Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №23/2002

Вторая тетрадь. Школьное дело

ШКОЛЬНЫЙ УКЛАД
 

Самоорганизация, самоуправление, соуправление в школе. Заглянем в словарь Даля: «САМ – местоимение для придания особой важности личной деятельности человека. ОРГАНИЗАЦИЯ – от латинского слова «орган» – орудие, снаряд, средство – обозначает устроить, привести в порядок, образовать, основать стройно. СО – как приставка обозначает совокупность. УПРАВЛЯТЬ – давать ход, направление, распоряжаться, одолевать препоны, трудности, своеволия, приводить в порядок. САМОУПРАВЛЕНИЕ – управа самим собою, знание и строгое исполнение долга своего. Участие и помощь каждого в охранении порядка, без помощи правительства». Истоки самоуправления в образовании восходят к XII веку, к опыту первых университетов, которые не хотели подчиняться королям, императорам и римским папам. Самоуправление в школе гораздо моложе. Наверное, поэтому поиски его смысла и места в детско-взрослом школьном сообществе продолжаются. Иногда заводят в тупик, иногда продвигают вперед, и очень сильно. Последнее слово – каким раз и навсегда быть школьному самоуправлению – здесь никем не сказано. Может быть, это верно: сколько школ, столько и самоуправлений?

Ната КРЫЛОВА,
кандидат философских наук

Самоорганизация или самоуправление?

Школа без вертикалей

На мой взгляд, слово «самоуправление» метафорично: самим собой, строго говоря, управлять нелепо. Люди свои действия планируют, корректируют, анализируют, но это не есть управление как система мер по руководству процессами. Человек сам собой не руководит. Он просто действует в зависимости от обстоятельств и своих интересов, соотнося все это с общепринятыми нравственными нормами.
Самоуправление есть по своему существу самоорганизация сообщества.
Почему же мы думаем, что самоуправление – это управление? Вероятнее всего, здесь действует инерция мышления, которое привычно включает образование в государственные структуры, забывая вписать его в сеть гражданского общества. Эта инерция в конечном счете ведет к тому, что школьному самоуправлению и вообще школе как общественному институту мы начинаем приписывать признаки государственной вертикали с присущими ей управленческими связями.
Но в сфере, где взращиваются дети, такой подход (допустимый в промышленности или армии) невозможен. Дети требуют особого отношения со стороны общества, их нельзя ставить в положение винтиков государственной системы, действующих соответственно теории управления. Здесь действует педагогика, а ученическое самоуправление играет роль своеобразного буфера.
Говоря о самоуправлении, буду подразумевать самоорганизацию школьной жизни, отождествлять школьное и ученическое самоуправление/самоорганизацию. Их надо четко разделить: школьное как более широкое отдать совместному взросло-детскому сообществу. Здесь участвуют все – дети, педагоги, администрация, родители и попечители. Собственно же ученическое следует отдать ученикам полностью (в том смысле, что ни завуч, ни учитель не могут здесь руководить и командовать, пусть руководят в классах). Ученическое самоуправление – автономная часть общешкольного самоуправления, обслуживающая и защищающая исключительно интересы детей и подростков.
Предвижу возражение: зачем же разделять детей и взрослых? Отвечу: именно для того, чтобы вывести учеников из-под прямого контроля учителей.
Во многих школах это просто необходимо сделать: сначала размежеваться, для того чтобы потом объединиться. Это важно в тех школах, где естественным образом еще не сложилось демократическое сообщество детей и взрослых, где учителя не научились преодолевать привычку (или тягу) к командованию, где нет правового (на уровне школы) равенства детей и взрослых.
Надо дать ребятам повариться в собственном соку, прежде чем и дети, и взрослые осознают свои права и возможности и поймут, что им надо быть вместе.
Бояться хаоса (стихийных форм самоорганизации детей) не нужно, ведь всегда можно найти возможность связать общешкольное и собственно ученическое самоуправление. Разнообразие же форм самоорганизации будет способствовать налаживанию тех самых социальных связей в школе, которых ей так не хватает и которые она даже не вписывает в свои задачи. Учителя стандартно полагают, что надо готовить детей к какой-то будущей жизни в социуме, не понимая, что детское сообщество само по себе уже часть этого социума, а социальные связи в школе, пусть и неосознаваемые, существуют – здесь и теперь.
Там, где нет социальных связей и взрослые и дети после уроков разбегаются по домам, сложно наладить сразу общешкольное самоуправление. Поэтому поневоле приходится начинать с его простых, сугубо детских форм организации деятельности, в основе которых лежат прежде всего желания и интересы самих ребят, а также задачи защиты их прав перед учителями (что, кстати сказать, часто вообще редко встретишь в школьном самоуправлении).
В тех школах, где не сложилась сетевая самоорганизация школьной жизни, часто делают ставку на учеников-лидеров. Они более-менее добросовестно тянут в одиночку лямку общественной работы, а администрации и невдомек, что такого лидера они скорее растят для бюрократических структур, чем для участия в демократическом сообществе: такой «общественник» с малолетства привыкает работать только в руководяще-исполнительной вертикали.
Правильнее создать для детей условия самостоятельной работы в поле разнообразных социальных связей. Именно поэтому ученическое управление полезно сделать автономным (в структуре школьного).
Единственно, где можно сразу соединить школьное и ученическое самоуправление – это в школах до ста человек. Здесь хорошо работает классическая форма демократической организации школьной жизни: общее собрание детей и педагогов (при условии постоянной сменяемости и на равных основаниях выбираемости на должности детей и взрослых). С этих общих собраний начинаются многие исторически известные свободные школы (например Александра Нилла) и авторские современные школы. Но поскольку большинство городских школ у нас гигантские по своей численности, то целесообразно все же разделять школьное и ученическое самоуправления.
Вот на каких нормах их можно было бы построить: школьное самоуправление – прозрачность управления школой, фактическое участие всех детей и взрослых в принятии решений и исполнении, постоянная сменяемость всех должностей, разнообразие связей между разными детскими и взрослыми сообществами и внутри них. Все делается для того, чтобы обеспечить взаимодействие детей и взрослых в организации интересной для всех школьной жизни и дать ростки демократическим социальным связям детей и взрослых (это цель самоуправления).
Хочу подчеркнуть, что с этой позиции школе не нужна специально планируемая и контролируемая система воспитывающих мероприятий (как ее, кстати, нет в семье, которая тем не менее постоянно только и воспитывает детей одним фактом внутрисемейного взаимодействия детей и взрослых). Убеждена, что воспитывают не программы воспитания, не плановые мероприятия, не коллектив и не жизнь, а конкретная повседневная деятельность, которую надо сообща организовывать с помощью демократических норм.
Ученическое самоуправление как стержень школьного самоуправления действует по простому принципу – дети сами организуют свою деятельность на основе собственных интересов и потребностей, взрослые только консультируют, и то на первых порах (а вовсе не руководят и не контролируют).
Содержательно организованная совместная деятельность, сотрудничество и возникающее в их недрах общение детей и взрослых и есть то, что становится гражданским, демократическим воспитанием.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"