Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №17/2002

Вторая тетрадь. Школьное дело

ШКОЛА ДЛЯ УЧИТЕЛЯ N15 
 

Евгения БОНДАРЕВСКАЯ,
действительный член Российской академии образования,
доктор педагогических наук, профессор,
заслуженный учитель РФ,
заведующая кафедрой общей педагогики
Ростовского государственного
педагогического университета;
Сергей КУЛЬНЕВИЧ,
доктор педагогических наук,
профессор кафедры общей педагогики РГПУ

Учиться своей профессии – значит размышлять над ней

Новые условия педагогической грамотности

Кризис образования уже который год продолжается под аккомпанемент извечных вопросов “кто виноват?” и “что делать?” Однако, если мы собираемся его не только обсуждать, но и преодолевать, наверное, имеет смысл сначала выяснить причины кризиса. Свое мнение по этому поводу высказывают преподаватели Ростовского государственного педагогического университета.

Наше сотрудничество со школьными учителями продолжается уже не один год. Беседы, изучение их отношений к уроку, к детям показывают, что воспитание как ценность устойчиво занимает только четвертое место (из десяти); ценности общения, развития своих способностей, приобщения к культуре – пятое, шестое и седьмое соответственно. Возможно, в этом коренятся многие проблемы современной школы. А в основе всех основ, определяющих растущий кризис образования, заложена проблема научно-педагогической грамотности.
Чего, на наш взгляд, не знают и не умеют учителя, что они недополучают в результате традиционного изучения педагогики? Прежде всего вряд ли сегодня уместно разделять воспитание и обучение. Однако обучать, как и воспитывать процессом обучения, можно по-разному. Все зависит от того, какая цель выбрана учителем.
Вчерашние выпускники педагогических вузов неплохо ориентируются в предмете, но не могут сформулировать свою концептуальную позицию по поводу ими же излагаемых знаний, выделять и критично оценивать проблематику вопроса, представлять и мотивировать различные позиции ее понимания, демонстрировать связи причин и следствий, придавать изучаемому материалу “открытый” характер...
Однако такие умения сегодня просто необходимы. Они определяются главным требованием, предъявляемым к педагогическому образованию: студент педагогического вуза обязан владеть культурными умениями как при работе с учебным материалом, так и в воспитательной деятельности. Таким образом, появляется главный критерий научно-педагогической грамотности – в учебниках по педагогике (и не только) должны быть заложены основания для пробуждения творческого потенциала студентов. Очевидно, что речь здесь о деятельностной педагогической культуре, во многом отличающейся от культуры исполнения предписаний.

Обратимся к учебникам по педагогике Б.Т.Лихачева, П.И.Пидкасистого, И.П.Подласого, В.С.Селиванова, И.Ф.Харламова. Мы рассматриваем эти учебники, поскольку их тираж от 20 до 200 тысяч, то есть они наиболее доступны. Ученые разные, но в учебниках удивительно много общего. Объединяет очень простой и доступный язык изложения. Но если речь идет о науке, которую надо изучать, а не заучивать, то здесь уж точно подтверждается народная мудрость о простоте, которая хуже воровства: видимое достоинство оборачивается явным недостатком.
Перефразируя мысль замечательного русского философа В.Розанова, можно сказать, что содержание педагогического образования в наших вузах до сих пор представляет собой “опавшие листья педагогической культуры всех времен”. Об этом свидетельствуют прежде всего учебники по педагогике, где “сокращенно все переложено, где всякие трудности для понимания сглажены или обойдены, все особенные зацепы знания тщательно устранены”.
В чем убеждают авторы? В том, что только целенаправленно и систематично воздействуя на ученика, можно сформировать его как целостную личность. Непререкаемость одной этой, ничего общего с гуманизмом не имеющей установки, должна была бы заставить задуматься – и тех, кто рекомендует, и тех, кто работает с этими учебниками: чем же эта формулировка отличается от цели прежней педагогики?
Культурно-интеллектуальные умения как показатель научно-педагогической грамотности учителя ни в одном из учебников не рассматриваются. Они все – из другой философии и педагогики. Некоторые из названных авторов даже не пытаются связать положения гуманистической философии ни с принципами, ни с содержанием, ни со средствами воспитания и обучения.
Другие же приводят большой перечень новых принципов и методов, имеющих, по их мнению, гуманные основания. Предлагается даже целая классификационная группа “методов педагогического прикосновения”. В части обращения к сознанию в качестве таких “прикосновений” называются, например, разъяснение, снятие напряжения, а в части обращения к воле и поступку – требование, внушение, упражнение, поощрение и наказание. (Лихачев Б.И. Педагогика. Курс лекций. – М.: Юрайт, 1998. С. 191.) Вероятно, гуманистический смысл этим методам традиционно прямого воздействия придает то, что внушать, требовать, упражнять и наказывать можно и гуманно.
Даже беглый анализ показывает, что за гуманистической риторикой скрываются хорошо известные средства и методы педагогического воздействия, принуждения и формирования “правильных” взглядов, убеждений и соответствующих им качеств личности. Абсолютно все авторы воспроизводят (но каждый в своей неповторимой интерпретации) единую классификацию методов воспитания, до боли знакомую с советских времен. Основаниями здесь выступают методы формирования сознания, организации деятельности и стимулирования поведения. Вот только совершенно непонятно, как быть в таком случае с сознанием, в котором есть и культурный, и рефлексивный слои, без “включения” которых педагогическими средствами судить о взращивании культуры личности невозможно.
Побочным следствием подобных представлений о педагогике и ее изучении становится научно-педагогическая безграмотность. Она и есть та отправная точка, с которой начинается путь к авторитарному радикализму, педагогической непримиримости, диктатуре учителя.
В основе этого феномена – противоречие между современным требованием к учителю как субъекту профессиональной деятельности и реальной педагогической подготовкой, ориентирующей его на формирование установок исполнителя. Это противоречие обусловлено методологически – не случайно все авторы клянутся в верности схеме принципов, разработанной Я.А.Коменским.
Но дело в том, что эти принципы устанавливают порядок обращения к рассудку, минующий работу разума. Такой порядок сводит научно-педагогическую деятельность к заучиванию безжизненных схем и классификаций, воплощающих те самые принципы систематичности, наглядности, доступности и т.д., далее которых не простирается традиционное понимание педагогической деятельности. А между тем педагогическая реальность подвижна, переполнена смещениями и взаимопроникновениями предметных областей, связями научных данных с культурными традициями...
Педагогическая грамотность понимается нами как основа профессиональной культуры учителя. Исходя из определения Г.Шпета “культура – это культ разумения”, содержанием педагогической грамотности становятся не только знания, но и процесс порождения культурных смыслов. Этот процесс включает более сложный механизм сознания – разум. Работа разума в отличие от деятельности рассудка выстраивается не на усвоенном, а на самостоятельно добытом знании.
Это знание определяется как живое, в нем “слиты значение и личностный, аффективно окрашенный смысл” (В.Зинченко). Такой путь к знанию рождает определенную педагогическую культуру, в которой неотъемлемыми характеристиками учителя становятся человечность, интеллигентность, толерантность, понимание, способность к взаимодействию.
Эти и другие, профессионально необходимые качества возникают в процессе подготовки будущего учителя при определенных условиях. Одним из важнейших является наличие учебных текстов по педагогике, содержащих смыслопорождающие компоненты.
Достижение педагогической грамотности становится возможным, если: учебный текст не содержит однозначной аксиоматичности, то есть открыт, дополняем (ориентирован на то, чтобы на его основе студенты могли создавать собственные представления и смыслы), субъектен (ориентирован на внутреннюю, творческую активность), диалогичен (содержит основания для возникновения диалога) и т.д.
Для современного учителя уже недостаточно владеть только знанием предмета и умениями передавать это знание. Сегодня требуется грамотность более высокого уровня, предполагающая серьезную, культурную работу по осмыслению своей профессиональной деятельности.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"