Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №58/2002

Вторая тетрадь. Школьное дело

1 сентября 2002 года газете "Первое сентября" и нашему Издательскому дому исполняется 10 лет!

БИОГРАФИЯ НОВОЙ ШКОЛЫ
ШКОЛА-ПАРК 

Москва: первая экспертиза

В НПО “Школа самоопределения” проект “Парк открытых студий” продолжает развиваться тоже с 1996 года. За это время “парк” стал разновозрастным, в нем учатся дети с пятого по девятый класс. Изменился набор студий: к обычным (по предметам) добавились кинокурс, проектные и тематические студии. Сменился руководитель эксперимента, что изначально было воспринято многими как неизбежная гибель всего проекта. Однако на деле все оказалось совсем не так. Новый лидер, Татьяна Сергеевна Шагова, выводит команду учителей “парка” на новый уровень сотрудничества, сотворчества. В этом учебном году проект прошел экспертизу – впервые за шесть лет. Два дня парк-студии посещались учителями и учениками школы, взявшими на себя экспертные функции, обсуждались положительные и отрицательные стороны эксперимента, перспективы и сложности его развития.

ЭКСПЕРТНЫЕ МНЕНИЯ (результаты и размышления участников первой экспертизы парка открытых студий)

Первое, что для меня стало понятным в ходе экспертизы, – ребята, учащиеся в “парке”, легче перестраиваются в ходе работы, чем учителя. При подготовке к экспертизе учителя очень боялись изменить расписание – как раз на том основании, что дети привыкли к старому и им будет трудно приспособиться. Вполне естественно, что во время экспертизы было много накладок (учитель заболел, не смог вовремя прийти), и тогда стало очевидно: ребята приспосабливаются к измененной ситуации легче, чем взрослые, и при этом умудряются взять для себя нечто положительное, важное, интересное.
Было заметно, что ребята в “парке” могут с легкостью работать по своим программам, несмотря на то, что основная группа занята чем-то другим. Эта ситуация абсолютно не напрягает ни детей, ни учителя. Мне, например, всегда сложно так относиться к детским желаниям. Трудно смириться, что кто-то из учеников не хочет заниматься работой, предложенной мной в данный момент. На уроке, когда кто-то из учеников выпадает из общего поля, преподавателю неизвестно, чем ребенок занят, что с ним происходит, чему он учится. Отсюда постоянная борьба за внимание детей. В “парке” же было видно, что ученики выпадают в свое собственное образовательное поле.
Я видел работоспособных детей, даже самых сложных, причем обстановка была спокойная, никаких авралов и стрессовых ситуаций. Учителя не нервничают, просто помогают детям учиться. Не знаю, может быть, это идет от ребят? А может, такая установка в эксперименте? Отсюда для меня лично встал большой вопрос: насколько важны те точки напряжения, которые я порой специально создаю на уроках? Может быть, без них вполне можно и обойтись?
Было видно, что учителя действительно работают все вместе, одной командой, могут провести чужую студию (даже по абсолютно чуждому профилю), поддержать. В силу того что группы были не очень большие, чувствовалось, что и дети являются членами одной большой команды. Учителя относятся к детям как к соратникам, и ребята не только обсуждают цели урока, но и строят каждое занятие вместе с учителем.
Никто, за редким исключением, не тянет одеяло на себя, отсюда и мощный образовательный эффект. Во время экспертизы никто не подшучивал, не иронизировал над теми, кто делает ошибки, – агрессия отсутствовала полностью. На мой взгляд, эффективность получения знаний за определенный промежуток времени при такой системе обучения ниже обычной. Может быть, конечно, это фиктивная эффективность, ведь на самом деле на уроках тоже не все успевают.

Алексей МОЙСЕНКО,
руководитель экспертизы

Учителя за годы работы в открытой структуре накопили опыт организации занятий в разновозрастных, разноуровневых группах. Никому – ни им, ни детям – не мешает, что ученики такие разные. Напротив, педагоги научились это использовать. Мне, как заведующей учебной частью, видно, как изменяются у учителей способы их работы, причем они варьируют в зависимости от величины и уровня подготовки каждой конкретной группы, а также и от многих других факторов. Часто педагоги транслируют, используют методы, накопленные в “парке”, на уроках в обычных классах.
За шесть лет эксперимента заметно снизилась напряженность среди родителей. Если раньше они приходили ко мне с непониманием, а порой и с возмущением по поводу того, как же дети могут пропускать занятия по своему усмотрению, то теперь такие претензии практически исчезли. Их волнуют другие проблемы: например, как ребенок может посещать студии, идущие параллельно, если ему это необходимо. Кстати, эту проблему впервые сформулировали сами ученики, что, на мой взгляд, ярче всяких слов показывает эффективность системы. К сожалению, в силу ряда обстоятельств в “парке” учатся много слабых учеников. На мой взгляд, так не должно быть: там должны учиться дети, которые готовы к такой открытой парковой системе.

Галина БИРЮКОВА,
заведующая учебной частью

Сначала я не хотела быть руководителем такого сложного проекта, но деваться было некуда: работу с учениками “парка” в рамках классно-урочной системы я, как и большинство моих коллег, не представляла вовсе. Дело в том, что в парке студий перед учителем стоит в первую очередь задача, как научить тех, кто к тебе пришел научиться, а не как удержать рабочую атмосферу с теми, кто сегодня, возможно, не очень-то и хочет заниматься твоим предметом. Работать сложно, но очень интересно, и совсем не хотелось пересаживать детей в классно-урочную систему. Они только научились выбирать предметы и заниматься в студиях в течение длительного времени. Поверьте, это совсем неплохая задача!
Экспертиза тоже казалась опасным мероприятием: очень сложно показать гостям систему “парка” в целом. Здесь ведь главное не то, как проводятся те или иные студии, а сам процесс выбора, его педагогическая поддержка.
Но сейчас я рада, что демонстрация нашей работы коллегам и старшеклассникам и последующий серьезный анализ (очень конструктивный и доброжелательный!) были проведены. Дело в том, что теперь у многих изменилось отношение к “парку”. Коллеги и ученики старших классов увидели множество положительных моментов в нашей образовательной структуре. Так часто бывает: люди боятся нового, неизвестного, не понимают его и из-за этого не очень любят. Но стоит познакомиться поближе, как неизвестное становится знакомым и изменяется отношение к нему. Мне кажется, именно это и дала экспертиза: теперь нас просто лучше стали понимать и как следствие – принимать. Многие учителя, ранее отказывавшиеся работать в нашем эксперименте, теперь захотели попробовать. Думаю, это и есть наилучший эффект!

Татьяна ШАГОВА,
руководитель эксперимента “Парк открытых студий”
в НПО “Школа самоопределения”


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"