е. людей, знающих ситуацию изнутри
.

Какова, на ваш взгляд, сегодняшняя учебная нагрузка в школе: повышенная или оптимальная?

Катя. Я скажу о начальной школе. Моя старшая дочь учится во 2 классе достаточно известной и престижной московской школы. Класс гимназический, программа очень напряженная. Если бы у дочки не было хорошей прочной дошкольной подготовки и если бы я не оставила работу, то, пожалуй, нам было бы очень сложно. Но мы с мужем считаем, что для уровня нашего ребенка учебная нагрузка оптимальная, хотя и “повышенная”. Гораздо хуже чувствуют себя неподготовленные дети, которые попали в наш класс “обходными путями”. Их просто жалко, нагрузка для них явно непосильная. Хотя и отменили тестирование при приеме в школы, но все же нужно формировать классы с учетом способностей и подготовки.

Ирина Хоменко. В Санкт-Петербурге не так давно проводился опрос относительно необходимости отбора в школы по конкурсу. Почти половина родителей высказались за это. Однако есть и те, кому идея “сортировки” детей не нравится. Может быть, действительно уровень нагрузки зависит не от нагрузки как таковой, а от ребенка? От его подготовки к школе?

Лена. Не буду оригинальной, сказав, что все зависит от школы, учителя и ученика. Если школа специализированная, то там больше нагрузка за счет этой специализации, но сие неизбежно. Я училась в языковой школе, и иностранный язык был каждый день, так что в старших классах было по 7–8 уроков в день. И при этом, когда нам предложили добавить еще урок литературы, мы согласились! Это значит, что нагрузка была, видимо, по силам... и было интересно. Вообще нагрузка зависит от того, что и сколько дети могут получить от учителя на уроке и что остается на дом. Чем на дом меньше, тем меньше нагрузка даже при 7–8 уроках в день. Кроме того, пока не очень разумно распределена программа по предметам, которые взаимосвязаны между собой, – физике, алгебре, химии... Но купировать сильно учебные программы я бы не стала. Ведь дело не только в объеме знаний, но и в том, что эти предметы развивают мыслительную деятельность. Возможно, конечно, было бы разумно вводить специализацию в старших классах, но не ликвидировав ряд предметов, а просто понизив требования по ним.

Vlad. Для среднего ученика учебная нагрузка в школе повышенная. Это означает, что средний ученик для полного усвоения учебного материала должен работать очень много (для старших классов – 6–7 уроков и 3–4 часа дома). Такой объем работы для очень многих непосилен, и они учатся как бог на душу положит. С другой стороны, сильные ученики (в обычном классе – не более 10–15%) недогружены, и им учиться легко, но для поступления в вуз им все равно необходимы репетиторы.

Ирина Хоменко. А за счет чего нагрузку можно было бы снизить, как вы думаете?
Carsa. Прежде всего, думаю, необходимо официально разгрузить учеников, занимающихся дополнительно. Музыкальные школы, художественные, спортивные секции или танцевальные клубы дают ребенку гораздо больше, чем уроки музыки, рисования и физкультуры в школе. Надо от этих уроков освобождать.
Ирина Хоменко. Получается парадокс: некоторые родители вдобавок к школьным занятиям нагружают ребенка еще и занятиями с репетиторами.

Кошка. Нет никакого парадокса! Для поступления в вуз нужно не то, что дают в 11 классе!

Ирина Хоменко. Это верно... Но есть ли шанс при более глубокой подготовке детей в школе избежать необходимости найма репетиторов?

Lana. Вопрос не в глубине подготовки, а в совершенно разных знаниях, даваемых в школе и требуемых в вузе. Я была не самой плохой ученицей (медаль лежит на полочке), но перед вступительными год занималась с репетитором. И не потому, что я плохо знала химию, которую надо было сдавать. Просто то, что и как давал репетитор, даже близко не совпадало со школьным учебником, хотя присутствовали одинаковые названия тем. Специализация и профили – один из выходов, но не лучший. Дело в том, что в 13–14–15 лет трудно решить, что же нужно и чего хочется в жизни. Выбор определенных предметов сужает дальнейшие перспективы и в будущем не позволяет человеку легко менять выбранный путь.

Александр Сергеев. С 1986 года я веду занятия в Юношеской астрономической школе (ЮАШ) при питерском планетарии. Занимаются, естественно, те ребята, которые сами этого хотят. Так вот я совершенно отчетливо наблюдаю, как снизился за прошедшее время уровень общей подготовки школьников. По моим грубым оценкам, отставание в среднем составляет год-полтора по сравнению с тем, что было во второй половине 80-х. Но при этом все они постоянно твердят о высокой загрузке в школе. Сопоставляя эти два факта, я пришел к следующим выводам.
1. В абсолютном отношении нагрузка в школе снизилась. То есть на практике, для того чтобы успешно учиться, достаточно знать меньше, чем в 80-е годы.
2. Относительная загрузка, то есть объем усилий, которые нужно прикладывать ученику для успешной учебы, увеличилась.
3. Причина состоит в резком снижении качества самого процесса обучения. В результате времени тратят много, учебная нагрузка (часы, домашние задания) увеличивается, а результата достигают меньшего.
4. Причин снижения качества обучения много. Я бы выделил следующие в качестве основных:
– в период перестройки из-за социальной нестабильности упал спрос на образование в целом, упала мотивация к учебе. В школах же старались выдерживать “показатели” и сообразно уменьшению мотивации снижали требования;
– исчезла советская система мотивирования к учебе через общественные механизмы (пионеры-комсомольцы), а альтернативной системы не возникло;
– методики преподавания многих предметов сильно устарели и не соответствуют новой психологии восприятия, сложившейся у постсоветских школьников.
Иными словами, я утверждаю, что в чрезмерной загрузке школьников виноваты сами педагоги. Они не умеют преподавать так, чтобы школьники эффективно учились, и пытаются компенсировать свое неумение, увеличивая нагрузку и длительность обучения. Я уверен, что школьники с нормальным средним уровнем способностей и интереса могут освоить школьную программу по любому предмету раза в полтора-два быстрее, чем это сейчас принято, если их правильно учить. И никаких перегрузок при этом не будет.

От чего дети устают в школе больше всего?

Кошка. Мой ребенок больше всего устает, наверное, от обилия новой информации и необходимости долго сидеть (1 класс).

Артем. В свое время видел рекламный фильм одной мебельной компании о реализованных ими проектах. Поразило! Италия, Германия, Франция – живые интерьеры, веселые дети, приличная мебель. Россия – решетки на окнах, полуказематные, плохо освещенные коридоры и ни одного ребенка. Думаю, больше всего наши дети в школе устают от обстановки. Тяжело смотреть на мир сквозь прутья решеток (а ведь уже давно существуют специальные и менее дорогие пленки), сидеть на неудобном, рвущем колготки стуле за обшарпанной партой, ломать глаза, пытаясь разглядеть надписи на линолеумной доске, спотыкаться о выбоины в полу спортзала...

Татьяна – мама и педагог. Детям должно быть интересно. Они сами должны участвовать в процессе нахождения истины. К сожалению, наши программы имеют очень четкие границы того, что можно, а что нет.

Alice. От обезличенности обучения.

Ирина Хоменко. Обезличенности... кого? (Учителя или ученика?)

Alice. Я имела в виду ученика. При нынешней классно-урочной организации учебного процесса он просто “слепое пятно” с классной фотографии. Но, прочитав твой вопрос, призадумалась насчет второго субъекта учебного процесса. Возможно, в общей массе это можно распространить и на учителя, хотя мне тут же вспоминаются счастливые исключения.

Кошка. Через две недели после 1 сентября я четко поняла, от чего устает моя первоклассница. Не от того, что надо сидеть. Не от программы. Больше всего она устает... от того, что не высыпается. От того, что совенок, а вставать надо рано, как раз в то время, когда ей необходимо спать для нормального функционирования организма.

Vlad. От “неучителей” дети уставали всегда, а сейчас их стало, по-моему, значительно больше. Дети также устают от плохих администраторов (расписание на пятницу у ученицы 9 класса: физика, математика – 2 урока, английский язык – 2 урока, экономика, география (обычная школа в Москве). При этом выйти подышать из школы можно только при наличии заявления от родителей о том, что они не возражают против курения их ребенка!

Что может сделать родитель, чтобы снизить психологическую и физическую нагрузку на ребенка при подготовке им домашних заданий?

KIB. Наверное, не работать? :)) Конечно, от родителей во многом зависит, научится ли школьник успешно учиться. Не требовать невозможного, не сравнивать с другими, не дать утратить веру в себя... И искать хороших репетиторов, если самим не справиться.

Ирина Хоменко. А как вам идея “пунктирного” обучения? (Когда ребенок посещает не все уроки или не каждый день.) Сегодня школа эту форму не приветствует, хотя мне непонятно почему.

Надежда Ляпенкова. О-о-о! Я столько лет об этом говорю! Для начальной школы, я считаю, хотя бы один разгрузочный день в неделю просто необходим!
Ирина Хоменко. Я вот тоже не понимаю, почему школа не приветствует отсутствие ученика в классе, если это согласовано с родителями и не противоречит нашему Закону «Об образовании». Именно родители несут ответственность за образование детей. Я здесь вижу только плюсы:
меньшая наполняемость класса, укрепление здоровья детей, укрепление отношений в семье между родителем и ребенком, индивидуальный путь освоения школьной программы... Разве мало?

Лена. В свое время я попала на эксперимент, когда стали только пробовать это “пунктирное” обучение. Тем, у кого не больше пяти четверок в четверти, разрешали один день пропускать. Но фактически ввели свободное посещение. Я пропускала не целые дни, а ряд уроков. Сама решала, куда мне идти, а куда нет. Разумеется, на все контрольные и зачеты ходили. В итоге я закончила школу с серебряной медалью (была четверка по русскому в 8 классе). Для меня эта система была близка к идеалу, а вот моя подруга, до этого бывшая круглой отличницей, напротив, стала учиться хуже. Так что это кому как...
А родители и домашние задания? Я училась сама. Моей маме надо было только не забыть расписаться в дневнике, да иногда проверить сочинение на предмет ошибок, и все. Так что могу только предположить, что родители должны больше доверять детям, поощрять их успехи, давать возможность отдохнуть и расслабиться, иногда в ущерб оценкам, если видно, что ребенок устал, выдохся. Не доводить до того, чтобы учеба вызывала отвращение.

Alice. 1. Иметь дома приличную библиотеку.
2. Научить ребенка различным способам получения информации и ее дальнейшего применения (фоновые знания).
3. Что же касается “пунктирного” обучения, то я при нынешнем самосознании студента, а не школьника скорее против. Нам же потом пробелы в произвольно “напунктиренном” восстанавливать, причем, увы, не всегда бесплатно.
Ирина Хоменко. Поясняю про “пунктирное”. (Поскольку термин введен мной как вспомогательный и неофициальный.) Под «пунктирным» я понимаю такое обучение, которое чередует работу с учителем с работой самообразовательного характера. Когда обучение происходит только под контролем и только при сопровождении учителя, ребенок перестает чувствовать себя в этом процессе, ведь от него ничего не зависит, его время распределено кем-то! Именно потому ему нужно периодически осваивать какие-то звенья самостоятельно, причем по полной схеме: организуя себя, делая выбор, обрабатывая информацию. Так дети учатся ходить: от маминой руки к папиным рукам, от стеночки до стеночки, то ползком, то шажком... А потом прочно встают на ноги. И никакие родительские руки не могут удержать их на месте.

Как может изменить учитель технологии обучения и аттестации, чтобы при освоении учебной программы не страдало здоровье детей?

Катя. 1. Родители должны иметь возможность выбирать учителя, который подходит их ребенку.
2. Хочется, чтобы учитель был человеком.
3. Уменьшить количество учеников в классе вдвое.
4. Я пока говорю о начальной школе, и хорошо, если бы в классе постоянно были двое взрослых: учитель и детский психолог (это несбыточные мечты).
5. Пусть главным для учителя станет понятие учить, а не ставить оценки. Напряжение из-за оценок очень подрывает психику детей.

Ирина Хоменко. Спасибо, что вспомнили про количество детей в классе! Я до сих пор не понимаю, почему при такой безработице мы не можем позволить себе снизить обязательное число учеников в одном классе. (Сейчас эта норма – 25 человек.) Совершенно очевидно, что качество общения и обучения должно возрасти, ведь тогда можно более индивидуально подойти к каждому!

Carsa. О левшах подумайте. Им нужны по-другому устроенные классы. И особых затрат-то не потребуется – парты развернуть да доску перевесить, а зрение левшам это сильно сбережет. И только не надо говорить о том, что левшей мало. Вполне реально делать такой класс один на две-три школы – наберется.

Ирина Хоменко. Все же, на мой взгляд, технологии не так важны, как психологическая атмосфера в классе (школе). Что толку, если школа слепо преподает по “методике Амонашвили”, когда дети там не раскрепощены, а просто повторяют действия, как попугаи? А ведь у него основная идея – чтобы детки добро излучали, дружили, радовались. Тогда это обучение. По-моему, главная проблема сегодня – это именно психологический настрой. Знания можно добрать где-то, а вот опыт человеческих отношений дети могут получить неудачный.

Alice. Ура! Согласна на 100%. Вот если бы не 12-летку вводили, а человеко-норму и уровень эмпатии изменили (6–7 учеников, причем личностно близких самому учителю), то можно было бы срок обучения не увеличивать, а примерно вдвое сократить. Да здравствует лозунг “Своего учителя каждому ребенку”!

Надежда Ляпенкова. Снижать нагрузки. Не обездвиживать детей. “Не вертись!”, “Не смотри по сторонам!” – эти дисциплинарные требования не так уж безобидны.
Про аттестацию. Оценка не должна быть в арсенале учителя карающим мечом. Для самого процесса обучения вообще очень важно, чтобы дети не были зажаты. Я считаю, что форма традиционного опроса устарела давно и безнадежно. При формальном опросе многие ученики думают не о предмете, не о теме урока, а только о том, чтобы не спросили. Беседы, семинары, доклады, самостоятельные работы, творческие задания – вот продуктивный путь, при котором каждый в классе раскрепощен и принимает участие в обсуждении тем или иным образом. Задача учителя – пробудить эту активность в учениках, а не подавлять формальным отношением.

Продолжение следует
Полный текст “Педсовета-2002” можно прочитать на сайте: www.inter-pedagogika.ru


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"