Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №53/2002

Четвертая тетрадь. Идеи. Судьбы. Времена

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД
ПРОГУЛКА

Зрительный зал

Тула – город по-южному зрелищный. И хотя находится она меньше чем в паре сотен километров от Москвы, юг ощущается. Солнце здесь светлее, краски ярче, вывески цветистее. Кажется, что из простого города (каким, условно говоря, является Москва) переместился вдруг в какой-то яркий театр-варьете. Да и устройство города уподобляется устройству зрительного зала.

Партер

Одна из самых интересных улиц Тулы – улица Советская. Она находится совсем недалеко от главной достопримечательности города – кремля. (Путеводитель 1925 года иронизировал на этот счет: “Обычно с ранней весны до поздней осени кремль штурмуется экскурсантами с не меньшей энергией, чем в свое время татарами, для защиты от которых он и сооружен”.) При этом Советская улица изгибается вокруг кремля так, чтобы он просматривался отовсюду.
Партер озелененныйКремль в нашем случае можно рассматривать как сцену. Притом явно неперегруженную декорациями. Тульский кремль – самый пустынный из кремлей России. В нем только два сооружения – Успенский и Богоявленский соборы.
Строился он на заре шестнадцатого века в два этапа. Сначала была выполнена деревянная времянка, а затем уже отстроена крепость из камня. Естественно, что кремль в те времена был заселен, притом довольно густо. Здесь же располагалась и первая в городе улица – Большая Кремлевская.
На долю тульского кремля пришлись две знаменитые осады. Первая случилась в 1552 году, когда войска хана Девлет-Гирея явились сюда “со всеми людьми и снарядом”. Завоеватель “приступал весь день, из пушек бил по городу и огненными ядрами и стрелы стрелял”. От этих ядер “во многих местах в городе и дворы загорелися”, но туляки “помощию всесильного Бога огнь в городе угасиша и толико с нечестивыми бишася, яко и от града отбиша и граду погании ничтоже успеша”.
КремльПобеда была впечатляющей: “И устремишася вси на безбожныя и изыдоша из града не токмо воеводы и воины и все мужи и жены воспреемши мужскую храбрость и младые дети и многих Татар под градом поби и цаорева шурина убиша князя Камбирдея и наряд пушечной и ядра и стрелы и зелие многое, но разорение градное привезенное, взяша православнии”.
Положение же хана было более чем жалким: “И царь побежал и телеги пометал и велблуды многие порезал, а иные многие живые пометал”.
Следующее событие произошло спустя полвека. На этот раз в 1607 году осаду крепости держало войско Ивана Болотникова, захватившего кремль. Здесь примечателен в первую очередь тактический прием, предпринятый против повстанцев. Вот как говорится о нем в летописи: “Пришел ко царю Василию сын боярский Фома Сумин и сказал царю Василию:
– Дай мне разрешение. Я потоплю Тулу.
Царь же Василий и бояре посмеялись над ним: как ему град Тулу затопить.
Он же с настоянием говорил царю Василию:
– Вели меня казнить, если не потоплю Тулы.
Успенский монастырьЦарь же Василий разрешил ему делать по своей воле. Он же повелел каждому человеку из всей рати привезти по мешку с землею и начал запруживать реку под Тулою. Вода стала прибывать. Царь же Василий, видя его промышление, повелел дать ему в помощь мельников. Он же реку запрудил совсем.
Воры же, видя свое изнеможение, сдались царю Василию. Сам же царь Василий… Ивашку Болотникова и Федьку Нагиба и иных товарищей сослал в Поморские города и там повелел их казнить”.
Впрочем, начнем свою прогулку по Советской улице. Ведет она от одного моста через Упу к другому – от Зареченского к Чулковскому. До революции это была не одна, а целых три улицы – Посольская, Завальская и Троицкая. Но в 1928 году их объединили в одну – в те времена старались избегать излишних сложностей.
В начале прошлого столетия улица имела торгово-представительский характер (он вообще был свойствен городу Туле . К примеру, в доме № 27 располагался “Метрополь” – один из лучших в городе отелей. В доме № 54 находились магазины – писчебумажный, музыкальный, скобяной, табачный. В соседнем доме – № 56 была “Филипповская” булочная (ею владел тот же Иван Максимович Филиппов, что и одноименной булочной в Москве).
А напротив – главная тульская площадь, до сих пор носящая имя Владимира Ильича Ленина и украшенная памятником этому историческому деятелю. На заднем плане – музей “Тульский самовар”, а на переднем, справа – два довольно симпатичных храма – Преображенский и Успенский.
МельницаИстория такая. Еще в Средневековье казак Ермолай нашел неподалеку, на болоте, икону Чудотворца Николая. Он выстроил для той иконы храм, который назвали церковью Николы на Площади. Сам же образ получил официальное название “Никола Тульский”.
В XVII столетии по повелению “тишайшего” царя Алексея Михайловича рядышком с храмом был основан женский Успенский монастырь. После перестроили и храм – он сделался Преображенским, а Николе отвели самостоятельный придел. А в 1789 году игуменья Успенского монастыря Тавифа обратилась к Афанасию, епископу Коломенскому и Тульскому, с такой отважной просьбой: “А как состоявшая близ оного монастыря, приходская, называемая, что на Площади, церковь Преображения Господня с придельною Николая Чудотворца теплою по планному распоряжению взошла ныне во оной девич монастырь и обведена монастырскою каменною оградою… дабы соблаговолено было… учредить со всем имуществом и утварью монастырскою, а приход от оной с причтом причислить к другой церкви”.
Просьба матушки Тавифы была удовлетворена, и уже при следующей настоятельнице, игуменье Епофродите, церковь числилась уже как монастырская.
Успенская обитель возвышалась, процветала, играла все большую роль в жизни города. Здесь действовал, к примеру, “Училищный дом сиротствующих девиц духовного звания” и прочие благотворительные учреждения, облегчавшие жизнь множеству туляков. Правда, не обходилось без курьезов. Об одном из них Софья Андреевна Толстая сообщала: “В Ясную Поляну изредка приезжала монахиня тульского монастыря, Марья Герасимовна, крестная мать Марии Николаевны (сестра Л. Н-ча). Раз, приехавши из Тулы, она рассказала, что в газетах напечатано, что прилетели огромные – не то птицы, не то драконы, зовут их Зефироты. Сначала Л.Н. говорил про меня (С. А-ну) и сестру Таню: “Жили, жили с тетенькой покойно, и прилетели к нам эти Зефироты”. Потом он перенес это название и на племянниц”.
Хлебопекарная артельВпрочем, подобные истории, родственные хрестоматийным “людям с песьими головами” из “Грозы” Островского, были скорее исключением из жизни тульского Успенского монастыря, нежели правилом.
В 1921 году Тульский губисполком принял резкое, даже по тем временам, постановление – о ликвидации в губернии монастырей. Монахи были выселены, а в монастырских зданиях расположились жилищный подотдел, склад, пролеткульт, какие-то службы Оружейного завода. Вместе с этим монастырские постройки постепенно разрушались, а на площади (той самой, где полулегендарный Ермолай рубил Никольскую церковь) стали проводить официальные митинги, демонстрации и прочие соцторжества.
А Советская улица следует дальше. В доме № 60 располагался еще один отель – на сей раз “Лондон”. А во дворе его действовало редкостное предприятие – частная почтовая станция, предоставлявшая путникам свежих лошадей. Как правило, подобные услуги все-таки оказывались станциями казенными.
Впоследствии здесь разместился популярный магазин “Братья Ливенцевы”. Это был этакий прообраз современных супермаркетов – у “братьев” можно было за один визит купить и ветчины, и чая, и крупы, и сахара, и сигарет, и рейнских вин, и елочных игрушек.
После революции тут также пребывала необычная организация – оптовый книжный и писчебумажный магазин, который в основном обслуживал избы-читальни, клубы, библиотеки и другие общественные читательские учреждения.
Один из любопытнейших объектов расположен рядышком с Советской улицей, в Бухновском переулке, дом № 1. Этот причудливый зелененький сарай – остатки старой мельницы, в которой в наши дни располагается местное отделение Всероссийского общества охраны природы (вероятно, из-за этого и выбран был зеленый цвет).
А на другой стороне улицы, в собственном доме (№ 33) жил Василий Романович Гречихин, один из крупнейших в городе производителей печатных пряников. Размах его промышленности был такой, что господин Гречихин, дабы не возить свои пряники на Нижегородскую ярмарку, открыл в самом Нижнем Новгороде филиал своего производства.
В доме № 68 расположен Тульский областной краеведческий музей . Впрочем, здание любопытно и само по себе. Здесь, к примеру, находилось народное училище имени поэта Василия Жуковского, во время Первой мировой войны – музыкальная команда Второго пехотного Псковского полка, затем – Дом Красной армии, а с 1932 года – музей.
В следующем доме (№ 70), так же как в большинстве построек улицы, до революции располагались магазины. А история дома № 78 как бы вывернута наизнанку. Здесь как раз во времена дореволюционные располагалось учреждение, не имеющее никакого отношения к коммерции, – частный пансион Марии Мозжечковой. Зато после революции здесь разместились деревообрабатывающая артель инвалидов и клуб инвалидов (почему-то имени Чапаева). Другая инвалидная артель, на этот раз хлебопекарная, располагалась совсем рядом, в доме № 84/2.
Противоположная сторона Советской улицы тоже довольно колоритна. Здесь обращает на себя внимание довольно длинное (по здешним меркам) здание – дом № 53, бывшие казармы Епифанского резервного пехотного батальона. А здание под номером 55 (во дворе) – один из первых в городе каменных домов. Он появился в середине восемнадцатого века.

Амфитеатр

Тульский оазисУлица Советская – шумная и суетливая транспортная магистраль. Не верится, что в трех кварталах от нее находится улица тихая, уютная, почти что деревенская, застроенная большей частью деревянными домами. Здесь, на Гоголевской, в жаркий день приятно отдохнуть от суеты столицы области. А достопримечательностей тут не меньше, чем на улице Советской.
Например, в доме № 17 у своей сестры не раз гостил писатель Н.Успенский (двоюродный брат более известного Глеба Дом ДельвигаУспенского). Рядышком размещался мясной и бакалейный магазин купца А.Волкова. Один из современников писал о нем: “Я отправился в бакалейную лавку А.А.Волкова, у которого мама покупала все для дома. На дверях подобных лавок всегда висели так называемые подвески в форме овалов, в отличие от вывески, которая была наверху, над дверью. На одном овале с неизбежным постоянством значилось: “Мыло, свечи, керосин”. На другом: “Чай, сахар, кофе”. Это было написано, торговала же лавка положительно всем, начиная от шоколадных окаменевших конфет (тогда называвшихся конфектами) до конской сбруи”. Формально – вроде бы как в “супермаркетах” на бывшей улице Посольской. Однако дух совсем другой.
Дом № 42 – дважды литературное место. Здесь, во-первых, проживал некто Рогожин, присяжный поверенный тульского суда, который вел дела Льва Николаевича Толстого. Неудивительно, что здесь бывал и сам писатель. А несколько позднее другой его коллега – Константин Федин – поселил здесь Кирилла Извекова из романа “Костер”.
Толстой знакомится  со СтаниславскимА напротив, в доме № 43, жил Александр Александрович Дельвиг – общественный деятель, экономист и племянник Антона Дельвига, пушкинского товарища по Царскосельскому лицею.
Дом № 47 прославился благодаря тульскому прокурору Николаю Васильевичу Давыдову. Он дружил со Львом Толстым, и, разумеется, Лев Николаевич был частым гостем в этом доме. Давыдов вспоминал: “Лев Николаевич, бывая в Туле, куда он чаще всего приезжал и зимой верхом, а иногда приходил даже пешком, заходил обыкновенно к нам и, оставив на конюшне лошадь, отправлялся в город по делам, – в большинстве случаев хлопотать за кого-нибудь попавшего в беду, или устраивал какое-нибудь нужное ему дело… Иногда… привозил с собой то лицо, за которое он хлопотал… и тогда мы шли в суд”.
Дом д-ра ЧеховаИменно здесь состоялась историческая встреча Льва Толстого с Константином Станиславским. Константин Сергеевич писал: “Наш любительский кружок играл несколько спектаклей в Туле. Репетиции и другие приготовления к нашим гастролям проходили… в гостеприимном доме Н.В.Давыдова. Однажды, в разгар веселья, в передней показалась фигура человека в крестьянском тулупе. Вскоре в столовую вошел старик с длинной бородой, в валенках и серой блузе, подпоясанной ремнем… В первую минуту я не понял, что это был Л.Н.Толстой. Ни одна фотография, ни даже писанные с него портреты не могут передать того впечатления, которое получалось от его живого лица и фигуры. Разве можно передать на бумаге или на холсте глаза Льва Николаевича, которые пронизывали душу и словно зондировали ее”.
Дом СмидовичейВ доме № 53 работал зубной врач, который приходился близким родственником сразу двум российским знаменитостям. Это Владимир Митрофанович Чехов – двоюродный брат Антона Павловича Чехова и зять Евгения Багратионовича Вахтангова. Проживал же тульский доктор Чехов рядышком, в соседнем доме № 55.
Впрочем, ни Чехов, ни Вахтангов у него в гостях не появлялись. Зато в 1928 году здесь запросто, по-родственному останавливалась вдова писателя актриса Ольга Книппер-Чехова. Она была тут по делам – читала в тульском Доме офицеров произведения покойного Антона Павловича.
Доходный дом СмидовичейА квартал между улицами Бундурина и Софьи Перовской (четная сторона) теснейшим образом связан с семейством Смидовичей. В доме № 82 проживал сам Викентий Игнатьевич Смидович. Там же прошло детство его сына, знаменитого писателя Викентия Викентьевича Вересаева. В доме № 80 жил гимназический друг знаменитого писателя, впоследствии видный ученый Н.Мерцалов. Дом № 84 был построен вдовой В.Смидовича (и матерью В.Вересаева) как доходный дом. Здесь по преимуществу жила интеллигенция города Тулы. Вероятно, постояльцев привлекала яркая династия хозяев этого строения.

Проход между рядами

Главная улица Тулы – проспект Ленина. Советские путеводители о нем писали важно и напыщенно: “Проспект, носящий имя великого основателя Советского государства В.И.Ленина, – главная артерия Тулы. Протянувшись почти на 6 км от кремля к новостройкам южного жилого района, он как бы связывает далекий XVI век с нашим советским сегодня. Проспект Ленина был свидетелем многих важных событий; он дает нам зримое представление о последовательно сменявших друг друга исторических этапах развития города”.
Театр “Волшебник”В нашем же случае проспект уместно сравнить с проходом между креслами партера и амфитеатра. То есть с главной “магистралью” и “артерией” любого зрительного зала.
В XVII веке проспект назывался Крапивенской улицей (поскольку вел он к городу Крапивне). Затем его продлили и, пользуясь случаем, переименовали – в Киевскую улицу. В 1918 году возникло новое официальное название – улица Коммунаров. А в 1963 он приобрел современное имя (и, видимо, не последнее).
А обещанных путеводителем “важных событий” здесь и впрямь было немало. К примеру, когда в 1892 году к Толстому в Ясную Поляну направлялся знаменитый в свое время швед Абрам фон Бунде, с ним произошло довольно яркое событие, описанное дочерью Льва Николаевича Т.Л.Сухотиной-Толстой: “Кучер рассказал мне, что в то время, как они ехали по Киевской улице, Кандауриха (лошадь Толстых, посланная за шведом на вокзал. – Авт.) чего-то испугалась и подхватила, и, как на грех, из тележки выскочил шкворень, и швед с кузовом и задними колесами остался один посреди улицы, а лошадь с передками убежала”.
Магазин колониальных товаровЗрелище, пожалуй, было колоритным. Ведь, по словам той же мемуаристки, выглядел швед следующим образом: “Я увидела сидящее в тележке очень странное существо. Туловище его было закутано в малиновое байковое одеяло; изжелта-белая борода высовывалась из-за одеяла. Внимательные и, как мне показалось, недобрые глаза выглядывали из-под густых, нависших бровей. На голове была большая, потерявшая всякую форму фетровая шляпа. Ноги до колен были голые”.
Когда фон Бунде все же прибыл в Ясную Поляну, он первым делом заявил:
“Ярославское полотно”– Я никогда в жизни больше не поеду на лошади, потому что это жестоко и опасно.
“Нынче приехал оригинальный старик швед из Индии”, – писал о визите Толстой. И снабдил гостя лестной характеристикой: “оборванный, немного на меня похож”.
Проспект Ленина теоретически берет начало от кремля. Практически же – от Советской улицы, поскольку между нею и кремлем находится огромное пустынное пространство – площадь Ленина. В результате получается, что нумерация домов на главной тульской улице начинается отнюдь не с первого и соответственно не со второго.
К примеру, первый слева – дом № 15. Известен он театром кукол под названием “Волшебник”. Основателем его считается старый кукловод Соковкин, еще в двадцатые дававший свои представления во дворе кинотеатра имени революционера Бабякина (ранее “Художественном”). А в 1937 году в Театре юного зрителя возникла этакая кукловодческая секция. Премьерой секции была “Сказка о рыбаке и рыбке” (страна в то время “отмечала” столетие со дня гибели Пушкина).
Молочная торговля ДевятогоНапротив расположен дом № 12. Им владел Матвей Макарович Белобородов, дедушка изобретателя тульской хроматической гармони Николая Ивановича Белобородова. Тот, кстати, жил недалеко, в доме № 16.
На противоположной стороне, в доме № 23, до революции располагалось одно из колоритнейших торговых предприятий – так называемый кавказский магазин. Держал его торговец О.Р.Хачатуров, и туляки могли здесь прикупить кавказский пояс, серебряный рог для вина, бурку и другие столь же необходимые в хозяйстве вещи.
Рядом, в доме № 25, также располагался магазин – на сей раз колониальных товаров. А напротив, в доме № 24, находилась еще одна фирма, специализировавшаяся на привозной продукции, – магазин “Ярославское полотно”. С ней соседствовал галантерейный магазин “Американская торговля” (дом № 26).
Словом, для того чтобы обзавестись всякими экзотическими сувенирами, не нужно было ехать в дальние края – достаточно пройтись по главной улице города Тулы.
Впрочем, не стоит обвинять улицу в космополитизме. В доме № 30, например, располагалась молочная торговля Александра Павловича Девятого. Реклама возглашала: “Настоящую свежую сметану можно купить только у Девятого”. Доверчивые туляки выстраивались в очередь.
Дом Ермолаева-ЗвереваРядом – драмтеатр, открытый в 1970 году. Путеводитель того времени писал: “Новое сооружение – крупное творческое достижение не только авторского коллектива и коллектива театра, но и строителей, работников многих предприятий, изготовивших уникальное оборудование, руководства области и города, приложившего огромные усилия для реализации всех новаторских идей, заложенных в проекте”.
Увы, в процессе той “реализации” не обошлось без некоторых жертв. Во-первых, уничтожили маленький одноэтажный домик, в котором в конце девятнадцатого века проживал известный капитан, создатель винтовки Сергей Иванович Мосин. (“Новая винтовка в силу своей оригинальности не может называться переделочной… она представляет собой новый тип ружья, вполне достойного быть принятым на вооружение”, – заключила на тот счет особая комиссия.)
А во-вторых, пришлось перенести бюст Пушкина, открытый здесь, в бывшем Пушкинском сквере, еще в 1899 году, на противоположную сторону проспекта, в Гоголевский сквер. На всякий случай Гоголевский сквер переименовали в Пушкинский, чем окончательно запутали консервативных тульских старожилов.
Следующий квартал с обеих сторон занят комплексом зданий присутственных мест. А за ними – одно из красивейших зданий проспекта, так называемый дом Ермолаева-Зверева, построенный в начале прошлого века в модном стиле модерн. Дом вошел в историю литературы – перед самой революцией здесь поселился юрист Юрий Николаевич Щеглов, который устраивал полуконспиративные встречи эсеров с поэтами Гиппиус, Гумилевым, Есениным. Сейчас же здесь работает один из интереснейших музеев города – “Тульские древности”.
Новый театрА неподалеку, в доме № 51, расположилась Филармония. Это здание было построено в 1912 году (к столетней годовщине победы над наполеоновскими воинами) как новый клуб для тульского дворянства. Здесь сразу же начали ставить спектакли, и здание получило второе название – Новый театр.
Это неудивительно – в городе не было приличного театрального здания. Вот как описывает городской театр 1853 года антрепренер Петр Михайлович Медведев: “”Где театр?” – расспрашиваю проходящих. Говорят: “На Киевской, рядом с аптекой”… Рядом с аптекой было какое-то узенькое, но высокое здание, чрезвычайно грязное и запущенное, с разбитыми стеклами; с улицы к нему вела с двух сторон деревянная лестница с разрушенными перилами и выбитыми ступеньками. Когда я вошел по ним в “храм Мельпомены”, меня охватили туман, дым и сырость. Зрительный зал представлял внутренность полицейской каланчи. Сцена маленькая, низенькая. А в общем, какой-то балаган”.
После революции Новый театр стал использоваться еще и как место для собраний. В 1919 году здесь выступал Калинин, призывавший мобилизоваться на борьбу с Деникиным. В 1941 году жители города давали в этих стенах клятву: “Все как один с оружием в руках будем драться до последней капли крови за нашу Родину, за наш любимый город и никогда Тулу врагу не отдадим”.
А Филармония обосновалась тут после открытия нового драмтеатра, в 1971 году.
Недалеко отсюда расположен довольно редкостный для главных улиц “туристический объект” – “Кладбище коммунаров”. Здесь и вправду с 1918 по 1928 год хоронили деятелей революции.
А в глубине над этим необыкновенным кладбищем высится колокольня кладбища обычного, Всехсвятского. Она изящная и одухотворенная. А поэт В.Ходулин даже посвятил ей целое стихотворение:

Бесценную жемчужину посеяв,
Рожденную от тяжкого труда,
Прекрасный русский зодчий Федосеев
Себя оставил Туле навсегда

Она взошла – восьмое чудо света.
За двадцать верст видна издалека,
Рванулась ввысь Всехсвятская ракета,
И в сторону качнулись облака.

Это одна из последних достопримечательностей главной улицы. Вскоре начнутся те самые “новостройки южного жилого района”, которые так милы авторам советских путеводителей, но не представляют никакого интереса для туриста современного.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"