Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №33/2002

Вторая тетрадь. Школьное дело

РЕЖИССУРА УРОКА
МАРШ ЭНТУЗИАСТОВ

Образовательный центр «Азъ» (в составе московского УВК ИЗМАЙЛОВО) – это компания учителей и их учеников, расположившихся на первом этаже одного из жилых домов, что на Измайловском бульваре. Странное название Желтый Дом возникло десять лет назад, так сказать, на заре перестройки. Тогда оно звучало немножко вызовом. Дело было и вправду не только в том, что дом выкрашен в желтый цвет, но и в том, что, с точки зрения ревнителей официальной педагогики, эта компания выглядела достаточно сумасбродной.

Анна ПАХОМОВА,
учительница английского и немецкого языков

Последний аккорд

Праздник окончания учебного года

Наконец-то стало тепло. И дети сразу расслабились, как воробьи перед летом. Начали купаться в лужах и собираться по вечерам в стайки во дворах. Значит, точно – скоро конец учебного года.
Расслабились дети, расслабились родители, и только учителя стиснув зубы собирают в кулак остатки сил для еще одного, последнего, аккорда в длиннющей школьной оратории.
Итак, праздник окончания учебного года. Можно, конечно, отделаться общим построением на линейку, раздачей дневников, парочкой торжественных речей и пожеланием хороших каникул. Если у учителей чуть-чуть развита фантазия, можно добавить сюда парочку песен или сценок. Если фантазия развита у учеников, могут состояться шашлыки в лесу или вечеринка у кого-то на квартире. Если ученики и учителя не совсем опостылели друг другу, возможны совместные шашлыки или прогулка. Но… как это все предсказуемо и обычно. Вот если бы…
Это “если бы” и происходит у нас каждый год. С первыми лучами весеннего солнышка учителя начинают выдавать друг другу первые идеи, как бы сделать этот день наиболее интересным, максимально сохранить инициативу детей и самим отделаться малой кровью.
Работая в школе пятый год, я подхожу к пятому финалу, но рассказать хочу о последних четырех. Пятый еще только зарождается в измученных весенним авитаминозом учительских и ученических головах.

Год первый. Музей

Помню его смутно, тем более что была скорее зрителем, чем участником. Вся школа на вечер превратилась в музей, рассказывающий об истории Желтого Дома и обо всем, что с ним связано.
Пытаемся максимально приблизить ситуацию к реальности. Вывешиваем на двери табличку с часами работы «музея». Младший класс старательно вырисовывает билеты для всех пришедших. Потом они становятся лотерейными. Призы для лотереи тащат со всего Желтого Дома – отросток от цветка из второго класса, чей-то рисунок, кусок мела, старый мячик…
Группы формируются по мере прихода гостей. Экскурсоводы исполнены серьезностью ситуации. Миша (маленький, снует между родителями как мышонок) строго подгоняет всех: “Побыстрее, товарищи, не задерживайтесь”. Юля пытается ему вторить: “Потише, не мешайте работать” – но не выдерживает и начинает хихикать.
Экскурсоводы ведут группы на выставки, где их встречают другие гиды. Представлены экспозиции: восковые фигуры “На уроке”, материалы из архива (рукописи), археология (результаты раскопок во дворах и на дачах), куклы (работы малышей).
Гиды на стендах просто превзошли самих себя. Витя пять минут рассказывает о гайке, которую Алексей нашел, раскапывая помойку возле школы во время урока физики. Лена с упоением комментирует выставку восковых фигур, попутно пиная их ногами и локтями, чтобы не ухмылялись.
Была и книга отзывов, в которой многие спешили расписаться или хотя бы что-то нарисовать. В общем, было шумно и оригинально.

Год второй. Школа

Как видят ученики учителей? А родители учителей? А ученики родителей? Представьте, в привычной обстановке школы родители и учителя вдруг становятся учениками, а дети – учителями.
К урокам дети готовились заранее. В расписание включили английский, русский, литературу, математику и музыку.
Пришедших родителей быстренько, пока они не вышли из состояния легкого шока, разбили на классы. Вручили расписание уроков и вместе с “классными руководителями” отправили на уроки. Они, бедные, шли на концерт или утренник, а попали…
Сашин папа, испугавшись наделать ошибок в диктанте, нарочно все слова написал неправильно. Но учитель-Света постеснялась поставить “два” и велела принести ей работу над ошибками.
На литературе чья-то уверенная в себе мама легко убедила учителя-Мишу, что четверостишие Лермонтова в исполнении Милы из второго класса вовсе даже и не Лермонтова, а Тютчева.
На музыке “учителя” выступали в роли психологов, убеждали родителей, что у них прекрасный голос, которого не стоит стесняться. В итоге те, кому медведь наступил на ухо, громче всех выводили слова песни про лягушек.
На память у всех остались дневники с оценками, масса впечатлений и хорошее настроение.

Год третий. Воспоминания о пионерском лагере

Те, кто ездил в пионерский лагерь, конечно, помнят игру, которая могла называться по-разному: “Веселые старты” или “Забавные аттракционы”. Идея же ее была проста: существует несколько конкурсов, участвуя в которых можно получить приз. Вот это мы и попытались устроить на площадке размером с нашу двухэтажную школу и прилегающий к ней двор. Конкурсы придумывали всей школой и выписывали на доске, а потом решали, кто за какой вариант отвечает.
Лично я отвечала за полосу препятствий, а вместе со мной еще четыре человека из 4 класса. Они с энтузиазмом притащили во двор стулья, парты, швабры и банкетки из раздевалки, и вскоре общими усилиями мы состряпали маршрут. Перелезть через парту, пробежать по трем стульям, пролезть под шваброй, лежащей на двух стульях, пробежать по банкетке, перепрыгнуть через препятствие из швабр и бегом вернуться обратно.
И вот я осталась на своем аттракционе вместе с еще одним организатором Пашей, который важно держал секундомер и был готов к работе. У других аттракционов застыли другие организаторы. Кое-где уже образовалась очередь из желающих…. Сигнал дан, и тут началось!
Сначала я пыталась соблюдать правила техники безопасности, уговаривала не преодолевать расстояние между партой и стульями одним прыжком длиной в два метра и хоть чуть-чуть смотреть под ноги. Потом поняла всю бесполезность этих попыток.
Процесс пошел. Витя вместе с партой свалился на землю, продолбив хорошую яму (не головой ли?). Оля, споткнувшись об эту яму, полетела прямо на все три стула. Сережа, не рассчитав, сел на швабру. Падали парты, разлетались в разные стороны стулья, ломались швабры. Но все были живы, здоровы и довольны. В тот вечер я наблюдала чудо.
Я оставила свой пост и пошла посмотреть на то, что творится вокруг. Вот Наташа с остервенением кидает в мишень острые палочки. Артем-распорядитель подбадривает ее, и после трех попыток она встает в очередь, чтобы попытать счастья еще раз.
Вот чьи-то родители кидают в ведро с водой монетку, пытаясь попасть в баночку в центре. Вот какие-то малыши переворачивают монетки, стараясь не вытащить из десяти одну меченую. Распорядитель Коля торопит их: “Скорее! Ну что вы думаете?!” По-моему, у него нет замены, а подходит очередь на каком-то аттракционе.
Вот Ольга Петровна, учитель начальных классов, играет с родителями. Предлагает им найти авторов детских письменных работ. Справляются не все.
Один аттракцион пользовался просто невероятной популярностью. Мне так и не удалось выстоять огромную очередь и попасть туда. Двери в подсобку плотно закрыты, окна завешены тяжелой материей. Пускали туда строго по одному, и называлось это мероприятие “Комната страха”. В темноте вошедшего поджидали трое организаторов, водружали ему на голову клоунский колпак с бубенчиками и начинали рассказывать страшные (или смешные) истории. Если испытуемый вздрогнет (или засмеется) и бубенчики зазвенят, он проиграл. Сама обстановка темноты и секретности породила ажиотаж, и попасть в заветную «Комнату страха» смогли далеко не все.
Призами были конфеты, а их потом можно было обменивать на игрушки из киндер-сюрпризов, которые все дружно притащили из дома. Я подхожу к столу с игрушками. Ой, какой хорошенький бегемотик! Сколько стоит? Три конфеты? Так, вперед! В юбке прыгать через парты я, пожалуй, не буду. Вот монетку в ведро кинуть можно. Одна конфета есть. Подобие кегельбана. Попробуем. Еще одна конфета. Залезаю в походную палатку и пробую отгадать загадки. Из трех отгадала две. Марина, смущаясь, дает мне конфету: “Ну ладно, Анна Игоревна, вам поблажка”. Мужественно отказываюсь и иду кидать дротики. Пусть все будет по-честному. Ура! Три конфеты – и заветный бегемотик у меня.
Сигнал! Праздник завершен. Осталось быстро разобрать аттракционы – и можно уходить, уходить на целых три месяца аж до самого сентября. Все-таки здорово было!

Год четвертый. Работа по группам

Мы отделались малыми затратами. Объединили всех пришедших детей и родителей в группы, и они выполняли разные задания, посвященные школе (придумывали стихи, рисовали картинки, делали аппликацию из ткани). Всего было пять заданий и пять групп, каждая группа проводила над каждым заданием 10 минут и передавала неоконченную работу следующей команде. Потом результаты были представлены на всеобщее обозрение.
Эта работа не требовала большой подготовки, но было забавно наблюдать, как, например, Юля, попав в одну команду с папой, полностью отключилась от действия и только очень расстраивалась (до слез), что папа проявляет так мало инициативы.
А Миша с мамой разделились, и он все время боролся, как бы и маме подсказать, что лучше сделать, и своей команде не навредить, помогая соперникам.
В конце вечера были показаны спектакли на английском языке – бальзам на израненные души тех родителей, кто все еще ждет детских утренников, где в программе обязательно монтаж, чтение стихов из классического репертуара и хоровое пение под пианино с построением в несколько рядов на сцене.

Год пятый. Вопрос открыт

Время поджимает, а у нас пока лишь самые общие идеи. Неужто наш творческий потенциал истощается и мы начинаем повторяться? Не бывать этому! Хотя, если кто подкинет идейку, будем рады – в новом учебном году пригодится.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"