Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №17/2002

Третья тетрадь. Детный мир

ПОДРОСТКОВАЯ ШКОЛА 
 

Елизавета РЕМИЗОВА

Кто его знает, этот памятник!

Как Минин и Пожарский собирали статистическое ополчение и что из этого получилось

Уже больше года моя бабушка – журналист и преподаватель, не потерявшая с уходом на пенсию своей любознательности и уникальной общительности, – проводит своеобразный опрос: она спрашивает у разных людей, кто такие Минин и Пожарский. А началось все с того, что один юноша, с которым она разговорилась у знакомых, на упоминание этих имен прореагировал с полным непониманием и равнодушием. “Как же ты не знаешь? – удивилась она. – Ты же недавно закончил школу!” – “А зачем мне это? Да и никто не знает!” И бабушка стала спрашивать – в надежде, что ее молодой собеседник напрасно расписывается за других. Увы, бабушкин улов в лучшем случае может повеселить, но не обнадежить.
Привожу формулы, сокращая диалоги, которые бабушка передавала в забавных подробностях.
– Простите, можно вам задать один вопрос?
– Да, пожалуйста.
– Помните, кто такие Минин и Пожарский?
– Нет.
Вариант ответа:
– Да.
– Кто же они?
– Памятник.
Процентов 70 отвечали “не знаю”, процентов 10 – “что-то слышал, но точно не помню”. Еще процентов 7–8 “знающих” отвечали совершенно неожиданно. Думаю, этих вводил в заблуждение союз “и”, объединяющий двух действующих лиц, и они спутали русских деятелей с Кириллом и Мефодием, а тех, в свою очередь, еще и с Иваном Федоровым.
Ответы были такие:
– Печатники.
– Первопечатники.
– Изобрели какие-то буквы.
Но все же была группа ответов, связывавших Минина и Пожарского с какими-то военными заслугами:
– Ополченцы.
– Граждане. Нет, гражданин был один.
– Полководцы.
– Спасли Москву от пожара.
– Прогнали французов.
И вот совершенно неожиданное суждение:
– Конечно, помню. Это герои Гоголя.
Приезжая к нам в Тулу или к своей другой внучке в Москву, бабушка продолжала свой опрос, особенно когда приходилось ждать транспорт. Возвращаясь, она веселила нас новыми трофеями, а мы все смеялись: “Ну что там еще совершили твои Минин и Пожарский?”
– Освободили Россию от татаро-монгольского ига.
– Присоединили Украину к России.
– Подняли восстание декабристов.
– Пожарский – крупный советский адмирал.
Брат Михаил спросил ее однажды: “Ну ты хоть фиксируешь данные своего социологического опроса?” – “Конечно, нет. Что помню, то помню”.
Как только сообщили, что умер Алексей Маресьев, бабушка стала спрашивать мальчишек, знают ли они, кто он такой. Не знают! А ведь Москва совсем недавно прощалась с ним. “А-а, – начал соображать один. – Мамка говорила: сначала отец умер, а потом сын”. “Да нет, это Николай Еременко. Их, этих артистов, одинаково звали, и ушли они с разницей в год”. Она начала рассказывать, и тут пошла настоящая окрошка, какие-то невразумительные обрывочные крохи, которые извлекали ребята из завалов своей памяти: “он в ванне парился”, “он танцевал”, “у него нога болела”.
– Он в лесу полз и волка встретил”, – вдруг обрадовался еще один.
– Мальчики, но почему же народ скорбит о нем?
– Не знаем. А расскажите, почему?
– Потому что это был уникальный, единственный в мире летчик, который летал без обеих ног. И не только летал, но и сбил семь фашистских самолетов.
И мальчишки, раскрыв рты, стали слушать.
А потом решили взять реванш. Во дворе один ее собеседник спросил: “А можно теперь я вам задам вопрос?” – “Задавай!” – “Кто такой Павел Буре?” Чувствовалось, что бабушка довольна тем, что не оплошала: “О, – ответила она, – это был основатель часовой фирмы. Часы Павла Буре не уступали знаменитым швейцарским, а может быть, в чем-то и превосходили их. И это был предок знаменитого хоккеиста Павла Буре, который, к сожалению, сейчас играет за рубежом”. Бабушка ответила и на вопрос, кто такой Никон. Спросивший ее паренек (конечно, уже в ответ на вопрос о Минине и Пожарском) случайно оказался родом из одного с патриархом села.
И бабушка стала читать ребятам, тем, кто хотел слушать, мини-лекции о царевиче Дмитрии, о Годунове, о Лжедмитрии, Марине Мнишек, о Михаиле Романове.
“Значит, потеряны только исторические знания, – говорит она, – но не интерес к истории. Все зависит от позиции взрослых”.
Думаю, справедливости ради надо хотя бы обозначить тех людей, которые знали ответ на бабушкины вопросы. Первым в бабушкиной копилке осведомленных в русской истории людей появился рабочий, который прокладывал трубы где-то неподалеку от воронежского цирка. Бабушка проходила мимо, ей понравилось его спокойное доброе лицо. Человеку было лет 45–50. Когда она его похвалила, он вздохнул и пояснил: “Нас хорошо учили в школе”.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"