Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №18/2002

Третья тетрадь. Детный мир

ТЕРРИТОРИЯ РИСКА

Не обвинять. Не упрекать. Понять

Только так можно помочь ребенку самостоятельно разобраться в собственных проблемах

Очень многие проблемы кажутся неразрешимыми и страдающему от них, и всем тем, к кому он обращается за советом и помощью. Но иногда беда, которая долго мучила, вдруг рассеивается словно туман от одного точно сказанного слова, от разговора, в котором ты наконец понял сам себя.
Хочу сказать сразу: я – за телефоны доверия. Понимаю, что они бывают разные, и что консультанты там не всегда на высоте, и не всякий звонок безопасный и полезный. Как в любой серьезной работе, здесь случаются ошибки и недоразумения. Сама же идея экстренной психологической помощи по телефону полностью отвечает реалиям нашей жизни.
Моя подруга, узнав, что я работаю в такой службе, возмутилась: «Что ты можешь им дать? Ну, получил ребенок двойку, поссорился с мамой, ты-то что можешь сделать? Маму к телефону подзовешь?» Я промолчала, потому что конечно же ничего похожего я не делала и не должна была, но в устах подруги необходимость всех этих действий была такой очевидной, что моя работа словно обесценивалась их отсутствием.
Дети казались мне очень одинокими. Гораздо более одинокими, чем взрослые. И я хотела хоть отчасти спасти от одиночества тех, кто к нам звонил. Я и сейчас считаю, что большинство детских неприятностей происходит оттого, что в нужный момент рядом не оказалось человека, который бы понял ребенка, помог ему разобраться в ситуации, справиться с переживаниями, принять правильное решение.
Петербургский Телефон подростковых проблем – первая в стране линия, где молодые люди, не имеющие психологического образования и даже не окончившие школу, помогали своим сверстникам. Многие говорили, что это один вред и что ничего, кроме плохого, юные «спецы» в трубку произнести не смогут, и вообще это чуть ли не противозаконно. Чепуха!
Оказалось, не нужно иметь диплом психолога для того, чтобы побыть рядом с одиноким, отозваться на беду одного и порадоваться вместе с другим. Конечно, словосочетание Телефон доверия для россиян с советским прошлым звучит более чем подозрительно. С такой позиции Телефон доверия – словно насмешка, особенно когда мы говорим, что он абсолютно анонимный и бесплатный. Видимо, в это трудно поверить.
Некоторые родители ревнуют и боятся, что мы против них что-то скажем их детям. Поверьте, сеять враждебные настроения не входит в задачи Телефона доверия.
С какими проблемами звонят чаще всего? Существует статистика обращений: столько-то мальчиков, девочек, ссор, уходов из дому, звонков-розыгрышей... Я хочу иначе ответить на этот вопрос.
Бывает действительно: есть проблема, которую можно решить, просто посоветовавшись с другим человеком. Например, ребенок не знает, как сварить макароны. И тут ему на глаза попадается номер Телефона доверия, и он звонит и просто спрашивает. Но гораздо чаще дети звонят по другому поводу. Конечно, сначала речь заходит о проблеме, даже о нескольких сразу. Но этот клубок всегда «авторский»: мне надо поговорить, обсудить с кем-то, как справиться с бедой, с радостью. Правда! Ведь иногда и с радостью мы не знаем, как справиться. «Я всегда получал двойки, а сегодня – четверку! Что мама скажет? Будет рада или станет еще больше требовать от меня? Может, не говорить ей?»
Я не знаю ответов на эти вопросы, не знакома с мамой, впервые слышу ребенка, и вообще я не гуру. Но мой совет ребенку и не нужен. Ему нужен собеседник, который поможет «самостоятельно» разобраться в себе.
Где-то в глубине души ребенок сам знает, как быть. Просто он один, сам в себе, и поэтому ему трудно докопаться до ответа. Так уж мы устроены, что лучше понимаем себя в разговоре. Не во всяком, конечно, а в доверительном. В безопасном. То есть в таком, где не будут обвинять, упрекать. В серьезном. Где захотят понять наши чувства. В уважительном. Где будут слушать, а не учить. В человечном. Где просто побудут рядом.
Иногда сокровенный разговор в самом прямом смысле слова оттаскивает от края пропасти, вынимает из петли. Бывают звонки-молчание, когда позвонивший почему-то ничего не говорит, а только слушает нас. Понимаешь, что он хочет тебе что-то сообщить, начинаешь угадывать. И тогда он все-таки решается.
Или звонок-розыгрыш: я хочу поговорить серьезно, но не уверена, что Телефону доверия можно доверять, я буду мяукать, посмотрю, что они сделают, рассердятся? А может, и поговорят со мной. Тогда и я с ними поговорю.

Яна ДЮКОВА

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"