Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №63/2002

Третья тетрадь. Детный мир

РОДИТЕЛЬСКАЯ ГАЗЕТА
РОДИТЕЛЬСКИЕ УРОКИ

Женя ДЕМИНА

Не просто имя, а вещее слово...

Помним ли мы об ответственности, что берем на себя, впервые называя ребенка?

Было такое право у Адама – дать впервые имя всем живым душам. Богу, видно, некогда было или скорее по педагогическим причинам, для пущей ответственности, но он «привел (их) к человеку, чтобы видеть, как он назовет их». Адам постарался на славу. И жену свою тоже назвал, но потом, уже после всех разборок из-за плодов древа познания добра и зла, перед самым изгнанием из Эдема.

Есть такое право у каждого родителя – дать своему чаду имя, право запрограммировать некую судьбу. То, что имя – слово вещее и очень значимое, уже мало у кого вызывает сомнение: «Как корабль назовут, так он и поплывет...». Имечко, данное с бухты-барахты, и на судьбу влияет соответственным образом, чаще мешает (хотя вспомните Вавилена Татарского у Пелевина). Имя правильное на верном пути укрепляет.
Право выросшего чада – иметь свое мнение о соответствии и несоответствии имени и пути и, если надо, ненавистное имечко радикально поменять. Не зря имена меняли, вступая в новый этап жизни, – после обряда инициации, при постриге в монастырях, при вступлении в тайную организацию и других крутых поворотах. (Смена имени – почти всегда смена пути. Имейте это в виду, если ваше чадо вдруг стало называться иначе.)

Выбор имени новорожденному – дело трудное и творческое, и если бы не поджимали с оформлением бумаг, не пугали штрафами, половина младенцев так и пользовалась бы псевдонимами до самостоятельного окончательного решения. Возможно, данный путь был бы вполне правильным, и многострадальные носители имен типа Электрон, Ревмира прожили бы жизнь с другими, человеческими именами и более по-человечески.

На российских просторах ходят имена греческие, латинские, еврейские, древнегерманские, старославянские и прочая, прочая, прочая. Назвать ребенка именем из диснеевского мультфильма или мексиканского сериала могут запросто, если тетя в загсе будет не очень против. Не переводятся на Руси беспечные родители. Впрочем, не только на Руси.

Имя, записанное в свидетельстве о рождении, может быть длинное, может быть иностранное, но все равно, при многократном использовании (а его на дню помянут столько раз!) любое имя принимает привычную обтекаемую форму, как морская галька (помните: «Как губам имя собственного ребенка...»). Форма самая простая, легко произносимая, букв четыре-пять, не больше.
Попробуйте прокричать из форточки на улицу «Иннокентий!» раз десять – вы быстро поймете, что ребенка зовут просто Кеша. А если его зовут по-прежнему Иннокентий, значит, из форточки кричали не вы, а кто-то другой, которого вы послали кричать, или все совсем иначе: ваш Иннокентий гуляет с бонной, и ему ничего кричать не надо.

То короткое имя, которое само получилось, почти всегда вполне соответствует ребенку. Людмила (по официальным документам) может быть Людой или Люсей, Милой или Ликой... Некие недочеты соответствия исправляются суффиксами и всевозможными дополнениями по обстоятельствам. И прилипают на всю жизнь.
...На огромном факультете была и есть только одна Людочка. Толпы Людок, Люсек, а на нее посмотришь или голосок услышишь – она, Людочка. Из восьми студентов мужеска пола в нашей группе четверо были Миши по паспорту (плохо все же у родителей с фантазией!), но ни одного просто Миши не было: был Михал Палыч, был Мишель, был Гапа и был просто Крылов.

В любом классе с именами поступают жестоко. Мало того что однокашники найдут и приклеят кличку, которая будет тащиться до пенсии (был в школе Зюка, и в университете – вот злая судьба! – сохранилось странное прозвище), так еще и учителя норовят отбросить имя вообще: «Иванов, Петров, Сидоров...»

На что стоит обратить внимание: если в школе маленький человек сумел сохранить свое имя в неприкосновенности – высшая мера уважения! – то перед вами сильная личность редких морально-волевых качеств. Цените.
Если человечек сам готов в угоду компании называться любой кликухой, сам представляется уничижительным имечком, то это серьезный повод для родительской тревоги – самооценка занижена, дите либо угнетаемо в коллективе, либо пытается шестерить.
В детстве (да и после) за сохранность своего имени идут на конфликт, лезут в драку. И если родитель не враг чаду своему, то найдет такую форму семейного имени, чтобы у всех – и кто произносит, и кто слышит – теплело на душе.
Не язвите и не глумитесь мимоходом, сочиняя прозвища на ходу: «Ну, Матильда Иванна! Шехерезада Степанна!..»
Если вас чадо просит не обращаться к нему на людях так-то и так-то (хотя вы годами обращались к нему именно так), то примите эту серьезную просьбу к сведению и не нарушайте обещания – в доме начался сложный период подростковой неуверенности и неадекватности, себе дороже портить отношения.
Если у вас несколько детей, то привычка не коверкать имя брата и сестры поможет сохранить нормальные отношения (не Катька или Васька, а Екатерина и Василий – вот увидите, у них даже осанка изменится! А уж всевозможные ласкательные суффиксы, да с нежной интонацией – вы решите все проблемы без крика и затрещин).
Потому человека надо называть тем именем, которым он представился, это очень важно – так объяснили нам в психологическом театре-студии («Ниночка так Ниночка, не Нинка и не Нинуля»), до тех пор, пока вы получите право называть его по своему разумению, шлифуя его облик. Кстати, это право можно и не получить.
Существует немало сложных имен в справочниках и словарях, которые не образуют коротких. Однако опыт показывает, что эти имена практически в жизни не встречаются. Где причина, где следствие – непонятно, но они не прижились. Либо не прижились, потому что не образовали жизнеспособных кратких имен, либо не образовали, потому что не прижились, что теперь об этом рассуждать. В классе могут быть четыре Димы и пять Наташ, но совершенно не слышно имен Аввакум, Ювеналий, Ксенофонт, Нимфодора. Хотя бог весть, мода – вещь непредсказуемая, может, и услышим еще.

Если у вашего ребенка непривычное для данной местности имя и начинаются дразнилки и как следствие страдания, то не отмахивайтесь от этих проблем, помогите ему стать сильнее, увереннее или найдите вариант имени помягче, чтобы не дразнить гусей (помните, как еще несколько лет назад Рувимы были Романами?). У меня есть родственник со странной фамилией, и его не дразнили даже в детстве, причина банальная: он был достаточно сильным мальчиком. Ваша задача – научить человека быть счастливым и уверенным в себе в этих условиях. Здесь и сейчас.

О чем это я? Граждане милые, родители ненаглядные! Осторожнее бы надо с именами, повнимательнее, не навредить бы. Вы что думаете, по-прежнему «роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет?».
Побольше вам имен и детей, хороших и разных, а всем детям – умных и счастливых родителей.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"