Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №17/2002

Третья тетрадь. Детный мир

ПОДРОСТКОВАЯ ШКОЛА 
 

Похоже, мы уже поняли: наши подрастающие дети не хотят, чтобы их считали детьми. Двенадцать-пятнадцать лет – возраст активного исследования внешнего, взрослого мира. И школа в привычных ее формах нужна ребятам в это время меньше всего. Зато очень нужны понимающие сверстники и взрослые, с которыми можно обсуждать свои проблемы и настоящее дело, связанное с реальной пользой и даже реальной опасностью. Поэтому многие подростки после уроков (а иногда и вместо) заняты бизнесом, поэтому они так часто ходят в кино, воспринимая взрослые кинофильмы как энциклопедию жизненных ситуаций и даже пособие по истории. Уличная словесность, уличная математика, уличная история... Может быть, не стоит от них отмахиваться, считая помехой в настоящем образовании, а еще раз подумать, как соединить сегодняшние потребности подростков с их будущим, которое все-таки от образования зависит?

Мария АХМЕТОВА

Экран, на котором видны вопросы

Да, серьезные книги сегодняшние дети читают не часто. Но ведь есть еще и фильмы, способные подтолкнуть к размышлениям о чем-то важном!

Почему бы не использовать масс-медиа средства, среди которых так комфортно чувствуют себя наши дети, в своих корыстных, педагогических целях? Этим вопросом однажды задается всякий учитель, отчаявшийся приохотить нечитающих подростков к книгам. Ведь говорить о мироустройстве (а нам именно этого хочется, не так ли?) можно на разном материале, лишь бы его не отторгала детская среда.
Если предположить, что именно этого добивались продюсеры – организаторы программы «За стеклом», то можно сказать, что они предложили еще одно поле, пригодное для разговора о смысле жизни. На днях 22-летняя девушка, отвечая на вопрос обозревателя радиостанции «Эхо Москвы» о том, что открылось зрителям программы – театральная сцена или зеркало, – ответила так: «Все-таки зеркало, хоть и очень грустно признаваться в этом». Подобного рода признание ровесницы тех, кто добровольно стал обитателем «стеклянного зверинца», – повод и возможность говорить с молодыми о том, что скрыто за страницами непопулярных нынче среди них серьезных книг.
Кинофильмы – благодатный материал для подобного разговора. Знакомство с киногероями происходит быстрее, привычнее для многих ребят: не читая, они заполняют пустоту кинопродукцией самого разного, порой весьма скверного качества, не пытаясь вдумываться, анализировать.
А если предложить в качестве отдельного предмета школьной программы просмотр и обсуждение кинофильмов? Подумаешь, новая идея, во многих школах существуют киноклубы, где с успехом проходят просмотры самых разных фильмов. Но я говорю не об этом. С давних пор повелось, что самое насущное оказывается почему-то за рамками урочного пространства. Возможно, поэтому интересы подростков сфокусированы весьма далеко от обязательной школьной программы, все наиболее важное в их жизни сосредоточено вне школы или, во всяком случае, вне уроков.
Так был задуман кинокурс. Поставленная задача не отличалась особой новизной. Она обычно заявляется практически любым взрослым, идущим к детям. Ликвидация безграмотности – так можно коротко ее сформулировать. Гораздо труднее ответить на вопрос, о какой безграмотности идет речь.
Наши возможности становятся поистине безграничными, едва лишь мы дадим себе свободу выбора. Можно сосредоточиться на истории страны, тогда мы сможем восполнить тот пробел, который образовался в детском восприятии прошлого, с тех пор как ушел из программы цикл «Рассказы по истории России». Нет слов, наша история с ее многочисленными редакциями, переосмысливанием событий сложна, многолика, но вряд ли это повод для того, чтобы вовсе скрыть ее. Попробуйте спросить подростка, о какой победе идет речь ежегодно 9 мая. Проэкспериментировала: сначала в ответ послышалось сосредоточенное сопение, через некоторое время чадо вспомнило… Куликовскую битву. Между прочим, ничего удивительного в этом нет: ребенок учится в седьмом классе, Куликовскую битву уже «прошли», а Великая Отечественная война по программе только в девятом. Вот и не знает он в свои 12–13 лет, на какой войне сложил голову его собственный прадед.
Отчаянным шагом может показаться желание начать курс истории силами кино с просмотра фильма Андрея Тарковского «Андрей Рублев». Но это возможно благодаря тому, что кинотекст разбит на отдельные новеллы, охватывает сравнительно небольшой отрезок времени, соединен сквозными героями, а главное, дает возможность рассмотреть время и людей, его населяющих, с разных сторон. Своеобразным эпиграфом к фильму служит эпизод с первым воздухоплавателем. Он буквально завораживает, заставляет вцепиться глазами в экран. Надвигающаяся в кадре земля приближается столь стремительно, что зритель не может уйти от ощущения, что именно ему сейчас будет больно, что именно он разобьется сейчас насмерть. Таким трагическим образом перейдя границу между реальным и виртуальным миром, зритель остается внутри кинотекста и с изумлением оглядывается, появляются вопросы. Для участия в этом обсуждении нет необходимости заранее обладать запасом знаний об этой эпохе, достаточно лишь внимательно посмотреть эпизод, соотнести с собственным жизненным опытом. Безусловно, возникают споры. Но тем и хорошо видео, что в любой момент можно остановить, перемотать пленку назад, чтобы обосновать свое мнение конкретным фактом, а не пространным «мне кажется…».
Если придерживаться исторического направления, можно посмотреть те фильмы, которые подростки никогда не выберут из телевизионной программы самостоятельно, но, столкнувшись с ними на уроке, по достоинству оценят. С другой стороны, показать легче, чем рассказать. Как, например, объяснить, что такое гражданская война, почему она страшнее любой другой войны? Проще всего это можно сделать силами кино: если показать «Неуловимых мстителей» и «Дни Турбиных», а потом озадачить ребят вопросом, кто же защищает Родину, то результат не замедлит сказаться. Мнения разделятся настолько, что как бы не пришлось возводить баррикаду посередине класса.
Но еще более заманчивой мне кажется перспектива работы над ликвидацией психологической и этической безграмотности подростков. Зачастую получается, что темы эти остаются за гранью нашего внимания, и ребята никогда об этом не задумываются, пока не сталкиваются с конкретной ситуацией, о существовании которой не подозревали. Так было с фильмом «Великан». Сюжет прост: соседи-мальчики, один из которых калека, обладающий незаурядными умственными способностями, другой – огромный, сильный, но явно отстающий в своем развитии, становятся друзьями. Жизнь обоих наполняется смыслом: один обрел голову, другой – ноги. Великан Фрик – так называют они себя – недолго радовался жизни, спасал слабых, восстанавливал справедливость. Один из мальчиков – разум – гибнет от прогрессирующей неизлечимой болезни, оставляя второму, едва научившемуся видеть мир, чувствовать его, противостоять ему, возможность жить по-новому. После просмотра спросила, зачем, по мнению каждого из ребят, был создан этот фильм, что хотел сказать автор? Мнения разделились: одни говорили, что фильм учит внимательнее относиться к калекам, другие утверждали, что больной Кевин умел жить и научил этому искусству большого и сильного Макса, третьи были уверены в том, что рыцаря можно найти и разбудить в любом человеке – и именно этому учит фильм «Великан».
Но гораздо интереснее то, что для многих эти проблемы прозвучали впервые в жизни. «Я раньше, если честно, никогда не задумывалась, как же тяжело быть калекой или стать им». Это признание 14-летней девушки многое объясняет в нашей жизни, например, становится понятно, почему городская жизнь не приспособлена к существованию в ней инвалидов... Вспомните наше метро: вы часто видите пандусы, лифты? Вряд ли это результат забывчивости, это наше мировосприятие, подход к жизни. Может быть, для того чтобы взрослые становились другими и меняли мир вокруг себя, нужно иначе взращивать детей, предоставлять им иные возможности, показывать мир с разных сторон?
Очень серьезно и внимательно ребята посмотрели фильм Уира «Общество мертвых поэтов». Им, жителям одного из спальных районов Москвы, оказались близки проблемы учеников весьма престижной английской школы. 30–40 лет разницы во времени не имеют никакого значения, современной осталась постановка вопроса. «Я могу выбирать жизненный путь или обязана подчиниться выбору родителей, желающих мне добра, решивших все за меня?» – спрашивает одна из участниц обсуждения. Какова роль взрослых в процессе становления характера детей? За что был уволен мистер Киттинг, чем он так досадил администрации школы, почему учеников заставили подписывать обвинительное письмо под страхом исключения из школы? Вот некоторые рассуждения ребят: «Киттинг! Во всем виноват Киттинг, во всем заслуга Киттинга! Он показывает ребятам, что учиться можно с удовольствием, что их будущая жизнь зависит только от них, что в жизни можно ничего не бояться. Он дарит им чувство уверенности в себе, владения собой». «Я бы тоже подписала письмо, хотя в душе не хочу подписывать, но что зависит от моего голоса!»
Это так важно, чтобы каждый из них сумел понять себя, стать собой, но не менее существенно устоять, не смешаться с толпой, суметь защитить свое мнение. В этой связи мы посмотрели и обсудили 3 весьма непростых фильма: «Убить пересмешника», «Повелитель мух» и «Убить дракона».
Подростку очень трудно сориентироваться в современном мире, вырасти из жесткой неопределенности его рамок, стать собой, суметь сохранить себя в толпе, выстроить взаимоотношения с окружающими людьми. Какие школьные предметы могут помочь в решении этих проблем? Их немного, не правда ли? Предлагаемый курс может войти в их число.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"