Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №17/2002

Первая тетрадь. Политика образования

 
ОРИЕНТИРЫ

Александр АДАМСКИЙ

Школа:
новая система координат

Часть первая. БЕЗ ХОЗЯИНА

За десять лет после распада СССР и начала становления рыночной экономики и федеративного переустройства России единственная народно-хозяйственная сфера, которая оказалась не приватизированной и не огосударствленной, – школа.
С нашей точки зрения, весь комплекс проблем, обрушившийся сегодня на общее образование, – разруха школьных зданий, нищета учителей, средневековое оборудование лабораторий и показательная пустота библиотечных полок, – все, что приводит к постепенному упадку среднего образования, сводится к одному
до сих пор не решенному вопросу:
– Чья в России школа?
Единственной содержательной попыткой от имени власти дать ответ на этот вопрос стало принятие
в 1992 году Закона РФ «Об образовании».
И чем дальше от этой точки на оси времени уходит история российской школы, тем яснее становится, что ответ, который складывается
сам собой, звучит так:
– Школа в России ничья.
Но может быть, это знак, что в российском образовании формируется новый институт: автономный и никому не принадлежащий. Имя ему – Школа.

Муниципальная школа невозможна без собственности на землю

В лучших традициях гражданского общества и демократического государства школа в России принадлежит местному сообществу. И это почти единственная для нее возможность существовать нормально. Но необходимым условием должно быть наличие у членов местного сообщества собственности и достаточного уровня доходов, чтобы содержать школу. А также больницу, дороги, милицию, жилищно-коммунальное хозяйство.
Основой всего этого, повторим, должна быть безусловная собственность на землю, наличие ее залоговой стоимости, возможность продажи, аренды и т.п. Поэтому пока коммунисты и левые аграрии в Государственной думе будут стеной стоять против принятия законодательства, развивающего частную собственность на землю… эффективной образовательной политики быть не может.
Итак, формально школа муниципальная, но у местного самоуправления почти нет возможности ее содержать. Являясь муниципально-государственной, школа, по сути, ни муниципальная, ни государственная. Ничья.

Школа в тени

…Ничья школа не имеет права и возможности выживать самостоятельно. Перевод ее счетов в казначейство окончательно лишил школу самостоятельности и превратил из хозяйствующего субъекта в неповоротливое учреждение, не являющееся к тому же прямым бюджетополучателем.
А отмена льготного налогообложения и невыгодность получения доходов от легальной хозяйственной деятельности для последующей реинвестиции в уставные цели отбивают всякую охоту у директоров хоть как-то зарабатывать и превращают их в иждивенцев – нищих, но законопослушных.
Напоследок добавим, что государство, не беря на себя ответственности за школу, не делегируя ее частному образовательному предпринимательству и не обеспечивая эффективности муниципалитета, перекрывает кислород и попечительству. До сих пор нет никаких стимулов для общественных инвестиций в образование. Благотворительность превратилась в фискальную систему, а участие работодателей в определении содержания профессионального образования, в том числе и финансово, пресекается на корню. Мы, наверное, единственная страна в мире, где люди, помогая школе, предпочитают оставаться в тени.
Итак, первая и главная, на наш взгляд, проблема образовательной политики состоит в том, что школа – ничья.

Школа теряет статус института образования

Многие считают, что простым разграничением полномочий между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти можно разрешить проблематику ресурсного обеспечения школы и установить стабильное благополучие в системе финансирования образования.
Другим простым решением считается традиционное профсоюзное стремление установить особый статус учителя и заставить всех и вся соблюдать уважение к этому статусу. При этом выбор между статусом государственного служащего и работником муниципального образовательного учреждения решается в пользу служащего и основан на вере во всесильное государство, мудрое и справедливое. Государство, которое спасет и защитит…
Но эффективных механизмов обеспечения школы ресурсами ни в одном, ни в другом случае не предлагается.
Поэтому мы считаем, что без принципиального решения вопроса «чья школа?» все остальное будет полумерами и приведет в конце концов к тому, что система образования превратится в институт детского призрения. Что само по себе благородно и почетно, но потеря школы – это потеря институциональности воспроизводства культуры.
Возможно, это естественный процесс.
Но для меня очевидно другое. Школа разваливается и как формальная институция: стены рушатся, люди уходят. Не имея ни ресурсов, ни общественного мандата, школа предпринимает отчаянную попытку стать фабрикой по подготовке студентов в вуз, причем уже с первого класса. А детские сады – еще раньше. Но поскольку и для самой школы, и для большинства детей это не актуально, получается ровно наоборот: к девятому классу “некондиционное сырье” выбраковывается, а остальных в профильном порядке качественно готовят «к службе в вузе».
Повторяю, может быть, с культурологической точки зрения это объективный процесс – устарела школа, что ж тут поделать…
Сколько здесь объективного, а сколько от непонимания значимости системного образования – судить трудно.
Доля системного образования, с моей точки зрения – при том что я убежденный сторонник неформального образования, – должна оставаться не только значительной, но и доминирующей. Потому что общественная потребность в нем велика. Потребность же в альтернативных формах образования значительно меньше, и это объективная реальность. А морфология системы образования, ее институтов должна соответствовать структуре общественных потребностей. Поэтому упадок школьной институции, который мы сегодня наблюдаем, – абсолютно неестественная тенденция.
Другое дело, что общественные потребности развиваются во многом из-за инновационного образования, мы делаем это, насколько хватает сил и талантов.
Собственно, эвриканская сеть ФЭП и есть попытка инициировать в обществе новые образовательные потребности через предложение культурно-образовательных инициатив, через государственно-общественную поддержку этих инициатив, через превращение их в системные проекты. Не случайно весь проект идет в рамках Федеральной программы развития образования.
Но для того чтобы развитие этих потребностей и инициатив проходило нормально, без революций и катаклизмов, необходима несущая конструкция – стабильно функционирующая традиционная система школьного обучения.
Парадокс же заключается в том, что ее сохранение, с нашей точки зрения, требует инновационных проектов в области образовательной политики.
Эти проекты касаются самой школы как института, того, кто и как управляет школой, кто и как распоряжается школьными деньгами и откуда они берутся, а также роли государства в школьной жизни.
Назвать их можно так:
Школа как единица развития.
Граждане как управляющие школой.
Частные компании как управляющие школьными деньгами.

Продолжение в следующем номере


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"