Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №5/2002

Третья тетрадь. Детный мир

 РОДИТЕЛЬСКАЯ ГАЗЕТА
 МАЛЕНЬКИЙ ТРАКТАТ

Ирина ХОМЕНКО

Чему можно научиться у подростков?

Ничему, если смотреть на них сверху вниз. И всему, если помнить, что учитель – это не тот, кто знает больше, а тот, кто знает другое

Эту историю я иногда рассказываю студентам, когда мы говорим об идеях Маргарет Мид. Если вы помните, американская исследовательница выделяла три типа обществ: постфигуративное (где взрослые учат детей, передавая им знания предков), кофигуративное (где актуальным является обучение всех всеми и именно современные идеи служат основным знанием) и префигуративное (где взрослые учатся у детей, обретая свежесть мышления и уважая значимость человека, несмотря на его низкий социальный статус. Считается, что «старое» знание существенно тормозит развитие общества. А потому нужно учиться у молодых!).
С первыми двумя типами, как правило, вопросов обычно не возникает. А по поводу префигуративного устройства мои студенты настроены довольно иронично: чему может ребенок научить взрослого? В теории это звучит заманчиво, а вот на практике... И мне вспоминается один урок, который я получила несколько лет назад.

День клонился к закату, мы ехали с дачи по чудесной лесной дороге. В машине нас было четверо: мой муж (за рулем), я, сын и его приятель, который провел выходные с нами. Надо сказать, что эти два тинейджера хорошенько вымотали не только нас, но и всю округу периодическим включением на полную громкость какой-то несуразной (с нашей точки зрения) музыки. («Мама, это рэп! Сейчас он очень популярен!») Правда, их извиняло то, что под эту музыку они добровольно пропалывали грядки с клубникой, и я скрепя сердце терпела: как говорится, из двух зол... Однако наши пожилые родственники сокрушенно качали головами и мрачно предсказывали самые нерадужные последствия подобных увлечений. Хорошо, что они не видели комнату нашего сына (в которой вся стена была увешана плакатами с изображениями популярных «звезд» мирового шоу-бизнеса) и той безумной одежды, которую сын носил после школы. Меня успокаивало только то, что почти все его друзья, периодически забегавшие к нам в дом и учившиеся в той же английской школе, выглядели точно так же – значит, предполагала я, их родители особенно не возражают... А потому – нельзя делать ребенка «белой вороной» из-за каких-то там необычных штанов. Вернее, нельзя его делать этой самой «вороной», заставляя носить обычные штаны...
Итак, «портреты» действующих лиц обрисованы. Стоит ли говорить, что, оказавшись с подростками в замкнутом пространстве автомобиля (бедные дети! Тут-то их и настигнет тень Антона Семеновича Макаренко вкупе с Джоном Локком, мечтавшим воспитать джентльменов!), я решила немножко «окультурить» их музыкальные вкусы. Ситуация располагала неимоверно: все радиостанции, транслирующие современную музыку, на этом промежутке дороги молчали, так что идея «окультуривания» выглядела совершенно естественной.
Найдя кассету с классикой, я вставила ее в магнитофон. Музыка Вивальди органично подчеркивала чудесный ландшафт за окном, и мальчики притихли. «Что это за музыка? – спросила я ехидно. – Знаете?» Не привыкший отмалчиваться сын храбро предположил: «Бетховен?» «Нет, – с удовольствием констатировала я, – это не Бетховен». Его друг рисковать не стал, и вторая версия не прозвучала.
«Это Вивальди, – миролюбиво прокомментировала я, – «Времена года», «Зима». Вообще-то известное произведение...» Мальчики солидарно молчали. Поскольку кассета была собрана из различных популярных классических произведений, то точно так же не были опознаны Шопен, Чайковский и первая часть «Лунной сонаты» Бетховена. Потрясающее невежество! Но отечественные педагоги, как вы понимаете, так просто не сдаются. И я ринулась залатывать неприлично огромные дыры в образовательном пространстве двух школьников. Стараясь понемножку рассказать им о том или ином композиторе, говорила и об истории создания звучащего произведения, и о принципах построения музыкальных тем... Сын с приятелем покорно слушали. Муж деликатно не вмешивался, разрываясь между мужской солидарностью и родительской ответственностью за уровень образования отпрыска. Но весь его вид добродушно говорил: «Оставь ты в покое детей! Им сейчас интересно совсем другое!» Но я, шокированная музыкальной неосведомленностью молодых людей, решила восполнить эти пробелы хотя бы с помощью импровизированного блиц-курса. Ведь «как же этого можно не знать?!»
Кассета неожиданно закончилась, вылетев из гнезда. Дети вздохнули с облегчением. Как всегда бывает в таких случаях, громкость кассеты не совпала с громкостью радиостанции, и в машине раздалась оглушительная музыка, которую частенько передавали «по просьбам слушателей».
Пока я убирала кассету на место и искала клавишу уменьшения громкости, мальчишки, сидевшие на заднем сиденье, наслаждались знакомыми ритмами. И тут сын, повторяя мою интонацию получасовой давности, спросил меня: «Мама, а ты знаешь, как называется эта музыка?»
Муж, наблюдавший за нашим «поединком», от души расхохотался – иллюстрация моей любимой идеи взаимовоспитания удалась на славу. Я тоже не удержалась: «Ну класс! Молодцы! Хорошо сориентировались». Дети, оценившие нашу самоиронию, тоже довольно улыбались. Приятель сына с благородством в голосе (женщин не унижают!) просветил меня: «Да это же «Нирвана», слышали?»... Ах, ну конечно! 14 футболок огромного размера с одним и тем же лицом, восемь портретов на стене, бесчисленное количество СD-дисков. Это он самый и есть? Курт Кобейн? Приятно познакомиться....
...В город мы прибыли в чудесном настроении: победителей у нас не было, как, впрочем, и проигравших. Каждому – свое. Странно, однако... Почему мы требуем от детей знать то, что дорого нам, а сами не торопимся познакомиться с тем, что актуально для них? Разве это справедливо?
В конце концов, Бог с ним, с целым обществом. Ведь префигуративный уклад вполне возможно построить в отдельно взятой заинтересованной семье. Потому что учитель – это не тот, кто знает больше, а тот, кто знает другое. Вот такую простую формулу совершенно неожиданно подарили мне два обычных тинейджера теплым летним днем. За что им огромное спасибо.
Почти эпилог
Этим летом, наблюдая за нашими дачными бабушками, разгуливающими по двору в ослепительно черных футболках с портретом Курта Кобейна во всю грудь (сын раздарил широким жестом!), я с улыбкой вспоминала их «пророчества». «Нирвану» сменили «Продиджи», а после – Розенбаум с Макаревичем, футболки с портретами – стильные майки со скромным фирменным значком, широченные штаны были бесповоротно вытеснены элегантными черными брюками... Слава богу, что не сбылось! Но сами бабушки об этом не вспоминают – выходя на огород, все они похожи на отлично экипированную команду фанов, активно проявляющую солидарность с мировой поп-культурой. Глядя на них, теперь уже сын смеется: неужели я такое носил? Впрочем, старшее поколение не обижается. Как-никак, а футболки-то удобные...


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"